Моральный вред в гражданском судопроизводстве

Что такое компенсация морального вреда (ущерба)?

В отличие от европейских стран, в России практика взыскания морального ущерба не так распространена. Впервые компенсация морального вреда появилась в 90-е годы. В Гражданском Кодексе РФ была закреплена такая возможность.

Согласно ст. 151 ГК РФ моральным вредом признаются нравственные или физические страдания, проявившиеся вследствие действий, которые нарушают личные неимущественные права гражданина или сопряжены с посягательством на его нематериальные блага. Причем физические страдания должны возникать в связи с нарушением именно нематериальных прав человека.

К моральному вреду можно отнести унижение чувств пострадавшего, приведшее к появлению у него негативных эмоций и ощущений, в результате которых был нанесен вред его психике или физическому состоянию.

Нравственные переживания пострадавшего от:

  • Утраты родственников.
  • Потери работы.
  • Невозможности продолжать общественную жизнь.
  • Раскрытия врачебной тайны.
  • Распространения не достоверных сведений порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.
  • Ограничения прав и лишения свободы — относятся к моральному ущербу.
  • Нравственные страдания, связанные с физической болью от причиненного увечья или повреждения, которые повлекло за собой противоправное деяние, направленное против нематериальных благ или неимущественных прав, исходя из ст. 151 ГК РФ.

Описание нематериальных благ гражданина и человека мы можем найти в ст. 150 ГК РФ.

К нематериальным благам относятся:

  • Достоинство личности.
  • Жизнь и здоровье.
  • Честь и доброе имя.
  • Личная неприкосновенность.
  • Неприкосновенность частной жизни.
  • Право свободного передвижения.
  • Личная и семейная тайна.
  • Деловая репутация.
  • Выбор места жительства.
  • Право на имя.
  • Авторское право.

При рассмотрении исков о взыскание морального ущерба суд учитывает все заслуживающие внимания обстоятельства и степень вины нарушителя. Помимо этого суд обязан учитывать степень нравственных и физических страданий, лица, которому причинен вред. При этом перенесенные страдания пострадавшего должны находиться в причинно-следственных связях с противоправным деянием против его нематериальных благ или неимущественных прав. Доказывать их наличие обязан потерпевший, причем законодательство, включив в понятие моральный ущерб и физические страдания, обязало пострадавшего предоставлять и их доказательства.

Российским законодательством предусмотрена только одна форма компенсации морального вреда – денежная. Таким образом, потерпевший не может заявить в судебном иске о компенсации морального ущерба, указав что ему за его страдания необходимо присудить, например «Мерседес». Норма способа компенсации закреплена в ст. 1101 ГК РФ. Данная статья Гражданского Кодекса дополняет и разъясняет необходимость для судов при рассмотрении таких дел учитывать индивидуальные особенности потерпевшего, и фактические обстоятельства при которых был причинен моральный ущерб.

Понятие о моральном вреде, как о нравственных и физических страданиях человека делает невозможным применение данного термина к юридическим лицам. То есть подать исковое заявление о причинении морального ущерба может только физическое лицо. Непосредственное отношение данного физического лица, к какому либо государству законом не оговорено, поэтому стоит предположить, что ст. 151 ГК РФ могут воспользоваться и иностранные граждане и лица без гражданства.

Участниками судебного процесса по компенсации морального вреда являются физические лица или их представители, права, на представление которых подтверждены соответствующими документами, а именно: доверенностью на ведение дел, заверенной нотариально. Так же участником судопроизводства в данной ситуации является ответчик, которым может являться не только физическое, но и юридическое лицо.

Исковое заявление всегда подается по месту жительства ответчика.

Судебный иск о компенсации морального вреда должен содержать:

  1. Признание права истца непосредственно на компенсацию морального ущерба (Описание, какие именно права истца нарушены, что повлекли за собой противоправные действия ответчика и т.д.);
  2. Сумму компенсации, которую истец желает, взыскать с ответчика. (Верхняя и нижняя границы суммы иска о компенсации морального вреда, законом не определена.);
  3. Просьбу взыскать с ответчика сумму, указанную в иске.

К иску о компенсации морального вреда в обязательном порядке прилагаются доказательства размера такого вреда и материальных затрат понесенных истцом для устранения физических или нравственных страданий возникших в результате противоправных действий ответчика.

Физические страдания, например можно подтвердить выпиской из истории болезни, справкой о нетрудоспособности. Дабы суд не усомнился в наличии нравственных страданий подойдут показания двух свидетелей, самолично наблюдавших в этот период за пострадавшим.

Основаниями для компенсации морального вреда является: противоправное действие, причинившее физические или нравственные страдания.

Ст. 1100 ГК РФ предусмотрены случаи, когда компенсация морального ущерба осуществляется вне зависимости от вины причинителя.

Согласно ст. 1100 ГК РФ к таким основания относятся:

  1. Вред, причиненный распространением сведений порочащих деловую репутацию, честь и достоинство.
  2. Вред, причиненный здоровью или жизни гражданина источником повышенной опасности (Например: собакой, башенным краном, автомобилем и т.д.).
  3. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности или незаконного осуждения, применения недопустимых мер пресечения, таких как подписка о невыезде, заключения под стражу, незаконного наложения и взыскания административного штрафа или ареста, а так же незаконным назначением исправительных работ.

Как истцу, так и ответчику, скорее всего, понадобиться помощь адвоката. Участие в судебном процессе адвоката, делает его более законным. Так, например, хороший адвокат сможет помочь потерпевшему собрать сведенья о причиненных ему страданиях и обратить внимание суда на важные факторы определяющие степень вины ответчика и размер вреда. Ответчику, же в свою очередь, порекомендует линию поведения для уменьшения суммы морального ущерба, ведь не каждый знает, что участие в лечении пострадавшего может существенным образом повлиять на размер суммы иска.

Если вас интересует тематика гражданского судопроизводства, советуем прочитать также — » рента и пожизненное содержание с иждивением «.

Моральный вред в гражданском судопроизводстве

• протоколы собраний общественных организаций, трудовых коллективов;

• акты должностных лиц органов государственного управления, местного самоуправления, общественных организаций;

• письменные обращения истца с просьбой о совершении какого-либо действия;

• письменный отказ ответчика в совершении действия;

• объяснения сторон и показания свидетелей, если отказ был сделан в устной форме;

• объяснения сторон, если отказа не последовало, но действия совершены не были.

Для установления личных неимущественных прав истца, нарушенных действиями (бездействием) ответчика, и нематериальных благ, на которые они посягают, необходимо использовать: объяснения сторон, медицинскую карту, заключения экспертов и т.д.

Следующий факт, входящий в предмет доказывания, – степень вины причинителя вреда может быть подтвержден с помощью: объяснений сторон, договора купли-продажи, товарными чеками, кассовыми чеками, договором поставки товара, показаниями свидетелей.

Перечень необходимых доказательств для установления того, в чем выразились физические или нравственные страдания, и размер компенсации приведем вместе, поскольку между ними имеется тесная взаимосвязь. Эти факты могут быть подтверждены: объяснениями сторон, заключениями экспертов, справками из лечебно-профилактических учреждений, выписками из истории болезни, справками о заработной плате ответчика, декларацией о доходах ответчика, справками о составе семьи ответчика, справками о наличии у ответчика иждивенцев и т.д.

Таким образом, по делам о компенсации морального вреда могут быть использованы все средства доказывания, предусмотренные законом (ст. 55 ГПК): объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства (в отличие от остальных средств доказывания по данной категории дел они используются достаточно редко), заключения экспертов. Все доказательства по гражданскому делу должны собираться с учетом требований об относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Далее хотелось бы прокомментировать предлагаемый перечень необходимых доказательств.

Требование о компенсации морального вреда является, как правило, требованием, сопутствующим какому-либо иному требованию о возмещении вреда (имущественного или неимущественного). Следовательно, в зависимости от того, совместно с каким требованием заявляется требование о компенсации морального вреда, такими доказательствами и может быть подтверждено причинение данного вреда. Приведем некоторые примеры доказывания факта причинения вреда (следует оговориться, что указанный перечень далеко не полный и может быть дополнен в зависимости от того, какими действиями (бездействием) вред причинен).

Если моральный вред причинен в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу либо незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, эти действия должны быть подтверждены следующими доказательствами: копией оправдательного приговора суда, копией постановления о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям, копиями решений суда об отмене постановлений административных органов о наложении административных взысканий.

Если вред причинен в результате продажи некачественного товара, ненадлежащего или несвоевременного оказания услуг и т.д., т.е. вытекает из правоотношений по защите прав потребителей, то следующие факты должны быть подтверждены указанными доказательствами: факт заключения договора купли-продажи – письменным договором, товарным чеком, кассовым чеком или показаниями двух свидетелей, если для данного договора не предусмотрена обязательная письменная форма; факт заключения договора об оказании услуг или договора подряда – соответствующим договором. Также в данном случае должно доказываться и ненадлежащее качество вещи, ненадлежащее исполнение или несвоевременное оказание услуги. Указанные обстоятельства могут быть подтверждены вещественными доказательствами, заключениями экспертов.

Если моральный вред причинен в результате причинения увечья или иного повреждения здоровья, а также смертью кормильца, то факт совершения указанных действий может быть подтвержден следующими доказательствами: актом о несчастном случае на производстве, протоколами дорожно-транспортного происшествия, копией приговора суда по уголовному делу, который будет иметь преюдициальное значение, копией постановления о прекращении уголовного дела, справками о составе семьи умершего, о лицах, находившихся у него на иждивении (представление данных доказательств необходимо для того, чтобы проверить право истца на предъявление иска о компенсации морального вреда).

Если моральный вред причинен в результате распространения сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, то должен быть доказан факт распространения данных сведений; это могут быть публикации в средствах массовой информации, записи телевизионных программ, служебные характеристики, протоколы собраний общественных организаций, трудовых коллективов и другие доказательства, подтверждающие распространение не соответствующих действительности сведений.

Если моральный вред причинен в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц органов государственного управления, местного самоуправления, общественных организаций, указанные действия могут быть подтверждены какими-либо актами этих органов; в случае, когда моральный вред был причинен в результате бездействия указанных лиц, оно может подтверждаться письменными обращениями истца с просьбой о совершении какого-либо действия и письменным отказом ответчика совершить действия. Если отказ был сделан в устной форме, то он может быть подтвержден объяснениями сторон и свидетельскими показаниями; в случае если отказа не последовало, но действия совершены не были, то можно ограничиться только объяснениями стороны.

Для установления личных неимущественных прав истца, которые нарушены действиями (бездействием) ответчика, и нематериальных благ, на которые они посягают, должны использоваться только объяснения стороны. В частности, в своих объяснениях сторона может ссылаться на невозможность продолжать активную общественную жизнь, потерю работы, раскрытие семейной, врачебной тайны, распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временное ограничение или лишение каких-либо прав и т.д. Также необходимо доказывать наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) и причиненным моральным вредом. Данная связь может доказываться объяснениями стороны о том, когда она начала претерпевать страдания: если это физические страдания, то связь может подтверждаться заключением экспертов (например, наступление заболевания в результате причинения травмы истцу источником повышенной опасности).

Следующий факт предмета доказывания – степень вины причинителя вреда (в том случае, если вина является основанием для компенсации морального вреда). В разделе о распределении бремени доказывания мы уже говорили о презумпции вины причинителя вреда, следовательно, в том случае, когда вина является основанием для компенсации морального вреда, доказывать отсутствие своей вины должен ответчик, при этом он может пользоваться любыми средствами доказывания. Если моральный вред причинен в результате продажи некачественного товара, ненадлежащего оказания услуги и т.п., в подтверждение отсутствия вины продавец, исполнитель, изготовитель (ответчик) могут ссылаться на то, что товар был поврежден в результате действий истца либо гарантийный срок ремонта истек. Эти факты могут быть подтверждены заключением эксперта, доказательствами, указывающими на дату продажи товара и на установленный срок гарантии (договор купли-продажи, товарные, кассовые чеки, договор поставки товара). В случае если вина не является основанием для компенсации вреда (причинение вреда жизни и здоровью гражданина источником повышенной опасности, причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, причинение вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию), ответчик, как уже было сказано, должен доказать наличие вины либо умысла в действиях потерпевшего, чтобы с учетом этого суд мог решить вопрос об освобождении его от ответственности. Для доказывания этих фактов также могут использоваться любые средства доказывания. Например, при причинении вреда источником повышенной опасности ответчик может доказывать, что потерпевший сам кинулся под колеса автомашины с целью покончить жизнь самоубийством; данный факт можно установить с помощью свидетельских показаний, записок потерпевшего и т.д. При причинении вреда незаконным осуждением или незаконным привлечением к уголовной ответственности может доказываться тот факт, что незаконному осуждению или незаконному привлечению к уголовной ответственности истец был подвергнут в результате самооговора; факт может доказываться свидетельскими показаниями, материалами уголовного дела, объяснениями истца. В случае, когда компенсация морального вреда возможна только при наличии вины причинителя вреда, то вина должна учитываться и в форме умысла, и в форме неосторожности, т.е. лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия и при этом либо желало их наступления, либо не желало, но сознательно допускало их, либо относилось к ним безразлично, либо самонадеянно рассчитывало (без достаточных к тому оснований) на их предотвращение, либо лицо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть. Эти обстоятельства могут определяться только с учетом конкретных обстоятельств причинения вреда.

Необходимые доказательства, подтверждающие нравственные или физические страдания, и размер компенсации мы рассматривали вместе.

Особо хотелось бы остановиться на определении судом степени физических и нравственных страданий с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего. Наиболее часто используемым средством доказывания по делам о компенсации морального вреда являются объяснения сторон. Следовательно, именно из объяснений истца суд может получить сведения о его страданиях и степени этих страданий. Одним из критериев определения размера компенсации морального вреда иногда выделяется «искренность страданий» [84], что на данный момент своей актуальности не утратило. Даже предполагая добросовестность большинства истцов, мы не можем исключить возможности предъявления исков о компенсации морального вреда с целью получения денежной суммы тогда, когда реально нравственных или физических страданий истец не испытывает. Он лишь спекулирует нормой права с целью извлечения для себя прибыли. Вопрос об эмоциональном состоянии лица (пребывает ли лицо в состоянии стресса, эмоциональной напряженности), а также психофизических особенностях его личности, способных повлиять на восприятие им событий, должен решаться с учетом мнения эксперта-психолога. Поэтому по делам о компенсации морального вреда было бы целесообразно назначать судебно-психологическую экспертизу. Однако сторона может уклоняться от участия в экспертизе. Возможно ли в этом случае применение последствий, предусмотренных ч. 3 ст. 79 ГПК, т.е. возможно ли считать опровергнутым факт претерпевания потерпевшим нравственных или физических страданий? Думается, что нет. Следует согласиться с мнением, высказанным Т.В. Сахновой: «В данном случае следует руководствоваться целями и общими методами гражданского процесса: защита прав личности (а не достижение объективной истины любыми средствами) и диспозитивность процесса. Поэтому в возникшей коллизии приоритет, безусловно, должен быть отдан соблюдению прав личности» [85]. В данной ситуации следовало бы рекомендовать привлечение в процесс в качестве специалиста психолога.

Для подтверждения наличия физических страданий (истец испытывает головные боли, чувство удушья, тошноты и т.д.) могут быть использованы объяснения истца, справки из лечебно-профилактических учреждений, выписки из истории болезни об обращениях истца в эти учреждения, заключения медико-социальной экспертизы и т.д.

Для определения размера компенсации при причинении вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, средствами массовой информации необходимо учитывать степень распространения этих сведений. Она зависит от тиража печатного издания, места его распространения, диапазона трансляции теле– и радиопередач, аудитории, для которой они предназначены.

Статьи 151 и 1101 ГК РФ называют также следующие критерии для определения размера компенсации морального вреда:

• иные заслуживающие внимания обстоятельства;

• требования разумности и справедливости.

Указанные критерии можно раскрыть следующим образом. Во-первых, размер компенсации не может быть поставлен в зависимость от удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований [86]. Во-вторых, возможно установить в качестве критерия материальное положение причинителя вреда, поскольку «справедливость не позволяет, чтобы в интересах строгого проведения начала возмещения морального вреда отдельные лица или даже целые семьи ввергнуты были в плачевные условия жизни» [87]. Для подтверждения затруднительного материального положения ответчика им могут быть представлены документы о доходах (справка о заработной плате, декларация о доходах), а также справка о составе семьи и о наличии у него иждивенцев. В то же время не должно использоваться в качестве критерия материальное положение потерпевшего, поскольку это могло бы послужить основой для вынесения решений по аналогичным основаниям компенсации вреда, но с определением различных размеров компенсации.

При определении размера компенсации необходимо также учитывать и степень вины истца, когда был доказан его умысел в причинении вреда, а также другие обстоятельства причинения морального вреда, о которых уже говорилось выше. Только с учетом конкретных обстоятельств дела суд может прийти к выводу о наличии у истца права на компенсацию морального вреда и определить размер присуждаемой компенсации.

§ 8. Компенсация морального вреда

Основания и принципы компенсации морального вреда регулируются нормами ст. 151, 1099-1101 ГК.
В ст. 151 ГК моральный вред определен как физические и нравственные страдания. Такие страдания проявляются в форме негативных физических ощущений, психических переживаний, в той или иной степени лишающих человека психического благополучия, душевного равновесия.

Наличие морального вреда связывается с наступлением негативных последствий действий причинителя в неимущественной сфере потерпевшего.
В п. 1 ст. 150 ГК содержится незакрытый перечень неимущественных прав и нематериальных благ, при нарушении или посягательстве на которые может возникнуть обязательство по возмещению морального вреда. Это жизнь, здоровье, деловая репутация, право авторства, право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и др. Все они являются абсолютными, неотчуждаемыми и непередаваемыми иным способом. В случае нарушения этих прав не требуется наличие специального закона, предусматривающего возможность компенсации морального вреда.
Противоправные действия причинителя вреда могут выражаться в разглашении информации, запрет разглашения которой предусмотрен законом (например, адвокатской, врачебной тайны), в распространении не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию, в публикации личной переписки без ведома ее владельца и т.д.
Обязанность возместить моральный вред возникает, по общему правилу, при условии вины причинителя, наличие которой презюмируется. Форма вины значения не имеет.
Согласно ст. 1100 ГК моральный вред подлежит компенсации независимо от вины в случаях, если вред причинен:
а) жизни или здоровью потерпевшего источником повышенной опасности;
б) гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
в) распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;
г) в иных случаях, предусмотренных законом.
Моральный вред компенсируется в денежной форме (п. 1 ст. 1101 ГК). Размер такой компенсации не зависит от наличия и размера подлежащего возмещению имущественного вреда.
Согласно ст. 151, 1101 ГК при определении размера компенсации морального вреда суд должен учитывать: степень вины причинителя вреда (если вред возмещается на началах вины); степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; характер таких страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, и индивидуальных особенностей потерпевшего; требования разумности и справедливости; иные заслуживающие внимание обстоятельства.
Например, при определении размера компенсации морального вреда, причиненного распространением в средствах массовой информации порочащих сведений, не соответствующих действительности, суд учитывает характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений, добровольное опровержение редакцией таких сведений.
На требования о возмещении морального вреда исковая давность не распространяется.

Правовая неопределенность факта причинения морального вреда в гражданском судопроизводстве (Канунникова Л.В., Хлудов Е.Ю.)

Дата размещения статьи: 23.11.2017

Серьезной проблемой, постоянно возникающей в практике рассмотрения гражданских дел о взыскании компенсации морального вреда, является вопрос доказывания истцом факта причинения ему морального вреда и, соответственно, опровержение факта наличия такого вреда у истца ответчиком.
Действительно, в споре о возмещении имущественного вреда истец в подтверждение своих доводов обязан представить суду доказательства причинения вреда — техническое заключение, акт оценки и т.д., и ответчик в случае оспаривания им требований истца имеет возможность проверить, действительно ли вред причинен именно его действиями, и представить суду доказательства, опровергающие сам факт его причинения истцу. Однако как быть с моральным вредом, в силу своей правовой природы не имеющим объективного физического выражения, в связи с чем сам факт его причинения не может быть подвергнут судом объективной проверке? Как доказательно подтвердить или опровергнуть связь морального вреда, на причинение которого ему ответчиком ссылается истец, с действиями (бездействием) ответчика? Ведь положения ст. 56 ГПК РФ обязывают стороны представить суду доказательства своих требований и возражений. Положения ст. 67 ГПК РФ обязывают суд оценить представленные сторонами доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании, оценить относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, а также отразить результаты этой оценки в решении, указав мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. В свою очередь, положения ч. 4 ст. 198 ГПК РФ обязывают суд указать в мотивировочной части решения установленные им обстоятельства дела, доказательства, на которых основаны его выводы об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд. Таким образом, исходя из положений как материального (ст. ст. 151, 1101 ГК РФ), так и указанных выше положений процессуального права необходимым условием удовлетворения иска является доказанность факта причинения истцу данного вреда действиями (бездействием) ответчика. Однако парадокс состоит в том, что исходя из правовой природы данного вреда доказать его наличие у истца и его обусловленность именно действиями ответчика весьма затруднительно, а по нашему мнению, в надлежащем процессуальном порядке — невозможно. Складывающаяся в настоящее время судебная практика пошла по пути своеобразного процессуального упрощения в разрешении сложных вопросов, возникающих при разрешении споров о взыскании компенсации морального вреда при доказывании факта его причинения: по существу, суды освобождают истцов от необходимости доказывания факта его причинения. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись с решениями судов по соответствующим делам. Так, разрешая иск родственника лица, чья смерть наступила вследствие совершения ответчиком нашумевшего преступления, суд указал: «П. был признан потерпевшим по этому делу в связи с тем, что погибшая Е. приходилась ему родной сестрой».
В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. В связи с причинением вреда здоровью и последующей смертью сестры Е. истец, безусловно, испытал нравственные страдания, связанные с потерей близкого человека. Таким образом, учитывая установленные судом обстоятельства, а также перечисленные нормы права, суд приходит к выводу, что с ответчика подлежит взысканию компенсация морального вреда. Нетрудно заметить, что, по сути, обоснование судом удовлетворения исковых требований истца о взыскании компенсации морального вреда свелось к пространному цитированию норм материального и процессуального права ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, ст. ст. 151, 1079, 1100, 1101 ГК РФ, разъяснений высших судебных инстанций по вопросам их применения: Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (ред. от 06.02.2007) и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», а также следующему указанию: «В связи с причинением вреда здоровью и последующей смертью сестры Е. истец, безусловно, испытал нравственные страдания, связанные с потерей близкого человека». При этом следует отметить, что, процитировав и применив положения абз. 1 — 2 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (ред. от 06.02.2007), определяющие форму, в которой может находить выражение моральный вред, суд, вынося решение, не принял во внимание положения абз. 2 п. 1 указанного Постановления, согласно которым «суду следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию, и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора», т.е. положения Пленума, регламентирующие установление обстоятельства причинения потерпевшему морального вреда. Равно, процитировав положения п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при рассмотрении данного дела суд по неясной причине не принял во внимание положения абз. 2 п. 1 указанного Постановления, согласно которым «при рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам, суду необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий. Указанные обстоятельства влияют также и на определение размера компенсации этого вреда. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда». Таким образом, при рассмотрении данного дела суд, по существу, освободил истца от доказывания обстоятельств, указанных в приведенных нами положениях Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», хотя, как следует из данных разъяснений, истец не был освобожден законом от обязанности их доказывания. Таким образом, рассмотрение данного дела судом, по нашему мнению, не соответствовало установленному Конституцией РФ принципу равенства перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ). Особое значение данная проблема приобретает при рассмотрении судом получивших в настоящее время широкое распространение гражданских дел по искам о взыскании компенсации морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинских услуг. Понимая, что объективно наличие морального вреда доказать весьма затруднительно, суды фактически освобождают истцов по таким делам от необходимости доказывания данного обстоятельства, возлагая на ответчика — медицинскую организацию обязанность доказать надлежащее качество медицинских услуг, т.е. фактически подменяя предмет доказывания по делу, поскольку, как легко заметить, наличие морального вреда и качество медицинских услуг — далеко не равнозначные понятия, а ситуация, когда некачественное оказание услуг (и не только медицинских) само по себе не влечет причинения морального вреда, является достаточно вероятной. Таким образом, основания для освобождения истцов по данной категории дел от доказывания именно того обстоятельства, на котором они основывают свои исковые требования, т.е. причинения им морального вреда и его размера, являются, по нашему мнению, прямым нарушением требований ст. 56 ГПК РФ. Между тем определение способов доказывания факта причинения морального вреда в рамках соответствующего дела приводит к возникновению многочисленных вопросов. Так, в частности, обращаясь в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда, истец ссылается на факт причинения ему такого вреда ответчиком. Таким образом, бремя доказывания обстоятельств, подлежащих доказыванию в рамках соответствующего дела, подлежит распределению между сторонами следующим образом: истцу надлежит доказать факт причинения ему ответчиком морального вреда, ответчику, в свою очередь, надлежит доказать или факт отсутствия причинения вреда истцу, или, в случае если факт наличия такого вреда ответчиком не оспаривается, отсутствие его вины в причинении такого вреда. Также ответчик должен иметь возможность объективно оспорить размер вреда, на наличие которого ссылается истец. При этом ответчик, безусловно, должен иметь возможность оспорить утверждения истца доказательствами, имеющими объективный и безусловный характер. Согласно положениям ст. 151 ГК РФ моральный вред представляет собой повреждение личных неимущественных благ гражданина, т.е. не имеет объективного, в частности имущественного, выражения, в связи с чем факт его причинения по существу будет известен суду только со слов истца. С учетом изложенного закономерно встает вопрос о том, как и каким образом ответчик должен опровергнуть факт наличия у истца морального вреда или, например, что имеющийся у истца моральный вред, выражающийся, например, в виде сильного стресса, причинен не по вине ответчика, а иных лиц и вследствие иных обстоятельств, а не тех, на которые ссылается истец. Равно остается неясным, как ответчик может доказать необоснованность имущественной оценки истцом размера морального вреда, имеющего неимущественный характер. Таким образом, отмеченные нами выше неясности правового определения морального вреда, а также противоречия его неимущественной природы и имущественного способа его компенсации имеют весьма существенное значение для практики рассмотрения судом дел соответствующей категории. При этом, по нашему мнению, данные неясности значительно ухудшают положение ответчика перед судом, так как фактически лишают его возможности опровержения доводов истца, т.е. отсутствуют основания для удовлетворения иска. Кроме того, то обстоятельство, что согласно положениям ст. 151 ГК РФ моральный вред представляет собой повреждение личных неимущественных благ гражданина, вызывает необходимость непосредственного исследования при рассмотрении соответствующего дела личности потерпевшего, т.е. обстоятельств, относящихся к личной жизни истца, и его персональным данным. При этом необходимость такого исследования со стороны ответчика неизбежно будет вызывать необходимость для ответчика согласно ст. 56 ГПК РФ опровергнуть утверждения и доводы истца. В свою очередь, для суда такая необходимость вызывается необходимостью выполнения требований абз. 2 ст. 151 ГК РФ, согласно которым при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред. Таким образом, индивидуальные особенности личности потерпевшего в силу прямого указания данной нормы материального права имеют существенное значение для правильного и законного разрешения дела по существу, которые суд согласно требованиям ч. 1 ст. 67 ГПК РФ обязан исследовать лично и непосредственно. Однако ч. 1 ст. 138 УК РФ запрещает незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, устанавливая уголовную ответственность за нарушение данных требований уголовного закона. Таким образом, действующее законодательство запрещает ответчику сбор сведений о личной жизни истца, устанавливая за такой сбор уголовную ответственность. Нарушение данного запрета повлечет недопустимость соответствующих доказательств и невозможность их использования судом согласно положениям ч. 2 ст. 55 ГПК РФ. Анализ действующего законодательства, по нашему мнению, приводит к выводу о том, что указанные нами неясности норм материального права, регулирующих соответствующие правоотношения, приводят к тому, что в сложившейся в настоящее время судебной практике истец по соответствующему иску имеет при рассмотрении судом соответствующего дела все преимущества перед ответчиком: по сути, он освобожден от необходимости доказывания обстоятельств, имеющих значение для правильного и законного разрешения дела по существу.
Ответчик же в связи с неясностью указанных нами норм права, по существу, лишен в соответствующем деле процессуальной инициативы по опровержению доводов истца, что, безусловно, нарушает установленный ч. 1 ст. 19 Конституции РФ принцип равенства сторон перед законом и судом. Также, по нашему мнению, указанный принцип прямо нарушается установленной абз. 2 ст. 151 ГК РФ обязанностью суда учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.
Указанные нами неясности норм законодательства о компенсации морального вреда невольно заставляют задуматься о том, является ли данный вид вреда действительно правовой категорией или он представляет собой искусственный, т.е., по существу, инородный, институт права.

Литература

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СПС «КонсультантПлюс».
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (ред. от 03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016) // СПС «КонсультантПлюс».
3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ (ред. от 23.05.2016) // СПС «КонсультантПлюс».
4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (ред. от 02.03.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016) // СПС «КонсультантПлюс».
5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // СПС «КонсультантПлюс».
6. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (ред. от 03.07.2016) // СПС «КонсультантПлюс».
7. Федеральный закон от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании» // Российская газета. 2010. 3 декабря. Федеральный выпуск N 5353.
8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // СПС «КонсультантПлюс».
9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» // СПС «КонсультантПлюс».
10. Канунникова Л.В. Компенсация морального вреда по искам о качестве медицинских услуг // Медицинское право. 2014. N 6. С. 22 — 26.
11. Сергеев Ю.Д. Ненадлежащее оказание медицинской помощи и пути ее профилактики — сверхактуальная научно-практическая проблема // Медицинское право. 2016. N 2 (66). С. 3 — 5.