Судебная практика по ст162 ч1 коап рф

Содержание:

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 11.04.2018 N 10-П18 Приговор: Осужденные 1, 3 — по ч. 2 ст. 162 УК РФ за разбой, ч. 4 ст. 166 УК РФ за неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, п. п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство. Определение ВС РФ: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку дело рассмотрено судом кассационной инстанции с участием прокурора, но в отсутствие защитников осужденных, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 11 апреля 2018 г. N 10-П18

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Серкова П.П.,

членов Президиума — Давыдова В.А., Нечаева В.И., Петровой Т.А., Свириденко О.М., Тимошина Н.В., Харламова А.С., Хомчика В.В., —

при секретаре Кепель С.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Самойлова А.Е. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 2007 года.

По приговору Иркутского областного суда от 8 декабря 2006 года

Самойлов Алексей Евгеньевич, судимый 27 сентября 2005 года по п. п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год условно с испытательным сроком 1 год,

осужден к лишению свободы:

по ч. 2 ст. 162 УК РФ на 7 лет;

по ч. 4 ст. 166 УК РФ на 8 лет;

на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 17 лет.

В соответствии со ст. ст. 70, 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 27 сентября 2005 года отменено, полностью присоединено неотбытое наказание по этому приговору и окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Богдан Евгений Сергеевич, ранее несудимый,

осужден к лишению свободы:

по ч. 2 ст. 162 УК РФ на 6 лет;

по ч. 4 ст. 166 УК РФ на 7 лет;

на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 2007 года приговор в отношении Самойлова А.Е. оставлен без изменения.

Постановлением Иркутского районного суда Иркутской области от 30 июля 2010 года, вынесенным в порядке, предусмотренном ст. ст. 397, 399 УПК РФ, приговор Иркутского областного суда от 8 декабря 2006 года в отношении Самойлова А.Е. изменен, наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ смягчено до 6 лет 6 месяцев лишения свободы, по п. п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ — до 13 лет лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ — до 14 лет 6 месяцев лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет 6 месяцев.

Постановлением Иркутского районного суда Иркутской области от 15 июня 2011 года, вынесенным в порядке, предусмотренном ст. ст. 397, 399 УПК РФ, постановлено считать Самойлова А.Е. осужденным по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 N 26-ФЗ) к лишению свободы сроком на 6 лет 4 месяца, по п. п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ — к лишению свободы сроком на 13 лет, по ч. 4 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 N 26-ФЗ) — к лишению свободы сроком на 7 лет 10 месяцев, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ — к лишению свободы сроком на 14 лет 3 месяца, в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров — к лишению свободы сроком на 15 лет 3 месяца с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Братского районного суда Иркутской области от 9 сентября 2011 года, вынесенным в порядке, предусмотренном ст. ст. 397, 399 УПК РФ, действия Богдана Е.С. переквалифицированы с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 N 26-ФЗ) со снижением наказания на 2 месяца лишения свободы, с ч. 4 ст. 166 УК РФ на ч. 4 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 N 26-ФЗ) со снижением наказания на 3 месяца лишения свободы, по совокупности преступлений, предусмотренных п. п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 N 26-ФЗ), ч. 4 ст. 166 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 N 26-ФЗ), на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ наказание снижено до 14 лет 4 месяцев лишения свободы.

В надзорной жалобе осужденный Самойлов А.Е. просит отменить кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 2007 года.

В отношении Богдана Е.С. уголовное дело рассматривается в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 412.12 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Куменкова А.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание состоявшихся судебных решений, доводы надзорной жалобы, послужившие основанием ее передачи с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г., объяснения осужденного Самойлова А.Е., адвоката Шаповаловой Н.Ю., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

Самойлов А.Е. и Богдан Е.С. признаны виновными в совершении разбойного нападения на С. группой лиц по предварительному сговору, в завладении автомобилем потерпевшего группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в убийстве С. группой лиц по предварительному сговору, с целью сокрытия преступления. Согласно приговору, преступления совершены в ночь с 3 на 4 апреля 2006 года.

Осужденный Самойлов А.Е. в надзорной жалобе просит отменить кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 2007 года, указывает, что уголовное дело судом кассационной инстанции рассмотрено в отсутствие адвоката, хотя его участие являлось обязательным, он от услуг защитника не отказывался.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе, проверив материалы дела в соответствии с ч. 1 ст. 412.12 УПК РФ, находит кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 2007 года в отношении Самойлова А.Е. и Богдана Е.С. подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 412.9 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального законов, повлиявшие на исход дела.

Согласно п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, предусмотренном ст. 52 УПК РФ, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

В соответствии с ч. 2 ст. 47 УПК РФ положения данного закона распространяются также и на осужденных.

Самойлов А.Е. и Богдан Е.С. в числе других преступлений признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п. п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Уголовное дело судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном главой 45 УПК РФ, рассмотрено с участием прокурора, но в отсутствие защитников осужденных. При этом данных о том, что они отказались от помощи адвокатов в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ, в материалах дела нет.

При таких обстоятельствах право осужденных Самойлова А.Е. и Богдана Е.С. на защиту в суде кассационной инстанции было нарушено.

Указанное нарушение уголовно-процессуального закона, допущенное судом кассационной инстанции, является существенным, в связи с чем кассационное определение подлежит отмене.

Уголовное дело в отношении Самойлова А.Е. и Богдана Е.С. подлежит передаче на новое кассационное рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 45 УПК РФ.

В связи с отменой кассационного определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отмене подлежат судебные решения, вынесенные в порядке исполнения вступившего в законную силу приговора: постановления Иркутского районного суда Иркутской области от 30 июля 2010 года, от 15 июня 2011 года в отношении Самойлова А.Е., постановление Братского районного суда Иркутской области от 9 сентября 2011 года в отношении Богдана Е.С.

Принимая во внимание, что Самойлов А.Е. и Богдан Е.С. осуждены к лишению свободы за особо тяжкие преступления, могут скрыться от суда и таким образом воспрепятствовать производству по делу в разумные сроки, а также в целях обеспечения исполнения приговора в соответствии с ч. 2 ст. 97 УПК РФ, Президиум на основании ст. ст. 97, 108, 255 УПК РФ избирает им меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 412.10, п. 5 ч. 1 ст. 412.11 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 26 сентября 2007 года в отношении Самойлова Алексея Евгеньевича, Богдана Евгения Сергеевича постановления Иркутского районного суда Иркутской области от 30 июля 2010 года, от 15 июня 2011 года в отношении Самойлова А.Е., постановление Братского районного суда Иркутской области от 9 сентября 2011 года в отношении Богдана Е.С. отменить, уголовное дело передать на новое кассационное рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 45 УПК РФ.

Избрать в отношении Самойлова А.Е. и Богдана Е.С. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок до 11 июля 2018 года.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17.05.2017 N 72П17 Приговор: Осужденные-1, 2 — по п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой; осужденный-1 — по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 167 УК РФ за пособничество умышленному уничтожению имущества. Определение ВС РФ: Уголовное дело передано на новое кассационное рассмотрение, поскольку дело было рассмотрено с участием прокурора, но в отсутствие защитников осужденных, при этом данных о том, что они отказались от помощи адвокатов в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ, не имеется. Таким образом, при рассмотрении уголовного дела в порядке, предусмотренном главой 45 УПК РФ, было нарушено право осужденных на защиту, то есть допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, повлиявшее на исход дела.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 17 мая 2017 г. N 72-П17

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Нечаева В.И.,

членов Президиума — Давыдова В.А., Рудакова С.В., Свириденко О.М., Тимошина Н.В., Харламова А.С., Хомчика В.В., —

при секретаре Кепель С.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Мамеева Н.М. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2008 года.

По приговору Ульяновского областного суда от 3 апреля 2008 года

Мамеев Н.М. ранее судимый 2 сентября 2003 года (с учетом внесенных изменений) по п. п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162, п. п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) к лишению свободы сроком на 5 лет и освобожденный условно-досрочно 7 ноября 2006 года на 1 год 5 месяцев 29 дней,

осужден к лишению свободы:

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 10 лет 6 месяцев;

по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 167 УК РФ на 9 месяцев;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 17 лет 11 месяцев;

на основании ст. 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытого наказания по приговору от 2 сентября 2003 года окончательно на 18 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Ивлев А.Ф. ранее не судимый,

осужден к лишению свободы:

по п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет 6 месяцев;

по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 10 лет;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2008 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением Заволжского районного суда г. Ульяновска от 4 сентября 2012 года, вынесенным в порядке, предусмотренном ст. ст. 397, 399 УПК РФ, в отношении Мамеева Н.М. наказание по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ смягчено до 9 лет 10 месяцев лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 17 лет 5 месяцев лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет 6 месяцев.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Ульяновского областного суда от 21 ноября 2012 года постановление оставлено без изменения.

По делу осужден также Ивлев М.Ф., скончавшийся 30 июля 2010 года.

Осужденный Мамеев Н.М. в надзорной жалобе просит отменить кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

В отношении Ивлева А.Ф. уголовное дело рассматривается в порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 412.12 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Куменкова А.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание состоявшихся судебных решений, доводы надзорной жалобы, послужившие основанием ее передачи с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г., объяснения осужденного Мамеева Н.М., адвоката Урсола А.Л., Президиум Верховного Суда Российской Федерации

Мамеев Н.М. и Ивлев А.Ф. признаны виновными в совершении разбойного нападения на Б. и Б. группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в убийстве Б., сопряженном с разбоем, группой лиц по предварительному сговору.

Мамеев Н.М., кроме того, осужден за пособничество умышленному уничтожению имущества, повлекшему причинение значительного ущерба. Преступления согласно приговору совершены в ночь с 17 на 18 апреля 2007 года.

Осужденный Мамеев Н.М. в надзорной жалобе просит отменить кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, указывает, что при рассмотрении дела в кассационном порядке было нарушено его право на защиту, уголовное дело судом кассационной инстанции рассмотрено в отсутствие защитника, хотя от услуг адвоката он не отказывался.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе, проверив материалы дела в соответствии с ч. 1 ст. 412.12 УПК РФ, находит кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в отношении Мамеева Н.М. и Ивлева А.Ф. подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 412.9 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда в порядке надзора являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального законов, повлиявшие на исход дела.

Согласно п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, предусмотренном ст. 52 УПК РФ, если лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше пятнадцати лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь.

В соответствии с ч. 2 ст. 47 УПК РФ положения данного закона распространяются также и на осужденных.

Мамеев Н.М. и Ивлев А.Ф. в числе других преступлений признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Уголовное дело в кассационном порядке рассмотрено с участием прокурора, но в отсутствие защитников осужденных. При этом данных о том, что они отказались от помощи адвокатов в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ, в материалах дела нет.

Таким образом, при рассмотрении кассационной инстанцией уголовного дела в порядке, предусмотренном главой 45 УПК РФ, вопреки требованиям п. п. 1, 5 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, было нарушено право осужденных Мамеева Н.М. и Ивлева А.Ф. на защиту, т.е. допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, повлиявшее на исход дела, в связи с чем кассационное определение в отношении них в соответствии с ч. 1 ст. 412.9 УПК РФ подлежит отмене, а уголовное дело — передаче на новое кассационное рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 45 УПК РФ.

В связи с отменой кассационного определения, подлежат отмене постановление Заволжского районного суда г. Ульяновска от 4 сентября 2012 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ульяновского областного суда от 21 ноября 2012 года в отношении Мамеева Н.М. в части пересмотра приговора от 3 апреля 2008 года, вынесенные в порядке, предусмотренном ст. ст. 397, 399 УПК РФ.

Принимая во внимание, что Мамеев Н.М. и Ивлев А.Ф. осуждены к лишению свободы за особо тяжкие преступления, могут скрыться от суда и таким образом воспрепятствовать производству по делу в разумные сроки, Президиум в соответствии со ст. ст. 97, 108, 255 УПК РФ избирает им меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 412.10, п. 5 ч. 1 ст. 412.11 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2008 года в отношении Мамеева Н.М. и Ивлева А.Ф. постановление Заволжского районного суда г. Ульяновска от 4 сентября 2012 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ульяновского областного суда от 21 ноября 2012 года в части пересмотра приговора от 3 апреля 2008 года в отношении Мамеева Н.М. отменить, уголовное дело передать на новое кассационное рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 45 УПК РФ.

Избрать в отношении Мамеева Н.М. и Ивлева А.Ф. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок до 17 августа 2017 года.

Приговор № 1-2/2016 от 29 марта 2016 г. по делу № 1-2/2016

Именем Российской Федерации

, РД 29 марта 2016 года

Кизлярский городской суд Республики Дагестан в составе:

Председательствующего судьи Августина А.А.,

при секретаре судебного заседания ФИО2,

с участием государственного обвинителя — помощника прокурора

адвоката подсудимого ФИО6,

представившего удостоверение № и ордер № от ДД.ММ.ГГГГ,

рассмотрев в РД в открытом судебном заседании судьей единолично материалы уголовного дела в отношении:

ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца , Республики Дагестан, проживающего по адресу: , гражданина РФ, имеющего среднее образование, женатого, имеющего одного несовершеннолетнего и одного малолетнего ребенка, временно не работающего, военнообязанного, ранее судимого ДД.ММ.ГГГГ по приговору Ленинского районного суда РД по п. «б», ч. 3 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 21. Преступления против собственности > Статья 162. Разбой’ target=’_blank’>162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по постановлению Кировского районного суда , ПД от ДД.ММ.ГГГГ действия ФИО1 переквалифицированы на ч. 3 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 21. Преступления против собственности > Статья 162. Разбой’ target=’_blank’>162 УК РФ, наказание, назначенное по приговору Ленинского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ снижено до 7 лет 6 месяцев лишения свободы, по постановлению Советского районного суда РД от ДД.ММ.ГГГГ освобожден ДД.ММ.ГГГГ условно-досрочно на оставшийся срок 2 года 3 месяца 22 дня; ДД.ММ.ГГГГ по приговору Советского районного суда по ч. 1 ст. Особенная часть > Раздел IX. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка > Глава 24. Преступления против общественной безопасности > Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов’ target=’_blank’>222 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на два года, осужден по приговору Ленинского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ по ч. 1 ст. Особенная часть > Раздел IX. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка > Глава 25. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности > Статья 228.2. Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ’ target=’_blank’>228, ч. 1 ст. Особенная часть > Раздел IX. Преступления против общественной безопасности и общественного порядка > Глава 25. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности > Статья 228.2. Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ’ target=’_blank’>228 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

ФИО1 заведомо зная о свойствах наркотического средства «марихуана» в период времени с ДД.ММ.ГГГГ, точное время органами дознания не установлено, при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрел наркотическое средство, являющееся согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ — наркотическим средством каннабис (марихуана), масса которого в высушенном виде составляет 7,8 гр., которое хранил при себе для личного употребления.

Подсудимый ФИО1 при ознакомлении с материалами уголовного дела, после консультации со своим защитником заявил ходатайство о применении особого порядка постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

В судебном заседании подсудимый ФИО1 виновным себя в незаконном приобретении, хранении и перевозке без цели сбыта наркотического средства, в значительном размере признал полностью, согласился с предъявленным ему обвинением и поддержал свое ходатайство о применении особого порядка постановления приговора без судебного разбирательства. Он пояснил, что понимает, в чем состоит существо особого порядка постановления приговора без судебного разбирательства и каковы его процессуальные последствия. Ходатайство заявлено им добровольно, после консультации с защитником.

Вина подсудимого ФИО1 в незаконном приобретении, хранении и перевозке без цели сбыта наркотического средства, в значительном размере, собранными по делу доказательствами полностью доказана.

Совершенное подсудимым преступление законом отнесено к категории преступлений небольшой тяжести и поэтому у суда не имеется оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с частью шестой статьи Общая часть > Раздел II. Преступление > Глава 3. Понятие преступления и виды преступлений > Статья 15. Категории преступлений’ target=’_blank’>15 Уголовного кодекса Российской Федерации.

ФИО1 ранее судим ДД.ММ.ГГГГ за совершение особо тяжкого преступления по приговору Ленинского районного суда РД по п. «б», ч. 3 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 21. Преступления против собственности > Статья 162. Разбой’ target=’_blank’>162 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по постановлению Кировского районного суда , ПД от ДД.ММ.ГГГГ действия ФИО1 переквалифицированы на ч. 3 ст. Особенная часть > Раздел VIII. Преступления в сфере экономики > Глава 21. Преступления против собственности > Статья 162. Разбой’ target=’_blank’>162 УК РФ, наказание, назначенное по приговору Ленинского районного суда от ДД.ММ.ГГГГ снижено до 7 лет 6 месяцев лишения свободы, по постановлению Советского районного суда РД от ДД.ММ.ГГГГ освобожден ДД.ММ.ГГГГ условно-досрочно на оставшийся срок 2 года 3 месяца 22 дня.

В соответствии со ст. Общая часть > Раздел III. Наказание > Глава 10. Назначение наказания > Статья 68. Назначение наказания при рецидиве преступлений’ target=’_blank’>68 ч. 2 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного подсудимым преступления, данные о личности виновного, обстоятельства, влияющие на наказание и на его исправление.

Суд учитывает, что ФИО1 полностью признал свою вину в совершении преступления и в содеянном раскаялся, по месту жительства характеризуется отрицательно, имеет на иждивении одного несовершеннолетнего ребенка инвалида и одного малолетнего ребенка инвалида, ранее судим, на учете у врача психиатра не состоит, с 2015 года в Республиканском наркологическом диспансере состоит на учете с диагнозом опийная наркомания (л.д. л.д. 66-72, 77-78, 87-88).

При определении вида и размера наказания, его влияния на исправление и перевоспитание подсудимого, суд приходит к выводу о возможности достижения целей наказания в отношении ФИО1 путем назначения ему наказания в виде реального лишения свободы.

Суд считает, что оснований для изменения меры пресечения ранее избранной в отношении ФИО1 в виде содержания под стражей до вступления приговора в законную силу у суда не имеется.

Суд считает необходимым вещественные доказательства: бумажный конверт с содержимым: полимерный пакет с наркотическим средством «марихуана» весом 7,44 гр., три полимерных пакета со смывами с полости рта и ладоней поверхности рук полученными у ФИО4, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ЛОП на – уничтожить.

Срок отбытия наказания исчислять с ДД.ММ.ГГГГ.

В назначенный ФИО1 срок лишения свободы зачесть отбытую им часть наказания по указанному приговору Ленинского районного суда с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ.

Меру пресечения в отношении ФИО1 в виде содержания под стражей, до вступления приговора в законную силу, оставить без изменения.

Вещественные доказательства: бумажный конверт с содержимым: полимерный пакет с наркотическим средством «марихуана» весом 7,44 гр., три полимерных пакета со смывами с полости рта и ладоней поверхности рук полученными у ФИО1, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ЛОП на – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный суд РД в течение 10 суток со дня провозглашения. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Обзор судебной практики Челябинского областного суда за второй квартал 2010 года

Обзор
судебной практики Челябинского областного суда
за второй квартал 2010 года

Судебная практика по уголовным делам

1. Действия виновных лиц переквалифицированы с кражи на угон в связи с недоказанностью умысла на хищение автомобиля и предварительного сговора на совершение преступления.

Суд первой инстанции признал А. и Д. виновными в краже автомобиля П., совершенной группой лиц по предварительному сговору, и согласился с юридической оценкой их действий по п.п. «а» и «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, данной органами предварительного следствия.

Однако суд надзорной инстанции переквалифицировал действия А. и Д. на угон в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

В ходе предварительного и судебного следствий было установлено, что потерпевший П., находясь в состоянии алкогольного опьянения, оставил свой автомобиль на улице с открытыми дверями и ключами в замке зажигания. В таком состоянии автомобиль был замечен Д., который сел в салон и, подъехав к А., предложил ему покататься по городу. Затем А. и Д. решили поехать в другой город, но в дороге автомобиль сломался, поэтому они его бросили и скрылись.

Таким образом, осужденные завладели автомобилем П. неправомерно, но без цели хищения. При этом заранее на совершение данных действий они не договаривались, А. присоединился к Д. в процессе угона.

(постановление президиума N 44у-189/2010)

2. Применение насилия в подтверждение угрозы убийством охватывается ч. 1 ст. 119 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

П.А. был признан виновным в нанесении побоев П.Л., угрозе убийством в ее адрес, а также в оскорблении П.Л. Его действия были квалифицированы как три самостоятельных преступления, предусмотренных ч. 1 ст. 119 , ч. 1 ст. 116 и ч. 1 ст. 130 УК РФ.

Вместе с тем обстоятельства дела свидетельствуют о том, что все действия осужденного, связанные с применением насилия, сопровождались словесными угрозами убийством потерпевшей и фактически были направлены на создание реальности намерения их осуществить. Применение насилия в виде побоев в данном случае явилось частью объективной стороны состава более тяжкого преступления — угрозы убийством.

Так, согласно приговору, П.А. в ходе конфликта с П.Л. схватил ее руками за шею, сдавливал несколько секунд, высказывая угрозы убийством, затем повалил П.Л. на пол и нанес ей не менее пяти ударов ногами по голове и телу, после чего схватил в руки гладильную доску и стал замахиваться на П.Л., продолжая высказывать угрозы убийством.

При таких обстоятельствах суд надзорной инстанции исключил осуждение П.А. по ч. 1 ст. 116 УК РФ, как излишне вмененное.

(постановление президиума N 44у-198/2010)

3. Квалифицируя действия осужденного, суд не учел положения ст. 9 УК РФ, в соответствии с которыми преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления.

В марте 2008 года осужденный П. произвел незаконную рубку лесных насаждений, причинив ущерб в сумме 219 415 рублей. Действия виновного квалифицированы судом первой инстанции по ч. 3 ст. 260 УК РФ по признаку совершения преступления в особо крупном размере.

Суд кассационной инстанции с такой юридической оценкой действий П. не согласился по следующим мотивам.

Во время совершения преступления в марте 2008 года примечание к ст. 260 УК РФ действовало в редакции Федерального закона от 04 декабря 2006 года N 201-ФЗ, согласно которому под особо крупным размером понималась сумма, превышающая 250 000 рублей. Исходя из установленного судом размера причиненного ущерба, действия П. надлежало квалифицировать по признаку совершения преступления в крупном размере, то есть по п. «г» ч. 2 ст. 260 УК РФ.

(кассационное определение 22-3865/2010)

4. В действиях лица, имеющего судимость и совершившего по неосторожности преступление средней тяжести, рецидив преступлений отсутствует.

С. признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, и осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к лишению свободы сроком на 2 года 6 месяцев с лишением права управлять транспортным средством сроком на 2 года, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Преступление совершено С. в период непогашенной судимости за тяжкое преступление.

Согласно ч. 1 ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

Поскольку новое преступление, совершенное С., отнесено законом к категории неосторожных, вывод суда первой инстанции о наличии в его действиях рецидива преступлений противоречит положению ч. 1 ст. 18 УК РФ. В связи с чем судебная коллегия изменила приговор, исключив из него указание о наличии у С. рецидива преступлений, и снизила назначенное осужденному наказание.

(кассационное определение N 22-3680/2010)

5. Обстоятельства, смягчающие наказание, указанные в обвинительном заключении или в обвинительном акте, подлежат обязательному обсуждению в приговоре.

Показания, изобличающие других участников преступления, могут быть признаны в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, и тогда, когда осужденный впоследствии изменил эти показания.

В обвинительном заключении было указано на наличие у П. обстоятельства, смягчающего его наказание, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, в виде активного способствования раскрытию преступления и изобличению других участников преступления, которое выразилось в подробных показаниях П. о совершенном преступлении и действиях других соучастников преступления.

В судебном заседании П. подтвердил свои показания, однако стал утверждать, что организатором преступления являлся он, а не М., на которого он указывал в ходе предварительного следствия.

Суд первой инстанции признал доводы П. о причине изменения показаний (психологическое давление со стороны следователя) несостоятельными и положил в основу приговора первоначальные показания осужденного, данные им в ходе следствия. Относительно обстоятельства, смягчающего наказание П., указанного в обвинительном заключении, суд никакого суждения в приговоре не сделал.

Суд кассационной инстанции посчитал, что активное способствование раскрытию преступления должно оцениваться с учетом временного признака. По мнению суда второй инстанции, осужденный П. должен был совершать действия, способствующие раскрытию преступления, вплоть до вынесения по делу окончательного решения, однако он в судебном заседании свои показания изменил.

Президиум областного суда изменил приговор в отношении П., признал наличие в его действиях смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и снизил наказание с учетом положений ч.1 ст. 62 УК РФ. При этом суд надзорной инстанции указал, что, признавая конкретные показания осужденного П. достоверными, суд первой инстанции не дал оценки их значению в раскрытии преступления и изобличении его организатора — осужденного М. Вывод суда второй инстанции об отсутствии у П. обстоятельства, смягчающего его наказание, противоречит фактическим обстоятельствам дела, согласно которым показания, данные П. в ходе предварительного следствия, были положены в основу обвинительного приговора.

(постановление президиума N 44у-195/2010)

6. Отсутствие у виновного лица «водительских прав» не исключает назначение ему дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством на определенный срок.

Не имея соответствующего разрешения на право управления транспортным средством, А. допустил нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека и причинение тяжкого вреда здоровью другого человека. Суд квалифицировал действия А. по ч. 3 ст. 264 УК РФ и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года условно с испытательным сроком в 3 года.

Однако, кроме основного наказания в виде лишения свободы, санкция ч. 3 ст. 264 УК РФ предусматривает обязательное назначение дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством на срок до 3 лет.

По смыслу уголовного закона дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством может быть назначено как лицу, которому в установленном порядке было выдано соответствующее удостоверение, так и лицу, управлявшему автомобилем без него. Суд первой инстанции данные положения уголовного закона не выполнил. В связи с чем судебная коллегия отменила приговор и направила дело на новое судебное разбирательство.

(кассационное определение N 22-2239/2010)

7. При смягчении наказания по последнему приговору подлежит смягчению и наказание, назначенное по правилам ст. 70 УК РФ.

Осужденному П. было назначено наказание по п.п. «б» , «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 2 года, по ч. 3 ст. 162 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 7 лет со штрафом в размере 20 000 рублей. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 8 лет лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей. В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 20 000 рублей.

В кассационном порядке приговор в отношении П. был изменен, ему было снижено наказание, назначенное по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, до 7 лет 10 месяцев лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменений.

Однако при смягчении наказания по последнему приговору, наказание, назначенное по правилам ст. 70 УК РФ, также подлежало смягчению, поскольку присоединенная часть неотбытого наказания по предыдущему приговору не могла быть увеличена в кассационном порядке (Исходя из резолютивной части кассационного определения по ст. 70 УК РФ осужденному присоединены 1 год 2 месяца лишения свободы, тогда как по приговору — 1 год).

По этим основаниям суд надзорной инстанции внес изменения в приговор и кассационное определение, снизив П. окончательное наказание по ст. 70 УК РФ до 8 лет 10 месяцев лишения свободы.

(постановление президиума N 44у-207/2010)

8. Суд кассационной инстанции прекратил уголовное дело в связи с примирением потерпевших с подсудимым, признав возбуждение дознавателем уголовного дела частного обвинения незаконным.

Дознаватель с согласия прокурора возбудил уголовные дела в отношении К.С. по ч. 1 ст. 116 и по ч. 1 ст. 130 УК РФ. Основанием для возбуждения дел частного обвинения дознавателем явилось то, что потерпевшие в силу своей юридической неграмотности не могли самостоятельно защищать свои права и законные интересы.

В судебном заседании потерпевшие указали о желании прекратить уголовное преследование К.С. в связи с достигнутым примирением. Мировой судья и суд апелляционной инстанции оставили данные заявления без внимания и не дали им надлежащей оценки.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор мирового судьи и приговор районного суда, постановленный по итогам рассмотрения дела в апелляционном порядке, в части осуждения К.С. по ч. 1 ст. 116 и ч. 1 ст. 130 УК РФ, производство по делу в данной части прекратила на основании ч. 2 ст. 20 УПК РФ в связи с примирением сторон. При этом суд второй инстанции указал в своем определении следующее.

Согласно ч. 4 ст. 20 УПК РФ дознаватель, с согласия прокурора, вправе возбудить дело частного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. По данному делу дознаватель в постановлениях о возбуждении уголовных дел не привел оснований, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, которые позволяли бы ему осуществлять уголовное преследование по делам частного обвинения. По смыслу закона отсутствие у потерпевших по делам частного обвинения юридического образования может быть восполнено участием в деле их представителя в лице адвоката.

Таким образом, дознавателем произвольно было ограничено право потерпевших на примирение с подсудимым только по правилам ст. 25 УПК РФ.

(кассационное определение N 22-2418/2010)

9. Неправильное применение уголовного закона при назначении подсудимому наказания послужило основанием к отмене приговора и направлению дела на новое рассмотрение.

К. признана виновной в совершении мошенничества, и ее действия квалифицированы по ч. 1 ст. 159 УК РФ (по трем преступлениям), а также по ч. 2 ст. 159 УК РФ. Согласно резолютивной части приговора, осужденной назначено наказание по ч. 1 ст. 159 УК РФ по каждому из трех преступлений «в виде 1 года»; по ч. 2 ст. 159 УК РФ «в виде 2 лет».

В соответствии с положениями п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным. Суд первой инстанции данные требования закона не выполнил, поскольку не указал вид назначенного К. наказания за каждое преступление. Данное обстоятельство послужило основанием к отмене приговора и направлению дела на новое судебное разбирательство.

(кассационное определение N 22-3738/2010)

10. Порядок принятия судебного решения о взыскании процессуальных издержек должен гарантировать защиту прав осужденного и соответствовать критериям справедливого судебного разбирательства.

С осужденного Ш. постановлением суда были взысканы судебные издержки в сумме 8 538 рублей 75 копеек в возмещение расходов государства на оплату услуг адвоката.

Установлено, что защиту Ш. в судебном заседании осуществлял по назначению суда адвокат М., который 14 июля 2008 года обратился в суд с заявлением об оплате своего труда. Из протокола судебного заседания видно, что заявление адвоката не оглашалось, стороны не высказывали по нему свое мнение, осужденному не разъяснялись положения ч. 1 ст. 132 УПК РФ, постановление суда по данному вопросу не оглашалось.

Таким образом, вопрос о взыскании судебных издержек был решен не только без участия осужденного Ш., но и без его уведомления об этом, в результате чего он был лишен возможности высказать свое мнение по этому поводу.

Суд надзорной инстанции отменил постановление о взыскании процессуальных издержек и направил уголовное дело в этой части в тот же суд первой инстанции на новое рассмотрение.

(постановление президиума N 44у-178/2010)

Ответы на вопросы

Вопрос 1. В какой срок обжалуются постановления (определения) суда об избрании меры пресечения в виде заключения подсудимого под стражу и о продлении данной меры пресечения, вынесенные в порядке статьи 255 УПК РФ?

Ответ. Статья 255 УПК РФ (Решение вопроса о мере пресечения) относится к общим условиям судебного разбирательства. Тогда как статья 108 (Заключение под стражу) и статья 109 (Сроки содержания под стражей) УПК РФ подробно регламентируют порядок избрания данной меры пресечения. Кроме того, в части 10 статьи 108 УПК РФ сказано о том, что если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносит определение или постановление.

В пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 28 от 23 декабря 2008 года «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций» разъяснено: в связи с тем, что части 4 и 11 статьи 108 УПК РФ и часть 8 статьи 109 УПК РФ устанавливают сокращенные сроки рассмотрения ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей, равно как и срока, установленного для обжалования решений об этом в кассационном порядке, такие решения могут быть обжалованы в вышестоящий суд в кассационном порядке в течение 3 суток со дня их вынесения и подлежат рассмотрению в тот же срок со дня поступления жалобы или представления.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод о том, что постановления и определения об избрании меры пресечения в виде заключения подсудимого под стражу или о продлении данной меры пресечения, вынесенные в порядке статьи 255 УПК РФ, подлежат обжалованию в кассационном порядке в течение 3 суток со дня их вынесения.

Об этом сказано и в Определении Конституционного Суда РФ N 293-О от 15 июля 2003 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Романовой Ларисы Валерьевны на нарушение ее конституционных прав частью четвертой статьи 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Вопрос 2. В случаях вынесения постановления (определения) в порядке части 3 статьи 237 или статьи 255 УПК РФ необходимо ли разъяснять обвиняемому его кассационные права?

Ответ. Помимо незамедлительного вручения обвиняемому копии постановления (определения) о заключении под стражу или о продлении срока содержания под стражей, судам необходимо разъяснять обвиняемому следующие права: а) право обжалования постановления (определения) в течение 3-х суток со дня его вынесения; б) право обвиняемого на участие в заседании суда кассационной инстанции; в) право пользоваться защитником, приглашенным самим обвиняемым либо назначенным судом. Данные разъяснения оформляются в виде отдельного документа, изготавливаются в двух экземплярах, один из которых с подписью обвиняемого приобщается к материалам производства.

Вопрос 3. Необходимо ли извещать обвиняемого, в отношении которого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу или в отношении которого продлен срок действия этой меры пресечения, о том, что суд кассационной инстанции рассматривает жалобы или представление в течение 3-х суток со дня их поступления?

Ответ. Да, необходимо. Это делается после оглашения постановления (определения) с отражением данного извещения в протоколе судебного заседания или отдельным пунктом в документе, называемом «разъяснение кассационных прав обвиняемого», который подлежит вручению обвиняемому (см. ответ на вопрос 3 ).

Вопрос 4. В течение какого времени суд первой инстанции может готовить материал по мере пресечения в виде заключения под стражу к кассационному рассмотрению?

Ответ. Исходя из того, что законом установлены предельно сжатые сроки подачи и рассмотрения жалоб на постановления (определения) о заключении под стражу и о продлении срока действия данной меры пресечения, подготовительные действия суда первой инстанции должны быть оперативными. Так, судам следует безотлагательно (не позднее 3-х суток) изготавливать протокол судебного заседания, касающийся избрания или продления меры пресечения в виде заключения под стражу, обеспечивать его доступность сторонам, а также незамедлительно рассматривать замечания на указанный протокол. Поскольку статья 358 УПК РФ не содержит требования о направлении возражений в суд, принявший обжалуемое решение, сторонам следует разъяснять право в короткий (конкретно обозначенный) срок предоставить свои возражения в суд, принявший решение, либо непосредственно в суд кассационной инстанции. Формируя материал по мере пресечения суды должны придерживаться перечня копий документов, приведенного в пункте 30 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 22 от 29 октября 2009 года «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста».

Судебная практика по гражданским делам

Производство по делам, возникающим из гражданских правоотношений

1. Ответственность за вред, причиненный в результате ненадлежащего исполнения служебных обязанностей сотрудниками милиции, при отсутствии оснований ответственности, предусмотренных ст.1069 Гражданского кодекса РФ, в соответствии ст. 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации несет работодатель при наличии общих оснований, предусмотренных ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решением суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, удовлетворены требования истца о взыскании с казны г. Челябинска суммы ущерба, причиненного истцу хищением принадлежащей ему автомашины от здания УВД.

При этом суд, ссылаясь на ст. 1069 ГК РФ, исходил из того, что вред причинен в результате ненадлежащего исполнения служебных обязанностей сотрудниками управления, не обеспечившими сохранность автомобиля.

Суд надзорной инстанции признал такое применение норм материального права неправильным и отменил состоявшиеся по делу судебные акты, ссылаясь на следующее.

В соответствии со ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, если вред указанными в данной статье органами и лицами причиняется в сфере властно-административных отношений, то есть в связи с изданием различных властных предписаний (приказов, распоряжений, указаний), адресованных гражданам и юридическим лицам и подлежащих обязательному исполнению и совершением иных незаконных действий (бездействия).

Таким образом, если вред причиняется в результате иной деятельности (служебной, технической и т.д.), то ответственность наступает на общих ( ст. 1064 ГК РФ) или других специальных основаниях.

Как следует из материалов дела, принадлежащий истцу автомобиль утрачен не в связи с действиями работников милиции в сфере властно-административных отношений или совершением иных незаконных действий (бездействия), а в результате необеспечения сохранности автомобиля, находящегося в закрытом для доступа посторонних лиц дворе, работниками УВД, находившимися при исполнении своих иных служебных обязанностей.

При таких обстоятельствах ответственность за вред, причиненный работником при исполнении служебных обязанностей, в соответствии со ст. 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации несет работодатель при наличии общих оснований, предусмотренных ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации.

(постановление президиума N 44-Г-52 /2010)

2. Ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, когда ответственность возникает при наличии вины, если оно не докажет отсутствие своей вины.

Собственник автомобиля обратилась с иском о взыскании с ответчика убытков, указывая, что, используя принадлежащий ей на праве собственности автомобиль по договору аренды, ответчик совершил дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль был поврежден. Страховая компания произвела выплату по договору добровольного страхования поврежденного автомобиля. Поскольку дополнительная утрата товарной стоимости по условиям договора добровольного страхования возмещению не подлежала, то указанную сумму просила взыскать с ответчика, как с причинителя вреда, поскольку дорожно-транспортное происшествие произошло по его вине.

Решением мирового судьи истице отказано в иске по тому основанию, что утрата товарной стоимости подлежит взысканию со страховой компании в соответствии с Федеральным законом от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». С таким выводом мирового судьи согласилась апелляционная инстанция.

Между тем такой вывод суда первой и апелляционной инстанции основан на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии со ст. 1 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» владельцем транспортного средства признается собственник транспортного средства, а также лицо, владеющее транспортным средством на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании. Не является владельцем транспортного средства лицо, управляющее транспортным средством в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем транспортного средства. При этом потерпевшим признается лицо, жизни, здоровью или имуществу которого был причинен вред при использовании транспортного средства иным лицом, в том числе пешеход, водитель транспортного средства, которым причинен вред, и пассажир транспортного средства — участник дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии со ст. 931 Гражданского кодекса РФ страхование ответственности за причинение вреда производится в пользу третьих лиц, перед которыми возникает ответственность.

Ответчик, управляя транспортным средством, принадлежащим страхователю на праве собственности, совершил столкновение с другим автомобилем и является лицом, виновным в дорожно-транспортном происшествии и в причинении вреда имуществу истицы.

Истец, являясь страхователем по договору об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств, не может быть признана потерпевшей в смысле приведенных выше норм материального права.

По общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда ( пункт 1 статьи 1070 , статья 1079 , пункт 1 статьи 1095 , статья 1100 ГК РФ).

(постановление президиума N 44-Г-46/2010)

3. Подтверждением получения денежных средств из кассы предприятия, при заключении договора займа между юридическим лицом и гражданином, является расходный кассовый ордер. Расписка о получении денег не является допустимым доказательством проведения кассовых операций юридическим лицом при условии, если заем не подтвержден бухгалтерскими документами и не отражен на счетах бухгалтерского учета предприятия.

Решением суда истцу отказано в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчицы (заемщика по договору займа, заключенного с юридическим лицом) суммы займа, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что расписка в получении денежных средств в силу ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не является допустимым доказательством проведения кассовых операций юридическими лицами и не подтверждает получение займа заемщиком.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, суд кассационной инстанции сослался на то, что непредставление займодавцем — юридическим лицом в суд расходного кассового ордера о выдаче денег заемщику, а также отсутствие в бухгалтерском балансе займодавца сведений о задолженности, безденежность займа не влечет. Несоблюдение предусмотренного законом порядка ведения кассовых операций на предприятии и баланса не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований о взыскании долга по договору займа.

Суд надзорной инстанции, отменяя определение суда кассационной инстанции и оставляя без изменения решение суда первой инстанции, не согласился с таким выводом суда второй инстанции, указав, что, в соответствии с пунктом 1 статьи 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете», все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Формы документов, которыми должны оформляться в соответствии с требованиями, установленными Постановлением Госкомстата России от 18 августа 1998 года N 88 (с последующими изменениями и дополнениями) «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету кассовых операций, по учету результатов инвентаризации», являются обязательными.

В соответствии с п. 14 Порядка ведения кассовых операций в РФ, утвержденного письмом Центрального Банка России от 04 октября 1993 года N 18, выдача наличных денег из касс предприятия производится по расходным кассовым ордерам или надлежаще оформленным другим документам (платежным ведомостям, заявлениям на выдачу денег, счетам и др.) с наложением на эти документы штампа с реквизитами расходного кассового ордера.

Документы на выдачу денег должны быть подписаны руководителем, главным бухгалтером предприятия или лицами, на это уполномоченными. При выдаче денег по расходному кассовому ордеру отдельному лицу кассир требует предъявления документа, удостоверяющего личность получателя, записывает наименование и номер этого документа, кем и когда он выдан, и отбирает расписку получателя. Расписка в получении денег должна быть сделана получателем только собственноручно с указанием полученной суммы прописью. Выдача денег производится только лицу, указанному в расходном кассовом ордере. Если выдача производится по доверенности, оформленной в установленном порядке, в тексте ордера после фамилии, имени и отчества получателя денег указывается фамилия, имя, отчество лица, которому доверено получение денег ( п. 16 Порядка).

Таким образом, подтверждением получения денежных средств из кассы предприятия является расходный кассовый ордер. Расписка о получении денег не является допустимым доказательством проведения кассовых операций юридическим лицом при условии, если заем не подтвержден бухгалтерскими документами и не отражен на счетах бухгалтерского учета предприятия.

(постановление президиума N 44-Г-40/2010)

4. Вывод суда о недопустимости обращения взыскания на жилое помещение, независимо от его площади, если оно является единственным пригодным для проживания должника, является несостоятельным.

Решением суда отказано в удовлетворении требований взыскателя об определении доли должника в общем совместном имуществе супругов: квартире площадью 150 кв. м, в размере 1/2 доли, равной 75 кв. м, и обращении взыскания на эту долю.

При этом суд исходил из исполнения должником судебного решения путем выплаты ежемесячно суммы 1000 руб., а также того обстоятельства, что спорная квартира является для должника и членов его семьи единственным пригодным для постоянного проживания жилым помещением, в связи с чем недопустимо определение его доли в общем совместном имуществе супругов и ее выделение в целях обращения на нее взыскания по исполнительным документам в соответствии с ч.1 ст. 446 ГПК РФ.

В кассационном порядке решение суда было отменено, при этом суд кассационной инстанции исходил из следующего:

Согласно ст. 255 Гражданского кодекса РФ кредитор участника долевой или совместной собственности при недостаточности у собственника другого имущества вправе предъявить требование о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания.

В силу п.п. 1 , 3 ст. 256 ГК РФ, ст. 34 , ч.1 ст. 45 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. По обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество, находящееся в его собственности, а также на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества.

Исполнение должником решения суда, которым с него взыскана в пользу взыскателя задолженность в размере 1 873 859 рублей 04 копеек, в течение пяти лет путем ежемесячного перечисления по 1000 рублей в отсутствие в установленном законом порядке предоставленной отсрочки исполнения решения суда является в силу ст. 10 ГК РФ недопустимым злоупотреблением правом.

Положение ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, запрещающее обращать взыскание на принадлежащее должнику жилое помещение, являющееся для него и членов его семьи единственным пригодным для проживания, направлено на защиту конституционного права на жилище. Вместе с тем, для законодателя не исключается возможность конкретизировать данное регулирование в части, касающейся размеров такого жилого помещения. Определение же того, относится ли конкретное имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности, к имуществу, на которое может быть обращено взыскание, или оно защищено имущественным иммунитетом, осуществляется судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения соответствующего решения по имеющимся в деле исполнительным документам, а в случае спора — судом.

Таким образом, вывод суда о недопустимости обращения взыскания на жилое помещение, независимо от его площади, если оно является единственным пригодным для проживания должника, является несостоятельным.

В отсутствие законодательного регулирования в части определения размеров жилого помещения, являющегося для должника и членов его семьи единственным пригодным для проживания, это вправе сделать суд при разрешении конкретного спора, применяя аналогию закона и права в соответствии с ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, учитывая норму предоставления площади жилого помещения по договору социального найма, установленную органом местного самоуправления в соответствии со ст. 50 ЖК РФ.

(кассационное определение N 33-7616/2010)

5. Судом не выяснено, регулируются ли правоотношения сторон по заключению договора на поставку и монтаж оконных блоков Законом РФ «О защите прав потребителей».

Решением мирового судьи удовлетворены на основании Закона РФ «О защите прав потребителей» требования истца к организации, производившей поставку и монтаж оконных блоков, о безвозмездном устранении дефектов балконных дверей, взыскании неустойки, судебных расходов.

В апелляционном порядке решение мирового судьи отменено, принято новое решение, которым истцу в иске отказано. Отменяя решение мирового судьи и отказывая истцу в иске, суд апелляционной инстанции сослался на то, что истец собственником жилого дома, в котором были установлены оконные блоки, не является, заключал с ответчиком договор по поставке и установке изделий на указанный объект по просьбе собственника дома, а не для удовлетворения своих личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, поэтому не являлся потребителем в рамках понятия Закона «О защите прав потребителей» и сделал вывод о том, что поскольку возникшие между сторонами отношения являются гражданско-правовыми и не являются отношениями, возникающими между потребителями и изготовителями (исполнителями), то они не могут регулироваться Законом «О защите прав потребителей», и поэтому у мирового судьи не было оснований для удовлетворения требований истца.

Отменяя апелляционное решение и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение, суд надзорной инстанции указал, что вывод суда апелляционной инстанции о том, что спорные правоотношения не регулируются Законом «О защите прав потребителей», сделан с существенным нарушением норм материального права и основан на их неправильном толковании.

Указанный Закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Согласно преамбуле Закона продавцом является организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, реализующий товары потребителям по договору купли-продажи.

Потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (преамбула того же Закона).

Поэтому суду апелляционной инстанции, установившему, что истец приобрел у ответчика оконные блоки, впоследствии оказавшиеся некачественными, для иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, следовало выяснить, не является ли он потребителем и не распространяется ли на эти правоотношения Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей».

(постановление президиума N 44-Г- 28/2010)

Производство по делам, возникающим из трудовых, пенсионных и социальных правоотношений

6. Днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника ( ч. 3 ст. 84.1 Трудового кодекса РФ). Положения ст. 139 Трудового кодекса РФ не предусматривают исчисление средней заработной платы по справке по форме 2-НДФЛ , представляемой в налоговый орган.

Суд первой инстанции, признав увольнение гражданина незаконным, в соответствии с ч. 1 ст. 394 Трудового кодекса РФ восстановил его на прежней работе с даты увольнения и принял решение о взыскании в его пользу среднего заработка за время вынужденного прогула, исчислив среднюю заработную плату по справке по форме 2-НДФЛ , представляемой в налоговый орган.

Кассационная инстанция, изменяя решение суда первой инстанции, указала, что, восстанавливая истца на работе с даты увольнения, суд не учел, что днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы ( ч. 3 ст. 84.1 Трудового кодекса РФ).

Поэтому гражданин подлежал восстановлению на работе с даты, следующей за последним днем работы, кроме того, неверное определение даты восстановления на работе повлекло неправильное определение периода вынужденного прогула.

В силу ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

Определяя размер оплаты времени вынужденного прогула, суд не учел, что согласно разъяснениям, содержащимся в п. 62 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ», с изменениями от 28.12.2006 г. , средний заработок для оплаты времени вынужденного прогула определяется в порядке, предусмотренном статьей 139 Трудового кодекса РФ, положения которой не предусматривают начисление средней заработной платы по справке по форме 2-НДФЛ , представляемой в налоговый орган.

(кассационное определение N 33-6679/2010)

7. При рассмотрении спора о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии суд не вправе принять показания свидетелей в качестве допустимого доказательства характера работы.

Решением суда удовлетворены требования истицы о включении в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии с п.п. 2 п. 1 ст. 27 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», периода ее работы с 17.02.1978 г. по 19.11.1985 г. в качестве машиниста (кочегара) котельной объединения «Южуралзолото». Засчитывая в специальный стаж указанный период, суд ссылался на подтверждение льготного характера работы пояснениями свидетелей и отсутствие в пенсионном законодательстве ограничений в способах доказывания.

В кассационном порядке решение суда отменено по следующим основаниям:

Статья 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает, что обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Ограничение допустимости средств доказывания при определении характера работы установлено ст. 13 п. 3 ФЗ от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ», согласно которой при подсчете страхового стажа периоды работы на территории Российской Федерации, предусмотренные статьей 10 настоящего Федерального закона, до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом от 1 апреля 1996 г. (с последующими изменениями) N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» могут устанавливаться на основании показаний двух или более свидетелей, если документы о работе утрачены в связи со стихийным бедствием (землетрясением, наводнением, ураганом, пожаром и тому подобными причинами) и восстановить их невозможно.

Характер работы показаниями свидетелей не подтверждается, поэтому при рассмотрении спора о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии суд не вправе принять показания свидетелей в качестве допустимого доказательства характера работы.

(кассационное определение N 33-3389/2010)

8. Действующее пенсионное законодательство, как и п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года N 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии», не предусматривают возможности установления соответствия выполняемой работы наименованию другой должности, нежели той, на которой работал гражданин. В судебном порядке может быть установлено лишь тождество должности, имеющей иное или неправильное наименование, не предусмотренное списками или перечнем, наименованию должности, содержащемуся в списках учреждений, профессий и должностей, работа в которых дает право на льготное назначение пенсии.

Решением суда удовлетворены требования истицы о назначении досрочной трудовой пенсии по старости и включении в специальный стаж периода работы в должности врача-неонатолога в родильном доме в льготном исчислении 1 год работы как 1 год и 6 месяцев. Удовлетворяя иск и обязывая ответчика зачесть спорный период работы в стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, в течение года как один год и 6 месяцев, суд первой инстанции исходил из тождественности выполняемой истицей работы в должности «врача-неонатолога» работе «врача-реаниматолога-анестезиолога» в отделении анестезиологии-реанимации.

Указанные выводы суда признаны судом кассационной инстанции неправильными. Отменяя решение суда и принимая новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, судебная коллегия указала, что действовавшими в спорные периоды работы истицы нормативными актами — Списком профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 г. N 464, Правилами исчисления сроков выслуги для назначения пенсии за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 г. N 1066, Перечнем структурных подразделений здравоохранения и должностей врачей и среднего медицинского персонала, работа в которых в течение года засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, как год и шесть месяцев, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 г. N 781, право на льготное исчисление стажа врачебной деятельности врачам-неонатологам, врачам-неонатологам-реаниматологам не предоставлено, такое право имеют врачи-анестезиологи-реаниматологи отделений (групп, палат) анестезиологии-реанимации, а также реанимации и интенсивной терапии.

Имеющимися в материалах дела штатными расписаниями учреждения, в котором работала истец в спорные периоды, предусмотрены как врачи-реаниматологи-анестезиологи в отделении анестезиологии-реанимации (в том числе палаты реанимации и интенсивной терапии), так и врачи-неонатологи в отделении для новорожденных детей (в том числе палаты реанимации и интенсивной терапии), что свидетельствует о том, что указанные должности являются самостоятельными, различающимися друг от друга как по уровню специальной подготовки, так и по должностным обязанностям. Наименование замещавшихся должностей в трудовой книжке истицы указано правильно, в соответствии со штатными расписаниями, приказами работодателя.

Пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 года N 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» не предусматривает возможности установления соответствия выполняемой работы наименованию другой должности, нежели той, на которой работал гражданин. В судебном порядке может быть установлено лишь тождество должности, имеющей иное или неправильное наименование, не предусмотренное списками или перечнем, наименованию должности, содержащемуся в списках учреждений, профессий и должностей, работа в которых дает право на льготное назначение пенсии.

(кассационное определение N 33-4769/2010)

Производство по делам, возникающим из жилищных правоотношений

9. При разрешении иска собственника общежития о взыскании задолженности по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги суд обязан проверить доводы ответчиков о применении для взимания платы за содержание и ремонт мест общего пользования жилых помещений тарифов, установленных Решениями Челябинской городской Думы.

Решением мирового судьи удовлетворены требования собственника общежития к ответчикам, проживающим в жилом помещении, расположенном в общежитии, о взыскании в солидарном порядке задолженности по оплате за жилое помещение и коммунальные услуги.

Разрешая спор, мировой судья пришел к выводу о том, что истец правомерно производит начисление платы за содержание и ремонт жилого помещения, исходя из тарифов, утвержденных им как собственником жилого помещения на основании ч. 1 ст. 156 Жилищного кодекса Российской Федерации. Апелляционной инстанцией решение мирового судьи оставлено без изменения.

Суд надзорной инстанции отменил вышеуказанные судебные постановления, указав, что при разрешении спора мировой судья, а затем и суд апелляционной инстанции, необоснованно не приняли во внимание доводы ответчика о применении для взимания платы за содержание и ремонт мест общего пользования жилых помещений тарифов, установленных Решениями Челябинской городской Думы от 28 ноября 2006 года N 17/4 и от 18 декабря 2007 года N 28/8 , и не проверили расчет общей площади, исходя из которой с ответчиков взимается оплата.

В соответствии со ст. 156 Жилищного кодекса Российской Федерации, размер платы за содержание и ремонт жилого помещения определяется исходя из занимаемой общей площади, при этом понятие общей площади применительно к жилому помещению приведено в п. 5 ст. 15 Жилищного кодекса Российской Федерации (сумма площади всех частей жилого помещения, включая площадь помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием в жилом помещении, за исключением балконов, лоджий, веранд и террас).

Применительно к жилым помещениям, расположенным в общежитиях, площади помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения бытовых и иных нужд жильцов общежития, учитываются при расчете площади для исчисления платы за содержание и ремонт пропорционально площади занимаемых комнат.

(постановление президиума N 44-Г-42/2010)

10. Правила , утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 июля 2005 года N 428 «О порядке предоставления субвенций на реализацию программ местного развития и обеспечения занятости для шахтерских городов и поселков» не предусматривают оснований для получения субсидии, предоставляемой в связи со сносом жилья, с учетом количества семей, проживающих в сносимом жилом помещении.

Решением суда удовлетворены исковые требования истцов о включении дополнительно в списки граждан, прописанных до 14 июня 2001 года и проживающих в ветхих домах, ставших в результате ведения горных работ на ликвидируемой шахте непригодными для проживания по критериям безопасности, двоих несовершеннолетних детей, родившихся после составления списков, и заключении отдельных договоров на предоставление социальной выплаты для приобретения жилья с каждой из семей, проживающей в одной квартире. Определением суда кассационной инстанции решение суда оставлено без изменения.

Постановлением президиума Челябинского областного суда решение суда первой инстанции и кассационное определение отменены, вынесено новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований. Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, президиум исходил из следующего.

Согласно пункту 5 Правил предоставления межбюджетных трансфертов на реализацию программ местного развития и обеспечения занятости для шахтерских городов и поселков, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 июля 2005 года N 428 «О порядке предоставления субвенций на реализацию программ местного развития и обеспечения занятости для шахтерских городов и поселков», социальные выплаты направляются на содействие переселяемым из ветхого жилья гражданам в приобретении (строительстве) жилья взамен сносимого.

Исходя из смысла указанного положения Правил, предоставление социальных выплат — межбюджетных трансфертов имеет своей целью компенсацию со стороны государства ветхого жилищного фонда, ставшего таким в результате ведения горных работ на ликвидируемых угольных (сланцевых) шахтах ( п. 5 , п. 8 Правил).

Размер социальных выплат, причитающихся лицам, имеющим право на их получение, рассчитывается исходя из количества лиц, проживающих в ветхом жилом помещении ( пункт 11 Правил). При этом закон не ставит рассчитываемую общую площадь жилого помещения, из которой исчисляется размер социальной выплаты, в зависимость от наличия или отсутствия факта семейных отношений проживающих в ветхом жилом помещении лиц.

При этом для граждан, не являющихся собственниками жилых помещений, Правилами установлено, что социальные выплаты предоставляются только при условии, что они являются членами семьи собственника жилого помещения.

Из материалов дела следовало, что со стороны ответчика отсутствовали препятствия к внесению изменений в Списки и предоставлению субсидии с учетом всех членов семьи, т.е. в том числе с учетом детей, родившихся после составления Списков.

Требования заявителей сводились к заключению трех отдельных договоров на предоставление субсидии, для удовлетворения которых не имелось законных оснований.

Собственником жилого помещения, взамен которого предоставляется социальная выплата, являлась только одна истица, другие истцы являлись членами семьи собственника жилого помещения.

Положения пунктов 9 , 11 , 13 вышеуказанных Правил не предусматривают оснований для получения истцами субсидии, предоставляемой в связи со сносом жилья, с учетом количества семей, проживающих в сносимом жилом помещении.

(постановление президиума N 44-Г-44/2010)

11. После вступления решения суда в законную силу вопрос о возмещении судебных расходов по делу может быть разрешен определением суда ( статья 104 ГПК РФ).

Решением суда удовлетворены заявленные истицей требования о взыскании расходов по оплате помощи представителя по рассмотренному ранее гражданскому делу, при этом суд, ссылаясь на ст.194 ГПК РФ, указал, что после вступления решения суда в законную силу вопрос о возмещении судебных расходов по делу может быть разрешен в общем исковом порядке, поскольку возможность принятия дополнительного решения утрачена.

Суд кассационной инстанции признал такое применение норм процессуального права неправильным и отменил судебное решение, ссылаясь на следующее.

В силу ст. 194 ГПК РФ в форме решения принимаются лишь те постановления суда первой инстанции, которыми дело разрешается по существу, а круг вопросов, составляющих содержание решения, определен статьями 198 , 204-207 Кодекса.

Путем предъявления на общих основаниях требований, не разрешенных при вынесении решения, если утрачена возможность вынесения дополнительного решения, можно разрешить только сами исковые требования, входившие в предмет иска по рассмотренному делу и составлявшие его суть.

В соответствии с пунктом 5 статьи 198 ГПК РФ резолютивная часть решения суда должна содержать указание на распределение судебных расходов.

Если в резолютивной части решения не указано на распределение судебных расходов, этот недостаток судебного решения устраняется или путем вынесения дополнительного судебного решения с учетом правил, установленных в ст. 201 ГПК РФ, или, после вступления решения суда в законную силу, путем вынесения судом, рассмотревшим дело, по заявлению заинтересованной стороны определения, что соответствует требованиям ст. 104 ГПК РФ.

(кассационное определение N 33-3578/2010)

Аналогичная правовая позиция была высказана в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» и в постановлении президиума Челябинского областного суда N 44-Г-43/2010 от 23 июня 2010 года.

12. Заключение эксперта представляет собой доказательство по конкретному делу, рассматриваемому судом, и его законность не может быть предметом самостоятельного иска.

Решением суда истцу отказано в удовлетворении требований к экспертной организации о признании недостоверным экспертного заключения о стоимости восстановительного ремонта автомобиля, произведенного по гражданскому делу.

Суд кассационной инстанции отменил состоявшееся по делу судебное постановление и прекратил производство по делу, указав следующее.

Часть 1 статьи 13 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» предусматривает, что в случае наличия спора о достоверности величины рыночной или иной стоимости объекта оценки, установленной в отчете, в том числе и в связи с имеющимся иным отчетом об оценке этого же объекта, указанный спор подлежит рассмотрению судом, арбитражным судом в соответствии с установленной подведомственностью, третейским судом по соглашению сторон спора или договора или в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность.

В статье 6 названного Закона предусмотрено, что результаты проведения оценки объекта могут быть обжалованы заинтересованными лицами в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Исходя из того, что действующее законодательство ( статьи 11 , 12 Гражданского кодекса РФ) допускает защиту гражданских прав в тех случаях, когда создается угроза их нарушения, то предъявление и рассмотрение судом самостоятельных требований об оспаривании достоверности величины стоимости объекта оценки, указанной в отчете независимого оценщика, возможно в том случае, если заключение независимого оценщика является обязательным при совершении сделок для определенных лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Предметом рассмотрения судом по делу явилась не достоверность оценки, установленной в отчете эксперта, возможность оспаривания которой предусмотрена вышеуказанными правовыми нормами, а законность действий эксперта, который, по мнению истца, провел осмотр без его извещения и присутствия, включив в акт осмотра транспортного средства не указанные работниками ГИБДД повреждения. Таким образом, приведенные заявителем доводы о нарушениях, допущенных экспертом при производстве оценки, не имеют отношения к достоверности оценки.

В связи с тем, что оспариваемое заключение является одним из доказательств и определенная им величина оценки не является в силу закона или иного нормативного акта обязательной, то законность заключения не может быть предметом самостоятельного иска, истец был вправе оспорить результат оценки при рассмотрении конкретного спора, по которому заключение оценщика являлось одним из доказательств.

(кассационное определение N 33-2945/2010)

Производство по делам, возникающим из публичных правоотношений

13. Заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа за совершение административного правонарушения рассматриваются в порядке, предусмотренном законодательством РФ об административных правонарушениях.

Л. обратилась в городской суд с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа в соответствии со ст. 17.15 КоАП РФ в размере 1 000 руб. за неисполнение в установленный срок законного требования судебного пристава-исполнителя.

Судом вынесено решение, которым требования заявителя удовлетворены: постановление судебного пристава-исполнителя о назначении штрафа должнику Л. признано незаконным, на старшего судебного пристава-исполнителя возложена обязанность устранить допущенные нарушения.

Судебной коллегией областного суда решение городского суда отменено, производство по гражданскому делу, возбужденному по жалобе Л., прекращено по основаниям, указанным в п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, заявление Л. об обжаловании постановления судебного пристава-исполнителя о наложении административного штрафа направлено в городской суд для решения вопроса о принятия жалобы для рассмотрения и разрешения в порядке административного судопроизводства.

Из содержания заявления Л. усматривается, что ею оспаривается постановление судебного пристава-исполнителя, которым она была привлечена к административной ответственности и на нее было наложено наказание в виде штрафа за совершение административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 17.15 КоАП РФ.

Обжалование постановлений по делам об административных правонарушениях производится не по нормам ГПК РФ, а в порядке, предусмотренном главой 30 КоАП РФ, то есть в ином судебном порядке.

Суд первой инстанции в нарушение положений статей 22 и 24 Гражданского процессуального кодекса РФ принял жалобу Л. к производству суда, возбудив гражданское дело в порядке гражданского судопроизводства, рассмотрел и разрешил его как гражданское дело.

Суд не учел, что положения главы 25 Гражданского процессуального кодекса РФ спорные вопросы, то есть вопросы, касающиеся применения Кодекса РФ об административных правонарушениях, не регулируют.

В случае привлечения лица к ответственности, предусмотренной Федеральным законом «Об исполнительном производстве», за совершение действий либо бездействие, содержащие признаки административного правонарушения, производство по делу должно осуществляться в порядке, предусмотренном КоАП РФ ( ч. 3 ст. 1.7 КоАП РФ).

Статья 28.6 КоАП РФ устанавливает, что рассмотрение дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 17.15 данного Кодекса, назначение и исполнение административного наказания осуществляются в порядке, предусмотренном КоАП РФ, с учетом особенностей, установленных Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

Из этого следует, что при наличии в действиях правонарушителя состава административного правонарушения, предусмотренного нормами КоАП РФ, в том числе ст. 17.15 КоАП РФ, наложение взыскания должно производиться с соблюдением установленного КоАП РФ порядка, так как признаки правонарушения охватываются нормами КоАП РФ.

Анализ приведенных выше норм и главы 18 Федерального закона «Об исполнительном производстве» позволяют сделать вывод о том, что оспаривание постановлений судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа за действия, предусмотренные Федеральным законом «Об исполнительном производстве», рассматривается судом по правилам главы 25 Гражданского процессуального кодекса РФ, кроме тех составов, которые содержатся в КоАП РФ (например, ст. 17.14 и 17.15 КоАП РФ).

(кассационное определение N 33-4892/2010)

Производство по делам об административных правонарушениях

14. Полученные с нарушением закона объяснения свидетелей не могут быть использованы в качестве доказательств по делу.

Постановлением должностного лица органа ГИБДД, оставленным без изменения решением районного суда, Ф. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.13 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа.

В подтверждение обстоятельств дела, установленных в судебном заседании, судья сослался на протокол об административном правонарушении, справку и схему дорожно-транспортного происшествия, показания К. и У.

Согласно ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получение объяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ч. 1 ст. 25.1 , ч. 2 ст. 25.2 , ч. 3 ст. 25.6 КоАП РФ, ст. 51 Конституции РФ, а также если свидетели и потерпевшие не были предупреждены об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний по статье 17.9 КоАП РФ.

При рассмотрении дела об административном правонарушении судья районного суда не учел, что при получении пояснений от свидетелей К. и У. сотрудником ГИБДД права и обязанности, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, ч. 3 ст. 25.6 КоАП РФ, не разъяснялись, об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний согласно ст. 17.9 КоАП РФ в нарушение требований ч. 5 ст. 25.6 КоАП РФ свидетели не предупреждались. В судебное заседание данные свидетели, с целью устранения указанных нарушений норм процессуального права, судом не вызывались и не опрашивались.

Таким образом, судом постановлено решение на основании показаний У., К., которые получены с нарушением требований закона и, соответственно, являются недопустимыми и не могли быть положены в основу принимаемого решения.

Кроме того, судьей опрошен свидетель П., который дал пояснения о юридически значимых обстоятельствах по данному делу, однако в нарушение требований ст. 26.11 КоАП РФ судом в решении оценка показаниям указанного свидетеля не дана.

Представленные в материалы дела доказательства, на которые ссылается судья в решении, не позволяют в полной мере сделать вывод о виновности Ф. в нарушении п. 13.4 Правил дорожного движения.

Протокол об административном правонарушении и другие письменные материалы дела подлежали оценке с учетом требований ст. 26.11 КоАП РФ в совокупности с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Сам по себе перечень указанных судьей материалов дела не может служить бесспорным доказательством виновности Ф. в совершении административного правонарушения. Доводы жалобы Ф. надлежащей оценки не получили.

Таким образом, законность и обоснованность постановления должностного лица органа ГИБДД судьей в полном объеме не проверены. Решение судьи районного суда не отвечает требованиям ст. ст. 30.7 , 29.10 КоАП РФ.

Учитывая, что в имеющихся в деле доказательствах содержатся противоречия, которые не устранены в судебном заседании при рассмотрении жалобы, решение судьи отменено, а дело — направлено в районный суд на новое рассмотрение.

(дело N 7-462/2010)

15. Принимая жалобу на судебный акт по делу об административном правонарушении, судья должен выяснить, обладает ли лицо правом на обжалование судебного акта.

Постановлением должностного лица органа ГИБДД К. привлечена к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, и подвергнута административному наказанию в виде штрафа.

Решением суда жалоба К. удовлетворена, постановление по делу об административном правонарушении отменено, производство по делу прекращено.

В жалобе в областной суд О. просил отменить решение суда и в удовлетворении жалобы К. отказать.

Судьей областного суда административное дело с жалобой О. возвращено в районный суд без рассмотрения.

В соответствии с ч. 1 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицами, указанными в статьях 25.1 — 25.5 КоАП РФ. Кроме того, согласно п. 3 ч. 1 ст. 25.11 КоАП РФ прокурор в пределах своих полномочий вправе приносить протест на постановление по делу об административном правонарушении независимо от участия в деле, а также совершать иные предусмотренные Федеральным законом действия.

По смыслу указанных норм процессуальным правом обжалования решений по делу об административном правонарушении, в том числе и в вышестоящий суд, обладают лица, указанные в статьях 25.1 — 25.5 КоАП РФ, а именно: лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, потерпевший, законный представитель физического лица, законный представитель юридического лица, а также защитник лица, в отношении которого ведется производство по делу, и представитель потерпевшего.

Также в силу ч. 5 ст. 30.9 КоАП РФ решение суда по жалобе на вынесенное должностным лицом постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано помимо лиц, указанных в части 1 статьи 30.1 КоАП РФ, должностным лицом, вынесшим такое постановление.

Как следует из материалов дела, О. является участником дорожно-транспортного происшествия. В момент дорожно-транспортного происшествия О. управлял автомобилем ВАЗ-21099, принадлежащим Б. Доказательств того, что О. является собственником поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия автомобиля либо ему причинен физический, имущественный или моральный вред, в материалы дела не представлено, сам он на такие обстоятельства не указывал.

Таким образом, лицом, которое наделено правом обжалования постановления и решений, вынесенных по делу об административном правонарушении в отношении водителя К., О. не является.

(дело N 7-295/2010)

Судам также следует учитывать, что в соответствии с ч. 1.1 ст. 30.1 КоАП РФ, вступающей в силу с 01 января 2011 года, постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное судьей, может быть также обжаловано в вышестоящий суд должностным лицом, составившим протокол об административном правонарушении.

16. Законом не предусмотрена возможность возврата заявителю жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, если к жалобе не приложено обжалуемое постановление либо его копия (кроме случаев обращения с надзорной жалобой).

Постановлением по делу об административном правонарушении С. привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 12.14 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа.

Определением судьи районного суда жалоба С. на данное постановление возвращена на основании ст. 30.4 КоАП РФ в связи с тем, что к представленной жалобе не приложено обжалуемое постановление по делу об административном правонарушении, и в жалобе отсутствуют сведения о должностном лице либо органе, вынесшем постановление.

Судьей областного суда определение судьи районного суда отменено, вопрос о приеме жалобы С. к производству суда в порядке, установленном КоАП РФ, передан на новое рассмотрение в тот же суд.

Задачами законодательства об административных правонарушениях, в частности, являются защита личности, охрана прав и свобод человека и гражданина ( ст. 1.2 КоАП РФ).

Обстоятельства, исключающие возможность рассмотрения дела судьей, определены ст. 29.2 КоАП РФ, обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении, установлены ст. 24.5 КоАП РФ.

Отсутствие в приложении к жалобе на постановление по делу об административном правонарушении копии обжалуемого постановления не является по смыслу вышеуказанных норм обстоятельством, исключающим возможность рассмотрения жалобы и производства по делу.

Истребование от должностного лица материалов, необходимых для рассмотрения жалобы по делу об административном правонарушении, в силу положений п. 5 ст. 29.1 , п. 2 ст. 30.4 КоАП РФ отнесено к действиям судьи, совершаемым им при подготовке к рассмотрению жалобы на постановление по делу об административном правонарушении.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не содержит положений, предусматривающих возможность возвращения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении по мотиву непредоставления обжалуемого постановления либо его копии.

(дело N 7-413/2010)

17. Постановление о прекращении производства по делу по основаниям, предусмотренным п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, за истечением сроков давности, не должно содержать выводов о виновности лица, в отношении которого вынесено такое постановление.

Постановлением судьи городского суда производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ, в отношении МОУ для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, прекращено в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ за истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Прекращая производство по делу в связи с истечением срока давности, судья городского суда в постановлении указал на виновность МОУ для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в нарушении правил пожарной безопасности.

Судьей областного суда постановление судьи городского суда изменено, выводы о виновности МОУ для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в нарушении правил пожарной безопасности исключены.

Исходя из положений п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ истечение срока давности привлечения к административной ответственности в качестве основания для прекращения производства по делу об административном правонарушении является безусловным обстоятельством, исключающим дальнейшее рассмотрение дела по существу. Вопрос о виновности лица в совершении административного правонарушения за пределами срока давности обсуждению не подлежит.

(дело N 7-412/2010)

Вместе с тем при рассмотрении дел данной категории необходимо помнить, что постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 2010 г. N 13 в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» внесены изменения, в частности, из пункта 14 исключен первый абзац, согласно которому не может быть удовлетворено ходатайство лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, о рассмотрении дела по существу при истечении срока давности привлечения к административной ответственности.

При этом постановление дополнено пунктом 13.1 , согласно которому в постановлении о прекращении производства по делу в случае истечения установленных статьей 4.5 КоАП РФ сроков давности привлечения к административной ответственности, исходя из положения, закрепленного в пункте 4 части 1 статьи 29.10 КоАП РФ, должны быть указаны все установленные по делу обстоятельства, а не только связанные с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

Следует иметь в виду, что в случае, когда постановление о прекращении производства по делу в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности либо решение по результатам рассмотрения жалобы на это постановление обжалуется лицом, в отношении которого составлялся протокол об административном правонарушении, настаивающим на своей невиновности, то ему не может быть отказано в проверке и оценке доводов об отсутствии в его действиях (бездействии) состава административного правонарушения в целях обеспечения судебной защиты прав и свобод этого лица ( часть 3 статьи 30.6 , часть 3 статьи 30.9 КоАП РФ).

Установив при рассмотрении жалобы такого лица обоснованность выводов юрисдикционного органа, а также правильность исчисления срока давности привлечения к административной ответственности в зависимости от категории дела, судья отказывает в ее удовлетворении и оставляет постановление без изменения. При этом необходимо учитывать, что в названном постановлении о прекращении производства по делу не могут содержаться выводы юрисдикционного органа о виновности лица, в отношении которого был составлен протокол об административном правонарушении. При наличии таких выводов в обжалуемом постановлении судья, с учетом положений статьи 1.5 КоАП РФ о презумпции невиновности, обязан вынести решение об изменении постановления, исключив из него указание на вину этого лица ( пункт 2 части 1 статьи 30.7 КоАП РФ).

Если при рассмотрении жалобы будет установлено, что в действиях лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, не содержится состава административного правонарушения либо отсутствовало само событие административного правонарушения, то такое постановление подлежит отмене с вынесением решения о прекращении производства по делу в соответствии с пунктом 1 либо пунктом 2 статьи 24.5 КоАП РФ.

18. Обязанность зарегистрировать по месту жительства своих несовершеннолетних детей, в том числе новорожденных, в силу положений семейного и гражданского законодательства возникает у родителей с момента рождения ребенка и должна быть реализована в сроки, установленные законом, нарушение которых является основанием для привлечения к административной ответственности по ч. 2 ст. 19.15 КоАП РФ.

Постановлением заместителя начальника ОУФМС РФ, оставленным без изменения решением районного судьи, Л. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 19.15 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа.

Как следует из материалов дела, Л. является отцом Я., свидетельство о рождении выдано отделом ЗАГС 10 декабря 2009 года, с заявлением о регистрации Я. по месту жительства Л. обратился в УФМС по Челябинской области 16 февраля 2010 года.

Регистрационный учет граждан РФ по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ, в соответствии со ст. 3 Закона от 25 июня 1993 года N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», введен в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином РФ его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом. Граждане РФ обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в Российской Федерации.

Согласно п. 2 ст. 20 Гражданского кодекса РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

В силу ст. 6 Федерального закона от 25 июня 1993 года N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» гражданин Российской Федерации, изменивший место жительства, обязан не позднее семи дней со дня прибытия на новое место жительства обратиться к должностному лицу, ответственному за регистрацию, с заявлением по установленной форме.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 года N 713 утверждены Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, которые содержат аналогичные положения, закрепляющие обязанность гражданина не позднее 7 дней со дня прибытия на новое место жительства обратиться к должностным лицам, ответственным за регистрацию, и представить необходимые для регистрации документы.

Приведенные законоположения об обязанности регистрации по месту жительства в полной мере распространяются и на несовершеннолетних граждан, не достигших 14 лет, защита прав и интересов которых в этот период, согласно ст. 64 Семейного кодекса РФ, возлагается на их родителей, являющихся законными представителями своих детей и выступающих в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами без специальных полномочий.

Абзацем первым п. 28 названных Правил предусмотрено, что регистрация по месту жительства несовершеннолетних граждан, не достигших 14-летнего возраста и проживающих вместе с родителями (усыновителями, опекунами), осуществляется на основании документов, удостоверяющих личность родителей (усыновителей), или документов, подтверждающих установление опеки, и свидетельства о рождении этих несовершеннолетних путем внесения сведений о них в домовые (поквартирные) книги или алфавитные карточки родителей (усыновителей, опекунов). Указанная регистрация осуществляется с выдачей свидетельства о регистрации по месту жительства.

Таким образом, несмотря на то, что действующее законодательство не содержит специальных норм, регламентирующих сроки регистрации новорожденных по месту жительства, из системного толкования вышеназванных положений закона следует, что на родителей возлагается обязанность зарегистрировать по месту жительства своих несовершеннолетних детей, в том числе новорожденных. Данная обязанность в силу положений семейного и гражданского законодательства возникает у родителей с момента рождения ребенка и должна быть реализована в сроки, установленные законом. Регистрация новорожденных по месту жительства родителей или одного из них осуществляется на основании документов, удостоверяющих личность родителей, и свидетельства о рождении этих несовершеннолетних, в течение семи дней с момента получения свидетельства о рождении.

Учитывая положения Правил регистрации и снятия граждан РФ с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ, судья районного суда обоснованно указал на правильность выводов должностного лица УФМС о неисполнении Л. обязанностей по регистрации своего ребенка по месту жительства в установленные законом сроки и правомерности привлечения его к административной ответственности по ч. 2 ст. 19.15 КоАП РФ.

(дело N 7-316/2010)

19. Решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении оглашается немедленно после его вынесения, при этом оглашенное решение должно соответствовать решению, вручаемому лицам, участвующим в производстве по делу.

Постановлением инспектора ГИБДД УВД С. привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.1 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде административного штрафа.

Решением судьи районного суда постановление отменено, производство по делу об административном правонарушении в отношении С. прекращено за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

Заявителем в судебное заседание представлены сведения, из которых следует, что судьей районного суда было оглашено решение, в соответствии с которым основанием для прекращения производства по делу об административном правонарушении в отношении С. являлось существенное нарушение прав лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, незаконность и необоснованность постановления должностного лица органа ГИБДД, а также те обстоятельства, что права С. разъяснялись после подписания постановления, разбирательство по существу по делу об административном правонарушении в отношении С. не проводилось, что повлекло отмену судьей вынесенного постановления и прекращение производства по делу об административном правонарушении в отношении С. за истечением сроков давности.

Из представленного решения судьи районного суда следует, что, принимая решение о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении С., судья районного суда исходил из того, что действие, совершенное С., является нарушением п. 1 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации, что не соответствует вмененному ему в протоколе об административном правонарушении нарушению п. 11 Основных положений. В протоколе об административном правонарушении и в постановлении по делу об административном правонарушении имеются существенные противоречия. На основании изложенного судья районного суда пришел к выводу о необходимости отмены постановления по делу об административном правонарушении, ввиду того что фактические обстоятельства правонарушения, личность лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, не были правильно установлены органами ГИБДД, и прекратил производство по делу об административном правонарушении в отношении С. за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности.

В силу ч. 2 ст. 30.7 КоАП РФ решение по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении должно содержать сведения, предусмотренные ч. 1 ст. 29.10 КоАП РФ, а именно мотивированное решение по делу.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 30.8 КоАП РФ решение по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении оглашается немедленно после его вынесения.

Судьей районного суда требования ст. ст. 29.10 , 30.7 , 30.8 КоАП РФ не выполнены, в оглашенном решении судьи и в решении, врученном заявителю, имеются существенные противоречия, что является существенным нарушением процессуальных требований, не позволившим всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело, в связи с чем решение судьи районного суда было отменено, дело направлено в суд на новое рассмотрение.

(дело N 7-326/2010)

Разъяснения по вопросам, возникающим в судебной практике

Вопрос 1. Подлежат ли возврату после вступления решения суда в законную силу представленные сторонами в подлиннике или в форме надлежаще заверенной копии доказательства?

Ответ. Порядок представления доказательств и приобщения письменных документов к материалам дела предусмотрен ч. 2 ст. 71 Гражданского процессуального кодекса РФ, в соответствии с которой письменные доказательства могут представляться в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

В соответствии с ч. 1 ст. 72 ГПК РФ письменные доказательства, имеющиеся в деле, по просьбе лиц, представивших эти доказательства, возвращаются им после вступления решения суда в законную силу. При этом в деле оставляются засвидетельствованные судьей копии письменных доказательств.

Таким образом, по смыслу ст. 72 ГПК РФ письменные доказательства, имеющиеся в деле в виде подлинников документов или их надлежащим образом заверенных копий, по просьбе лиц, предоставивших такие доказательства, возвращаются им после вступления решения суда в законную силу.

Вместе с тем, не все письменные документы могут быть возвращены. Например, не могут быть возвращены свидетельство о регистрации брака, если решением суда брак расторгнут, долговая расписка или договор, являющиеся одновременно доказательством передачи денег от займодавца к заемщику и т.д.

Вопрос 2. Как определяется территориальная подсудность дел по искам управляющей организации к гражданам о взыскании платы за содержание и ремонт жилого помещения и платы за коммунальные услуги.

Ответ. По общему правилу, установленному ст. 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика.

Вместе с тем, статья 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает возможность предъявления иска по выбору истца. Частью 9 названной статьи установлено, что иск, вытекающий из договора, в котором указано место его исполнения, может быть предъявлен также в суд по месту исполнения такого договора.

В этом случае управляющая организация может предъявить иск в суд исходя из общего правила территориальной подсудности, т.е. в суд по месту нахождения ответчика либо в суд по месту исполнения договора, если оно указано в договоре.

Правила данной нормы подлежат применению также в том случае, когда в договоре в качестве места его исполнения указано, что «управляющая организация за плату оказывает услуги и выполняет работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в доме по конкретному адресу». По этому адресу и будет место исполнения договора.

Вопросы применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

Вопрос 3. В каком порядке рассматриваются замечания на протокол судебного заседания по делу об административном правонарушении?

Ответ. По смыслу ст. ст. 29.7 , 29.8 КоАП РФ, регламентирующих порядок рассмотрения дела об административном правонарушении, при рассмотрении административного дела судьей единолично ведение протокола судебного заседания не обязательно, однако это не препятствует составлению протокола при рассмотрении дела судьей.

При этом протокол подписывается только судьей, замечания на протокол не приносятся, а возражения могут быть указаны в жалобе на постановление (решение) по делу. (» Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2006 года», утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 07.03.2007).

Вместе с тем ведение протокола судебного заседания при рассмотрении жалобы на постановление по делу об административном правонарушении обязательно.

Вопрос 4. Возможно ли отклонение ходатайства о рассмотрении дела по месту жительства лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в случае, если в протоколе по делу об административном правонарушении указан адрес места жительства, отличный от того, который указан в ходатайстве лица?

Ответ. Согласно ст. 47 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Положения ч. 1 ст. 29.5 КоАП РФ устанавливают альтернативную подсудность рассмотрения дел об административных правонарушениях, предоставляя лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, право на рассмотрение дела судом по месту его жительства. По ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть рассмотрено по месту жительства данного лица. При этом в указанной норме не закрепляется обязанность лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, приводить доводы об уважительности причин, по которым оно ходатайствует о рассмотрении дела по месту жительства.

Вместе с тем возможно оставление без удовлетворения ходатайства о рассмотрении дела по месту жительства, если в нем указывается адрес, отличный от того, который был назван при составлении протокола об административном правонарушении, и при этом доказательства, подтверждающие изменение адреса, не предоставлены.

(надзорное дело Верховного Суда РФ N 88-АД10-2 от 23.09.2010)

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: