Статья ук враг народа

Статья ук враг народа

center»> И з истории статьи 58-10 УК РСФСР

Недавно в Москве в продаже появился каталог « 58-10 . Надзорные производства прокуратуры СССР по делам об антисоветской пропаганде и агитации. Март 1953 — 1991″. 58-10 — статья советского уголовного кодекса, предусматривающая наказания (обычно — многолетнее лишение свободы) за разного рода выражения недовольства властями, в том числе, например, за оглашение политических анекдотов. Каталог содержит сжатые сведения обо всех «антисоветских проявлениях» за период от смерти Сталина до распада СССР. Слушайте выдержки из этой книги, подготовленной международным фондом «Демократия».

24 марта 1953 г. был осужден гражданин Кульбис (1892 г.р., еврей, в 1946 — 1947 гг. занимался частной медицинской практикой, Ярославская область). Кульбис регулярно слушал передачи «Голоса Америки», хвалил жизнь в Америке, говорил, что конституция сталинская, т.к. из 50 человек, которые ее составляли — 23 расстреляно, 7 умерли своей смертью, остальные на каторге, остался один вождь. Предсказывал, что как дом Романовых был сметен революцией, будет сметена советская власть.

1 апреля 1953 был осужден гражданин Балясный (1898 г.р., украинец, в 1918 — 1920 гг. служил у Деникина и Врангеля, эмигрировал, жил в Турции, Югославии, Франции, вернулся в Советский Союз в 1947 г., слесарь на заводе, г.Днепропетровск). Осужденный с 1950 г. говорил, что советское правительство его обмануло, обещали много, а на деле нет ни работы, ни квартиры, в СССР живут плохо, рабочих на старость не обеспечивают, французские рабочие имеют гораздо больше прав, там настоящая демократия, потому что выборы многопартийные. Сказал, что один из руководителей партии и правительства, несмотря на возраст, имеет двух жен, одна из них — дочь Булганина, поэтому он и стал маршалом в мирное время; когда ему возразили, что по Конституции запрещено многоженство, он сказал, что конституция на руководство не распространяется.

В 1989 г. реабилитирован.

7 апреля 1953 г. был осужден гражданин Окулов (1933 г. р., русский, член ВЛКСМ, студент Уральского политехнического института, г. Свердловск), который утром 5 марта 1953 г. с товарищами включили радио, чтобы послушать сообщение о здоровье Сталина. Сообщение передано не было, все студенты варазили сожаление, а Окулов сказал: «А. Он подох наверное», и тут же поправился: «Ну. умер». В декабре 1952 г. непочтительно выразился о Сталине в разговоре, а в мае 1952 г. отказался подписаться на заем. В 9 классе школы на уроке баловался и сказал, что ему надоело изучать биографию вождя.

16 апреля 1953 г. осужден гражданин Кузнецов (1904 г.р., карел, образование 2 класса, рабочий вагонного завода, г. Калинин). 4 марта 1953 г. он «подносил к своему рабочему месту детали. В это время рабочий Романов сообщил горестную весть. У Кузнецова из рук выпала одна тяжелая деталь и ударила по ноге. Обозлившись, Кузнецов выразился нецензурными словами по адресу руководителя КПСС и советского государства».

17 апреля 1953 г. осужден гражданин Авитисьян (1888 г.р., армянин, уроженец Турции, малограмотный, выселен из Крыма, спецпоселенец, парикмахер, Башкирская АССР). В 1946 — 1953 гг. он критиковал правительство, говорил, что нет хлеба: «Наше правительство как тот цыган, который пытался приучить свою лошадь жить без корма, так и наше правительство и само не кормит, и на базаре запрещает торговать хлебом». В 1947 г. рассказывал, что в Крыму голод, а хлеб продают только грузины, т. к. другим народам не позволяют спекулировать хлебом, а грузины пользуются привилегированным положением. Критиковал выборы и избранных депутатов, что они ничего не сделали для своего народа. Ругал коммунистов, надеялся, что «американцы и англичане все равно сломят голову коммунистам».

17 апреля 1953 г. осужден гражданин Сычев (1926 г.р., член ВЛКСМ, машинист Куйбышевского стройуправления Министерства путей сообщения, ст. Царевщина Свердловского округа). 5 марта 1953 г. в вагоне паровозных и поездных бригад, услышав о болезни Сталина, сказал: «Поскольку у т. Сталина анализ мочи был ненормальный, возможно у т. Сталина было венерическое заболевание, может быть схватил что-нибудь наподобие триппера»

8 августа 1953 г. был реабилитирован.

17 апреля 1953 г. осужден Косаурихин (1901 г.р., русский, образование 3 класса, прежде судим, без определенных занятий, г. Южно-Сахалинск) в 1951 г. сказал, что решающую роль в победе в войне сыграл на Сталин, а Жуков; 6 марта 1953 г. в нетрезвом состоянии у винного ларька говорил, что выпил в честь праздника — смерти Сталина, «народ я глубоко уважаю, но советскую власть нет. Советская власть мне не нужна», «подумаешь, умер вождь народа, что он незаменимый что ли человек, ведь раньше до него гораздо лучше жили». Читал антисоветские стихи.

2 марта 1955 г. реабилитирован.

18 апреля 1953 г. осуждена гражданка Медведева (1895 г.р., русская, малограмотная, не работала, г. Моздок Северо-Осетинской АССР). 6 марта 1953 г. она зашла к соседке, и увидев, что там плачут из-за смерти Сталина, сказала: «Чего вы плачете, не плачьте, ничего, одного грузина меньше стало». Говорила, что в «библии давно было написано, что будет чертовский закон, вот это и был сталинский закон, что одиноким матерям дают пособие, с девушек изымают налог за бездетность».

24 марта 1955 г. реабилитирована.

23 апреля 1953 г. были осуждены граждане Батаков (1928 г.р., русский, образование низшее, заключенный), Гнелицкий (1932 г.р., русский, образование низшее, заключенный), Кибаков (1931 г.р., образование низшее, заключенный). Они 6 января 1953 г. в изоляторе пели частушку: «Когда Ленин умирал, Сталину приказывал, рабочим хлеба не давать, мяса не показывать». 12 марта 1953 г. говорили: «Когда Сталин умер, то супу не дали, а когда Маленков умрет, то хлеба не дадут».

Реабилитированы в 1990 г.

27 апреля 1953 г. осужден гражданин Целуйко (1903 г.р., украинец, малограмотный, заготовитель конторы «Заготживсырье», Михайловский район Запорожской области). 4 мая 1953 г. рассказал анекдот: «Один колхозник захотел стать членом партии и поехал в Москву к Сталину. Последний спросил: «Знаете ли Вы политику?» Колхозник ответил утвердительно. Сталин сказал: » А кто такой был Ленин?» Колхозник отвечал: «Ленин был вождь советского народа, он умер, а дело его осталось в наших сердцах». Сталин продолжил: «А если Сталин умрет?» Колхозник ответил: «Дело Сталина останется в печенках у народа».

31 июля 1954 г. ему был снижен срок.

9 апреля 1953 г. был арестован гражданин Тестоедов (1910 г.р., образование среднее техническое, без определенных места жительства и занятий). В декабре 1952 г. Тестоедов на станциях Красноярск и Решеты ругал советскую власть, говорил, что нет свободы, хвалил жизнь в Америке, зайдя в магазин, показал там на человека и сказал: «Вот еще один грузин, армянин или еврей — это безразлично. В скором времени умрет один из руководителей КПСС и советского правительства, и тогда всем нацменам кончится лафа. 2 апреля 1953 г. на вокзале ст. Канск показал на портрет Ворошилова и заявил, обращаясь в прочим портретам вождей, что его давно надо повесить, «одновременно с этим упоминая фамилию руководителя партии и нашего государства, высказывал о преждевременном его назначении, несоответствии занимаемой должности и что его нужно повесить».

26 июня 1953 г. был арестован член Президиума ЦК КПСС, заместитель председателя совета министров СССР и министр внутренних дел Лаврентий Павлович Берия. 2 июля начался пленум ЦК. Пленум принял постановление «О преступных антипартийных и антигосударственных действиях Берия» . Как повелось еще при Сталине, видный советский деятель, потерпевший поражение в борьбе за власть, объявлялся, помимо прочего, шпионом. Для Берии его победитель Хрущев выбрал английскую разведку. Было решено, что она завербовала его еще во время гражданской войны. 11 июля 1953 года не усомнившийся в этом старый большевик, один из ближайших сотрудников Ленина, Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич написал следующее письмо на имя Молотова.

Первому заместителю председателя совета министров СССР и министру иностранных дел СССР В.М . Молотову .

Глубокоуважаемый и дорогой Вячеслав Михайлович,

Потрясенный чудовищной изменой этого негодяя Берия , которого я лично никогда не знал, но которому, как известно, столько лет была дана огромная власть и беспредельное доверие, я прежде всего захотел немедленно написать Вам лично, а также Г.М.Маленкову , К.Е. Ворошилову и Н.С. Хрущеву и сообщить Вам всем о своем искреннем желании быть мобилизованным на любую работу, которую Вы только найдете нужным мне дать. Я прекрасно понимаю, что натворил повсюду в СССР этот агент международной империалистической разведки и какая сугубая бдительность должна быть всюду, чтобы распутать и перерезать все нити той шпионско-диверсантской деятельности, которую этот наймит иностранцев должен был раскинуть всюду, обладая таким исключительным доверием И.В. Сталина и занимая столь ответственные засекреченные посты. Мне кажется, что сейчас должны быть мобилизованы все испытанные, знающие конспиративную работу товарищи, которые зарекомендовали себя всей своей жизнью и практическим делом.

Я не могу не вспомнить первую измену в этом учреждении, облеченном колоссальной бесконтрольной вооруженной с ног до головы властью. Я говорю о восстании левых эсеров, начавшегося с ВЧК , где заместитель тов. Ф.Э. Дзержинского Александровский переметнулся в стан врагов и увлек за собой Попова и его подчиненных — конный полк в тысячу человек особых войск ВЧК.

Ф.Э.Дзержинский вернувшийся из плена, после разгрома дома артиллерийским огнем, где засели сосредоточившиеся левые эсеры, на другой день пришел в Совнарком и просил меня доложить Владимиру Ильичу о немедленном его принятии. Я тотчас доложил Владимиру Ильичу о желании Феликса Эдмундовича. Он был немедленно принят. Взволнованный вошел он в кабинет и, лишь поздоровавшись с Владимиром Ильичем, вынул сложенный писчий лист бумаги: это было заявление о его отставке с поста председателя ВЧК.

Владимир Ильич быстро пробежал бумагу и, пригласив его сесть, сказал: Вы, Дзержинский, остаетесь тем, чем были и Вас никто не лишает доверия. А вот за Вашим учреждением надо смотреть и смотреть. Оно легко может обратиться в охранку.

И далее Владимир Ильич начал развивать мысль о строжайшем контроле над ВЧК, которое в тот же день вечером было прекращено и вместо ВЧК возникло ГПУ.

Но как известно достаточного контроля не было установлено. В этом учреждении, под разными наименованиями свила себе гнездо самая гнусная, черная, перманентная измена, дошедшая до самых последних дней, когда врагом народа стал давнишний деятель его, превратившись в министра внутренних дел, этот Берия.

Бесконтрольная дискредиционная власть всегда вредна, а та дискредиционная власть, которая к тому же имеет свое большое войско, свой офицерский состав, владеет всеми способами и методами самого тяжелого воздействия на любого гражданина нашей страны, особенно опасна для молодого социалистического государства, так как очень часто такая организация превращается в свою противоположность, являясь сильной приманкой для всяческих вредительских стремлений всех и всяческих иностранных разведок.

Объявлено, что это министерство берется под особый контроль, это прекрасно. Но сейчас здесь как и везде весь вопрос в людях, ибо какое наследство оставили Абакумов, Рюмин, Берия никому не известно, но думаю, что наследие это ужасно: здесь должна быть исключительно внимательная чистка и введение прежде всего в центральный аппарат новых людей, сто раз проверенных и заведомо известных своей честностью, умением работать в этой конспиративной среде.

Считая себя принадлежащим к такого рода людям и имея значительный административный опыт и специальный, как председатель «Комитета по борьбе с пьяными погромами, контрреволюцией и саботажем», я, напоминая Вам об этом, считаю своим непременным партийным долгом в такое тревожное время отдать все мои силы, знание и умение в распоряжение партии и правительства, полагая, что и теперь в мои только что минувшие восемьдесят лет, я сумею выполнить ту работу, которая будет мне Вами поручена.

Крепко Жму Вашу руку

С коммунистическим приветом Владимир Бонч-Бруевич»

Несколько слов о политических репрессиях в СССР

Именно эта тема по сей день является краеугольным камнем в восприятии СССР. Все аргументы об имущественном расслоении, о потреблении основных продуктов питания, уровне образования и медицинского обеспечения и т.д., меркнут перед окончательным диагнозом: «Вы что, захотели обратно в ГУЛАГ?».

Надо расставить точки над «i». ГУЛАГ, репрессии (сейчас уже даже не говорят «Сталинские репрессии», тема, по сути, растянута на все время существования СССР), стали тем самым Черным мифом, бездоказательной, но действенной оценочной категорией для основной массы населения. Безусловным доказательством вины советского режима перед своим народом, его акульей сущности.

1. Печально знаменитая 58-я статья

Безусловно, одной из важнейших составляющих Черного мифа репрессий в СССР является пресловутая 58-я статья УК РСФСР, по которой были осуждены подавляющее большинство «политических» (в том числе и «открыватель» темы А.Солженицын).

Что же скрывается под наименованием «58-я статья»? Само собой, приводить ее не торопится никто – если в период развала СССР и оголтелой антигосударственности он и сработал бы как пропагандистский, то сейчас, в период укрепления государственности (пусть во многом и мнимой, но поддерживаемой большинством населения) текст «58-й» может вызвать лишь недоуменное «Ну и что»?

Тем более, что большинство пунктов этого «ужасного» документа имеют аналоги в современном уголовном кодексе.

В силу этого интересно привести 58-ю целиком, в редакции на 1 июля 1938 г., из заведомо демократического источника (чтобы не возникало сомнений в подтасовках «современных коммунистов») и проанализировать ее текст.

58-1. Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции.

В силу международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

— Ничего экстраординарного за исключением, разве что, приписки про «другое государство трудящихся». Понятно, что в отсутствии таких государств на 38-й год, пункт этот и не применялся.

В остальном «Контрреволюционное преступление» вполне приравнивается к современной «Попытке свержения конституционного строя».

58-1а. Измена Родине, т.е. действия, совершенные гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории, как-то: шпионаж, выдача военной или государственной тайны, переход на сторону врага, бегство или перелет за границу, караются высшей мерой уголовного наказания — расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок 10 лет с конфискацией всего имущества. [20 июля 1934 г. (СУ №30, ст.173)]3.

— Думаю, понятие «Измена Родине» в комментариях не нуждается. Необходимо, впрочем, пояснить пункт «бегство или перелет за границу». С точки зрения современных либеральных взглядов на мировую семью народов и на свободу передвижения это, конечно же, вопиющее нарушение прав и свобод. Да еще и караемое высшей мерой.

А между тем в статье же говорится не о «выезде» за границу – выезд регламентируется иными законодательными актами (ну глупо же предполагать, что никто из СССР за границу не ездил под страхом 58-й статьи), а именно о «бегстве». В целом, если учесть, что СССР находился на тот момент во враждебном окружении, приравнивание «бегства за границу» к измене Родине вполне возможно. В тот исторический момент.

58-1б. Те же преступления, совершенные военнослужащими, караются высшей мерой уголовного наказания — расстрелом с конфискацией всего имущества. [20 июля 1934 г. (СУ №30, ст.173)].

— Комментарии излишни. Измена родине со стороны военнослужащего, безусловно, более тяжкое преступление, если тут вообще допустимы градации. Впрочем, в «бесчеловечном» сталинском УК они, как мы видим, были.

58-1в. В случае побега или перелета за границу военнослужащего совершеннолетние члены его семьи, если они чем-либо способствовали готовящейся или совершенной измене, или хотя бы знали о ней, но не довели об этом до сведения властей, караются — лишением свободы на срок от 5 до 10 лет с конфискацией всего имущества.

Остальные совершеннолетние члены семьи изменника, совместно с ним проживавшие или находившиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, подлежат лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные районы Сибири на 5 лет. [20 июля 1934 г. (СУ №30, ст.173)].

— Пресловутая «ответственность семей врагов народа». Не гуманный пункт 58-й статьи. Хоть и касается он, как видно из текста, ТОЛЬКО семей военнослужащих, совершивших измену Родине.

К слову, отбывали наказание в лагерях по пункту 58-1в 0.6 процента от осужденных по 58-й статье в целом, т.е. пункт этот в плане лишения свободы применялся крайне редко (
В.Н.Земсков, ГУЛАГ (историко-социологический аспект).

Однако даже этот жестокий с точки зрения современного взгляда на мир пункт является средством бессовестной манипуляции, нацеленной на тех, кто не полезет искать статьи УК.

Как вам, к примеру, такая запись на сайте «Ассоциации жертв политических репрессий» Иркутска:

Имя: Баженов Георгий Евсеевич

Год рождения: 1889

Место рождения: г. Нижнеудинск, ул. Подгорная 12

Адрес: г. Нижнеудинск, ул. Подгорная 12

Место работы, должность: ст. Нижнеудинск ВСЖД — проводник паровоза

Дата ареста: 19.11.37

Характер преступления: кр Статья УК: 58-1в

Кем осужден: Тр. УНК-ВД ИО 11.12.37 г.

Дата смерти: 16.12.37

Место и причина смерти: расстрелян

Реабилитация: 13.06.59 г. ИОС

Остается, к сожалению, только гадать, за что же в действительности и по какой статье был осужден несчастный беспартийный малограмотный проводник тепловоза Баженов Григорий. Его потомки нам памяти об этом не сохранили, записав, что расстрелян он был именно по 58-1в, которая, как видно из текста статьи, вообще не предполагала ВМН.

58-1г. Недонесение со стороны военнослужащего о готовящейся или совершенной измене влечет за собой лишение свободы на 10 лет.

Недонесение со стороны остальных граждан (не военнослужащих) преследуется согласно ст.58-12. [20 июля 1934 г. (СУ №30, ст.173)].

— Пресловутый пункт «О недоносительстве». Нужно отдавать себе отчет, что речь идет не о «доносительстве о любом правонарушении», а только лишь о недонесении о готовящейся или свершившейся измене Родине. Измена же трактуется УК как «действия, совершенные гражданами Союза ССР в ущерб военной мощи Союза ССР, его государственной независимости или неприкосновенности его территории».

Для военнослужащего сообщить о подобном – прямая обязанность.

Что касается гражданских лиц. Рассмотрим:

58-12. Недонесение о достоверно известном, готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже шести месяцев [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

С современной точки зрения выглядит, наверное, необоснованно жестоко. Конечно, современный индивидуум вовсе не обязан доносить о попытке измены, если факты стали ему так или иначе известны. И никто не имеет права корить его даже в том случае, если погибнут люди, чью гибель сообщением можно было предотвратить.

Либерально. Тогда мыслили иначе.

Однако, подчеркну еще раз: Речь идет не о «ДНОСИТЕЛЬСТВЕ» как таковом. А о «достоверно известном» (. ) (со слухами не соваться) «готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении» (к примеру, попытка свержения конституционного строя).

58-2. Вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд, захват власти в центре или на местах в тех же целях и, в частности, с целью насильственного отторгнуть от Союза ССР и отдельной союзной республики какую-либо часть ее территории или расторгнуть заключенные Союзом ССР с иностранными государствами договоры влекут за собой — высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и с лишением гражданства союзной республики и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнание из пределов Союза ССР навсегда, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения до лишения свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

— Без комментариев, карается и современным УК.

58-3. Сношения в контрреволюционных целях с иностранным государством или отдельными его представителями, а равно способствование каким бы то ни было способом иностранному государству, находящемуся с Союзом ССР в состоянии войны или ведущему с ним борьбу путем интервенции или блокады, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

— В целом – тоже логично. Если, конечно, вспомнить определение Контрреволюционного действия из 58-1, как «направленное к свержению, подрыву или ослаблению» государства. Сношения с иностранными гос-вами с такими целями поощряться УК никак не могут.

58-4. Оказание каким бы то ни было способом помощи той части международной буржуазии, которая, не признавая равноправия коммунистической системы, приходящей на смену капиталистической системе, стремится к ее свержению, а равно находящимся под влиянием или непосредственно организованным этой буржуазии общественным группам и организациям в осуществлении враждебной против Союза ССР деятельности, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже трех лет с конфискацией всего или части имущества, с повышением, при особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела или объявления врагом трудящихся, с лишением гражданства союзной республики и тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда, с конфискацией имущества. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

— Если отбросить диковатый на данный момент слог, пособничество силам, стремящимся к свержению конституционного строя карается… и далее по тексту. Честно говоря не вижу ничего нелогичного. Предательство и должно караться.

58-5. Склонение иностранного государства или каких-либо в нем общественных групп, путем сношения с их представителями, использованием фальшивых документов или иными средствами, к объявлению войны, вооруженному вмешательству в дела Союза ССР или иным неприязненным действиям, в частности: к блокаде, к захвату государственного имущества Союза ССР или союзных республик, разрыву дипломатических сношений, разрыву заключенных с Союзом ССР договоров и т.п., влечет за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330).

— Тут, думаю, ни у кого возражений не возникнет.

58-6. Шпионаж, т.е. передача, похищение или собирание с целью передачи сведений, являющихся по своему содержанию специально охраняемой государственной тайной, иностранным государствам, контрреволюционным организациям или частным лицам, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже трех лет, с конфискацией всего или части имущества, а в тех случаях, когда шпионаж вызвал или мог вызвать особо тяжелые последствия для интересов Союза ССР, — высшую меру социальной защиты — расстрел или объявление врагом трудящихся с лишением гражданства союзных республик и, тем самым, гражданства Союза ССР и изгнанием из пределов Союза ССР навсегда с конфискацией имущества.

Передача, похищение или собирание с целью передачи экономических сведений, не составляющих по своему содержанию специально охраняемой государственной тайны, но не подлежащих оглашению по прямому запрещению закона или распоряжению руководителей ведомств, учреждений и предприятий, за вознаграждение или безвозмездно организациям и лицам, указанным выше, влекут за собой — лишение свободы на срок до трех лет. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

Примечание 1. Специально охраняемой государственной тайной считаются сведения, перечисленные в особом перечне, утверждаемом Советом народных комиссаров Союза ССР по согласованию с советами народных комиссаров союзных республик и опубликовываемом во всеобщее сведение. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

Примечание 2. В отношении шпионажа лиц, упомянутых в ст.193-1 настоящего Кодекса4, сохраняет силу ст.193-24 того же Кодекса. [9 января 1928 г. (СУ №12, ст.108)].

58-7. Подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях путем соответствующего использования государственных учреждений и предприятий, или противодействие их нормальной деятельности, а равно использование государственных учреждений и предприятий или противодействие их деятельности, совершаемое в интересах бывших собственников или заинтересованных капиталистических организаций, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

— Опять же вспоминаем, какие цели считаются контрреволюционными. У меня возражений нет.

58-8. Совершение террористических актов, направленных против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций, и участие в выполнении таких актов, хотя бы и лицами, не принадлежащими к контрреволюционной организации влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-9. Разрушение или повреждение с контрреволюционной целью взрывом, поджогом или другими способами железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопровода, общественных складов и иных сооружений или государственного и общественного имущества, влечет за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

58-10. Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений (ст.ст.58-2 — 58-9 настоящего Кодекса), а равно распространение или изготовление или хранение литературы того же содержания влекут за собой — лишение свободы на срок не ниже шести месяцев.

Те же действия при массовых волнениях или с использованием религиозных или национальных предрассудков масс, или в военной обстановке, или в местностях, объявленных на военном положении, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

— А вот и пресловутая «Антисоветская агитация». Да, свободы слова в СССР не было. За такое преступление карали аж заключением на срок не ниже 6 месяцев. Что касается религиозных предрассудков (по поводу военного положения — у нас до сих пор в такой ситуации свободы слова нет, ничего уникального) – что ж. Думается, нашим правозащитникам милее Фергана, Баку, Нагорный Карабах и Чечня.

58-11. Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений, а равно участие в организации образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, предусмотренных настоящей главой, влекут за собой — меры социальной защиты, указанные в соответствующих статьях настоящей главы. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

— Подготовка теракта, например.

58-12. – см. выше, «недонесение».

58-13. Активные действия или активная борьба против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственной или секретной (агентура) должности при царском строе или у контрреволюционных правительств в период гражданской войны, влекут за собой —

меры социальной защиты, указанные в ст.58-2 настоящего кодекса. [6 июня 1927 г. (СУ №49, ст.330)].

— Антинародные преступления прошлых лет, в том числе и военные – совершенные во время гражданской войны. Активно сотрудничавших с фашистами граждан вылавливали после войны многие годы. А тот же Моссад разыскивает нацистских преступников по сей день. Хоть и странно смотрится статья на современный взгляд, однако никакого исключительно советского злого умысла в ней я не вижу.

58-14. Контрреволюционный саботаж, т.е. сознательное неисполнение кем-либо определенных обязанностей или умышленно небрежное их исполнение со специальной целью ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата, влечет за собой — лишение свободы на срок не ниже одного года, с конфискацией всего или части имущества, с повышением, про особо отягчающих обстоятельствах, вплоть до высшей меры социальной защиты — расстрела, с конфискацией имущества. [6 июня 1937 г. (СУ №49, ст.330)].

— А вот эта статья предназначена специально для бюрократов. Кто еще может вести умышленный контрреволюционный саботаж (не забыли, что значит контрреволюционный?) с целью «ослабления власти правительства и деятельности государственного аппарата»? Уж не крестьянин точно.

Итого, очевидно, пресловутая 58-я статья включает в себя преступления против существовавшего государственного строя – «Контрреволюционные преступления». Любое государство имеет право защищать само себя и меры, предпринимаемые советским государством и по сей день смотрятся вполне адекватными (возможно, излишне жесткими с современной точки зрения, возможно, содержащими странные на нынешний взгляд пункты, но распространять современную точку зрения на события более, чем полувековой давности как минимум глупо).

Совершенно очевидно, что положения 58-й статьи в целом не затрагивают простую бытовую жизнь человека, являясь перечнем особо тяжких преступлений. Единственное исключение – «ответственность родственников» 58-1в.

Таким образом утверждать, что ВСЕ ПОГОЛОВНО осужденные по 58-й статье были несправедливо репрессированы, являлись политическими заключенными – как минимум абсурдно. Также, как и делать из самой 58-й статьи синоним несправедливых, бесчеловечных репрессий.

2. Репрессии в СССР

Хватали каждого второго. Расстреливали без суда и следствия. Показания выбивались под пытками. Невинные люди оговаривали себя всем, чем можно: Да, я шпион, да, я готовил переворот, — просто, чтобы прекратили избиения. Попавшие в руки НКВД «сознавались» неизбежно и были либо расстреляны, либо отправились в ГУЛАГ.

Методы ведения следствия, при которых немногие вырвавшиеся из подземелий Лубянки инвалиды могли считать себя счастливчиками (они не оговорили себя только потому, что имели огромную силу духа) – очередной жупел Черного мифа под названием «Репрессии».

И вновь я обращусь к источникам – демократичнее некуда: данным фонда Демократия незабвенного академика Яковлева. И на их основании покажу, насколько этот миф соответствует действительности.

Но для начала – вводная.

Процитирую уважаемого [Bad username in LJ tag]: «[Есть] такой показатель работы полиции (читай, следственных органов – коммент. _lord_) как коэффициент подозреваемых на 100000 населения (т.е. лиц, подвергнутых следственной проверке органами). В 1980 год в Польше он составит 677 – при коэффициенте осужденных 467, в ФРГ 2313 – 1190(28).

На практике это выражается в том, что во многих странах, считающих себя демократическими, полиция, раскрывая преступление, просто хаотично перетряхивает кучу народу в надежде, что «что-нибудь выскочит», «был бы человек, а статья найдется». В социалистической Польше же берут редко, но метко».

По делам органов ВЧК – ОГПУ за 1921–1929 годы:

Всего арестовано за эти годы: 1 004 956 человек.

Из них за контрреволюционные преступления: 590 146 человек.

(больше половины, хотя, если не забывать смысл понятия «Контрреволюционные преступления» — преступления, направленные на свержение государственного строя, ничего удивительного. 21-29 годы – с момента революции 17-го года (к 21-му году) прошло всего 4 года, только-только закончился ряд войн. Часть «инцидентов» еще впереди,
СССР еще ждут военные конфликты. Череда войн завершилась китайским захватом КВЖД в 1929 году.

Логично предполагать, что в столь сложное время число преступлений против государственного строя было как минимум велико).

В том числе за антисоветскую агитацию: 56 718 человек

За другие преступления: 414 810 человек

Миллион арестованных (подвергнутых следственной проверке) за 8 лет — это, безусловно, немало. Как же обстояли дела с эффективностью следственных органов?

Всего осуждено за этот период (по данным ф. «Демократия»): 208 863 человек.

Из них к ВМН: 23 391 человек.

Мы видим, что из МИЛЛИОНА арестованных (подвергнутых следственной проверке) граждан были проверены и выпущены за не доказанностью вины 769 093 (!) человека.

Отмечу, речь идет об очень сложных годах послевоенного восстановления, отсутствия профессиональных кадров, еще не ликвидирована повальная безграмотность, а в органах ВЧК-ОГПУ, по распространенной версии, служат неотесанные мужланы и экзальтированные барышни, практикующие зверские пытки на каждом шагу.

Простите, но где все это. Где без суда и следствия? Тщательная проверка как минимум налицо – если уж большая часть арестованных проверена и отпущена? Не могли без малого 800 тысяч человек хладнокровно сопротивляться зверским пыткам, не оговаривая себя.

Да, индекс эффективности следственных органов крайне низок. «Перетряхивают всех, авось кто-то и выплывет». Сказываются и непрофессионализм, и отсутствие опыта.

НО – разбираются с каждым делом, занимаются этим тщательно, и цифры тому свидетельство.

Посадить – не проблема. Был бы человек, а статья найдется. Вот оправдать – большая проблема. Однако мы видим, что из миллиона задержанных без малого 800 тысяч НЕ ОСУЖДЕНЫ.

Я понимаю, что можно сомнение трактовать в пользу обвиняемого. И отсутствие данных о дальнейшей судьбе этих 800 тысяч – принимать за доказательство их немедленного расстрела. Почему нет данных? Понятно, уничтожили коммунисты.

Однако не слишком ли много мы на себя возьмем, записывая отсутствие фактов в вину обвиняемому? «Он специально не оставлял отпечатков пальцев потому, что знал – его будут искать».

Но тогда уж не советский режим стоит отнести к акульим «без суда и следствия», а нас?

Как отменяли зловещую 58-ю статью

25 декабря 2014, 13:29 [«Аргументы Недели», Александр Пыжиков ]

25 декабря 1958 года были приняты Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 года. А с 1 января 1961 года в стране начал действовать новый Уголовный кодекс. Кстати, в том же самом 1961 году в ночь с 31 октября на 1 ноября из Мавзолея на Красной площади было вынесено тело Сталина и погребено в могиле у Кремлевской стены.

Жизнь в СССР обретала послесталинский формат – политически, символически и даже юридически. В юридическом плане это нашло свое выражение прежде всего в изъятии из УК РСФСР зловещей 58-й статьи. В Уголовном кодексе эта статья открывала «особенную часть» и содержала квалификацию «контрреволюционных преступлений».

Напомним ее общую часть (ст. 58-1) в редакции 1938 года:

«Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции.

В силу международной солидарности интересов всех трудящихся такие же действия признаются контрреволюционными и тогда, когда они направлены на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР».

А появилась эта статья в советском уголовном законодательстве еще в 1922 году. И звучала она так:

«Организация в контрреволюционных целях вооруженных восстаний или вторжения на советскую территорию вооруженных отрядов или банд, а равно участие во всякой попытке в тех же целях захватить власть в центре и на местах или насильственно отторгнуть от РСФСР какую-либо часть ее территории, или расторгнуть заключенные ею договоры, карается – высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения наказания до лишения свободы на срок не ниже пяти лет со строгой изоляцией и конфискацией всего имущества.

При установлении судом неосведомленности участника о конечных целях означенного в сей статье преступления, участие в нем карается – лишением свободы на срок не ниже трех лет».

Инициатором введения этой статьи был В.И. Ленин. Свою мотивацию он изложил очень ясно и откровенно:

«Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого».

Называя в дальнейшем 58-ую статью «террористической» мы лишь подчеркиваем ее историческую связь с политикой государственного «революционного» террора.

Позднее 58-ая статья претерпела несколько редакций – в 1926, 1928 и 1934 году. Эти изменения полностью соответствовали ленинским заветам – «формулировать как можно шире» и по сути отражали те перемены, которые вносила в жизнь страны логика государственного террора. В результате статья обрела сложную структуру – статьи 58-1, 58-1а – 58-1г, 58-2 – 58-14, и после добавлений 1937 года содержала 17 самостоятельных статей. В них уже говорилось о «пропаганде или агитации, содержащих призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти» (58-10), о «недонесении о достоверно известном, готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении» (58-12), об активной борьбе против революционного движения при царском строе (58-13), о контрреволюционном саботаже (58-14).

Устранение этой статьи из основ уголовного законодательства СССР в 1958 шло под лозунгом «укрепления и дальнейшего развития социалистической законности». Это был «курс XX съезда КПСС», направленный «на преодоление культа личности Сталина и его вредных последствий, на восстановление ленинских норм партийной жизни, а также на усиление контроля партии за деятельностью органов безопасности, суда, следствия и прокуратуры».

Парадокс в нашем случае заключается в том, что устранение 58-ой статьи, введенной в УК по настоянию Ленина, в интерпретации Хрущева как раз и означало «восстановление ленинских норм» и «укрепление социалистической законности».

При этом в аргументации Хрущева «логика террора» не была отменена окончательно. Был только сужен ее размах и снижена риторика. В отчетном докладе XX съезду КПСС Никита Сергеевич отметил: «Опыт показывает, что малейшее ослабление социалистической законности враги Советского государства пытаются использовать для своей подлой, подрывной работы». Страна по-прежнему мыслилась de facto на положении «осажденной крепости», поэтому «контрреволюционные преступления» по сути не отменялись, но должны была пройти через своего рода «ребрендинг».

Новый уголовный кодекс 1960 года содержал главу «Государственные преступления», статьи с 64-й по 88-ю описывали «особо опасные государственные преступления» – измена родине, шпионаж, террористический акт, применение биологического оружия и т. д., а также «иные государственные преступления» – нарушение равноправия граждан по признаку расы, национальности или отношения к религии, разглашение государственной тайны, передачу иностранным организациям сведений, составляющих служебную тайну, бандитизм и т. д.

Основной «внутриполитической» статьей была 70-я:

«Агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Советской власти либо совершения отдельных особо опасных государственных преступлений, распространение в тех же целях клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно распространение либо изготовление или хранение в тех же целях литературы такого же содержания». Наказание – лишение свободы на срок от шести месяцев до семи лет или ссылкой на срок от двух до пяти лет.

Но при этом «политическая часть» УК была дополнена статьей 190-1:

«Систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно изготовление или распространение в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания». Наказание в этом случае была предусмотрено «лишением свободы на срок до трех лет, или исправительными работами на срок до одного года, или штрафом до ста рублей». Конечно, о высшей мере наказания в данном случае речи уже не шло, «вышка» светила за измену родине, шпионаж и террористический акт.

Последние реликты ленинско-сталинской 58 статьи – 70-ая и 191.1 – были отменены указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 11.09.1989 года. Получается, что только в этом «перестроечном» году окончательно перестала действовать большевистская «логика террора».

Но вот, что еще важно. Террористическая 58-ая статья неразрывно связана с таким понятием как «враг народа». Ни в одном советском уголовном кодексе такого понятия не было, однако оно присутствовало в основном законе страны – «сталинской» конституции 1936 года. В второй части 131 статьи читаем: «Лица, покушающиеся на общественную, социалистическую собственность, являются врагами народа». Конституционный статус врагов народа был подтвержден и редакцией основного закона страны от 9 июля 1975 года.

Формально советское законодательство распрощалось с «врагами народа» только в 1977 году с принятием «брежневской» конституции. Но осадок, как говориться, остался. Исторический осадок. Попробуем разобраться.

Политическая номинация «враг народа» не была, конечно, изобретением советского периода, хотя именно большевики активно внедряли ее в официальную риторику, начиная с августа 1917 года. Hostis publicus, «враг общества», и hostis populi Romani, «враг римского народа», – так именовались враги народа в Древнем Риме. Термин этот относился к области права, но мотивации и процедуры его применения были преимущественно политическими. Во времена республики решение о присвоении этого малопочетного титула принимали римские сенаторы, а получивший такую «статью» римский гражданин объявлялся вне закона и по сути подлежал уничтожению. Hostis publicus становится разменной картой в политических играх времен Римской империи. Так, например, сначала Римский сенат объявил «врагом общества» Гальбу, наместника провинции Тарраконская Испания, поднявшего восстание против императора Нерона, а затем и самого Нерона. Гальбу при этом сенат провозгласил императором. Позднее соперничество между Западной и Восточной частями Римской империи вылилось в острый политический конфликт. И в 397 году Константинопольский сенат объявил hostis publicus регента Западной империи Флавия Стилихона, а Римский сенат предпринял симметричное действие по отношению к его восточному сопернику – Гильдону. Гильдон проиграл и покончил с собой. Как и «враг народа» Нерон, кстати.

Воскресили античную славу врагов народа французские якобинцы. В новом контексте «враг народа» означал «враг революции». В правовом поле революционного законодательства этот термин появился благодаря «Закону о Революционном трибунале» от 10 июня 1794 года.

Именно этот закон положил начало Большому террору – массовой волне репрессий времен Французской революции. 5-ая статья этого закона давала краткое определение «врагов народа» – это те, кто силой или хитростью стремится «уничтожить общественную свободу», а 6-ая статья давала подробную номенклатуру таких врагов. Это и те, кто намерен изменить существующий строй, и виновные в военной измене, и саботажники, и те, кто обвинялся в содействии преступным замыслам или в недонесении на них, и те, кто распространял информацию, способную вызвать «упадок духа» нации, или дезинформацию с целью вызвать беспорядки и раскол в обществе и т.д. Всего 10 позиций. За все преступления, назначенные врагам народа, 7-ая статья закона определяла единственный вид наказания – смертную казнь. Однако уже 28 июля того же, 1794 года, главные инициаторы принятия этого закона – Максимилиан Робеспьер и Жорж Кутон были казнены как «враги Республики» под аплодисменты толпы. А через пять дней, 1 августа, «Закон о Революционном трибунале» был отменен.

Однако у революций не может не быть врагов. Из французского наследия необходимость в них вместе с соответствующим юридическим понятием была унаследована пришедшими к власти в 1917 году русскими революционерами. И когда в сентябре 1918 года настала очередь «красного террора», то из политической риторики враги перешли в практическую сферу, т.е. подлежали выявлению и уничтожению. Против них и была введена в уголовный кодекс 58-ая статья, а с годами, следуя ленинским принципам, эта норма государственного терроризма формулировалась все шире и шире.

Александр Пыжиков, доктор исторических наук РАНХ и ГС

Понравилась публикация? Поддержите издание!

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес