Личные права и свободы осужденных

Права и обязанности осужденных к лишению свободы

Правила поведения осужденных к лишению свободы, их права, обязанности и запреты закреплены в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста РФ от 8 июля 2002 г.

В отличие от прав и обязанностей, прописанных в законе в общем виде, права и обязанности осужденных к лишению свободы регламентированы исключительно подробно – это обусловлено в том числе и стремлением иметь дополнительные гарантии обеспечения законности при исполнении лишения свободы.

Осужденные к лишению свободы имеют право: получать информацию о своих правах и обязанностях, распоряжаться личным временем, предусмотренным распорядком дня, не нарушая при этом установленных правил поведения; на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, на охрану здоровья и личную безопасность; участвовать в культурно-массовых и спортивных мероприятиях, пользоваться библиотекой, настольными играми; вступать в самодеятельные организации осужденных; пользоваться услугами адвокатов, а также других лиц, имеющих право на оказание юридической помощи; обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами к администрации учреждения, в вышестоящие органы уголовно-исполнительной системы, суд, прокуратуру, органы государственной власти и местного самоуправления, общественные объединения, а также в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты осужденных.

Осужденным гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания. Осуществление права на свободу совести и свободу вероисповедания является добровольным.

При осуществлении прав осужденных не должны нарушаться порядок и условия отбывания наказаний, а также ущемляться права и законные интересы других лиц.

При определении правового положения осужденных к лишению свободы принципиальным является прежде всего закрепление в законе их обязанностей.

Данные требования вытекают из обязанности исполнения приговора суда о применении наказания, которое должен исполнить и сам осужденный со всеми тяготами и лишениями, позором и неудобствами, утратой определенных благ и возможностей и многими другими негативными последствиями.

Осужденные к лишению свободы обязаны: выполнять требования Правил внутреннего распорядка исправительного учреждения; соблюдать распорядок дня, установленный в исправительном учреждении; являться по вызову администрации, давать письменные объяснения по ее требованию по фактам нарушения установленного порядка отбывания наказания и другим основаниям; проходить медицинское освидетельствование с целью своевременного обнаружения инфекционных заболеваний, а также выявления фактов употребления алкогольных, наркотических и сильнодействующих (токсических) веществ; бережно относиться к имуществу исправительного учреждения и другим видам имущества; соблюдать правила пожарной безопасности; добросовестно относиться к труду и учебе, содержать в чистоте и опрятности жилые помещения, рабочие места, одежду, по установленному образцу заправлять постель; следить за наличием и состоянием индивидуальных табличек на кроватях, тумбочках и вещевых мешках в помещениях отрядов, где хранятся их личные вещи; соблюдать правила личной гигиены, иметь короткую стрижку волос на голове, для мужчин – короткую правку бороды и усов, хранить продукты питания и предметы индивидуального пользования в специально оборудованных местах и помещениях.

Таким образом, права и обязанности заключенных регламентируются Уголовно-исполнительным кодексом и иными законодательными актами.

Правовое положение осужденных

Уголовно-исполнительные правоотношения

Уголовно-исполнительные правоотношения возникают с момента распоряжения об исполнении приговора, посылаемого судьей или председателем суда с копией приговора тому органу, на который возложена обязанность приведения приговора в исполнение (ст. 359 УПК РФ).

Сданного времени подсудимый приобретает статус осужденного.

Уголовно-исполнительные правоотношения в процессе исполнения наказания, не меняя свою правовую природу, могут изменять свое содержание.

Это происходит в тех случаях, когда один вид наказания заменяется другим, а также при изменении вида исправительного учреждения.

Исходя из этого структуру уголовно-исполнительных правоотношений образуют следующие основные элементы: субъекты правоотношений; содержание правоотношений; объекты правоотношений; юридические факты.

Субъекты правоотношений — это юридические и физические лица, обладающие определенными субъективными правами и обязанностями, установленными нормами уголовно-исполнительного права.

К ним относятся учреждения и органы, исполняющие наказания (ст. 16 УИК РФ).

Субъектами уголовно-исполнительных правоотношений могут выступать прокуроры, осуществляющие надзор за соблюдением законов администрацией учреждений и органов, исполняющих наказание.

Содержание уголовно-исполнительных правоотношений выражается в поведении субъектов, каждый из которых имеет права и несет обязанности.

Характер их прав и обязанностей зависит от вида исполняемого наказания.

К объектам уголовно-исполнительных правоотношений относятся явления и предметы, по поводу которых возникают правоотношения.

Объектом правоотношений могут быть и определенные законом интересы его субъектов.

Например, для осужденных к лишению свободы в качестве объектов может выступать разрешение на краткосрочный выезд из исправительных учреждений во время отпуска.

Юридическими фактами являются действия или события, в связи с которыми возникают, изменяются или прекращаются уголовноисполнительные правоотношения.

Понятие и основания исполнения наказаний Основания исполнения наказаний (иных мер уголовноправового характера) наиболее полно выражены в ст. 7 УИК РФ.

В этой статье определено, что вышестоящие судебные инстанции могут изменить первоначальный приговор весьма существенно: изменить не только размер, но и вид наказания.

Поэтому нередко основанием отбывания конкретного наказания выступает уже не приговор, постановивший, например, наказание в виде лишения свободы, а определение или постановление вышестоящей судебной инстанции, которое применяет к виновному иное, более мягкое наказание.

Вступление приговора суда (изменяющих его определений и постановлений вышестоящих судебных инстанций) в законную силу определяется УПК РФ, а также ст. 6 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» (1996).

Акты помилования конкретных лиц, осужденных к тому или иному виду наказания, издает Президент РФ.

При Президенте РФ действует Управление по вопросам помилования и специальная Комиссия по вопросам помилования, которые предварительно рассматривают поступающие на его имя ходатайства о помиловании и выносят свои заключения.

Президент РФ принимает по этим заключениям конкретные решения.

Совместным Приказом Министерства юстиции РФ и МВД РФ от 2 августа 2000 г. № 821/238 утверждена Инструкция о порядке исполнения актов помилования лиц, осужденных за преступления.

С лица, отбывшего наказание, актом помилования может быть снята судимость (ст. 85 УК РФ).

Акты амнистии издаются Государственной Думой РФ и распространяются лишь на круг лиц, подпадающих под конкретные признаки, указанные в самом акте амнистии.

Акты об амнистии, как правило, издаются в связи с теми или иными происходящими в стране событиями либо по знаменательным датам, хотя закон (ст. 84 УК РФ) не содержит на этот счет каких-либо указаний.

Осужденные актом об амнистии лица могут быть освобождены от наказания.

Понятие правового положения осужденных

Правовому положению осужденных в действующем УИК РФ посвящена целая глава, состоящая из шести статей.

Правовой статус осужденных, их обязанности и основные права закреплены на уровне закона.

Осужденные, как особая категория граждан, обладают специальным правовым статусом, который подразделяется на правовые статусы лиц, отбывающих отдельные виды уголовного наказания, а также по иным основаниям.

Уголовное наказание не приводит к потере гражданства, поэтому специальный правовой статус осужденного базируется на общем правовом статусе граждан России.

Это способствует обеспечению законности при исполнении уголовного наказания, повышает его воспитательный потенциал и не ограничивает осужденных в реализации ряда прав, возложенных на граждан Российской Федерации.

Таким образом, значительная часть элементов общего правового статуса граждан в специальном правовом статусе сохраняется.

В ст. 10 УИК РФ закреплена возможность ограничений прав и свобод осужденных граждан только федеральным законом.

Правоограничения — это лишь часть специального статуса осужденного.

Кроме этого правовое положение осужденных дополняется специфическими элементами:

  • они не имеют аналога в общегражданском правовом статусе;
  • их содержание не зависит от общегражданского правового статуса, а отражает особенности исполнения того или иного вида наказания (например, ст. 40 УИК РФ определяет, что в период отбывания исправительных работ осужденным запрещается увольнение с работы по собственному желанию без разрешения в письменной форме уголовно исполнительной инспекции).

В соответствии со ст. 48 УИК РФ осужденные к ограничению свободы следуют к месту отбывания наказания за счет государства или самостоятельно.

Эти нормы регулируют специфические отношения, присущие конкретным условиям отбывания наказания того или иного вида и имеют особенность: значительная их часть регламентируется подзаконными правовыми актами.

Правовое положение лиц, отбывших наказание В ст. 182 УИК РФ в самой общей форме (право на трудовое и бытовое устройство и получение других видов социальной помощи) закреплены права лиц, освобожденных от ограничения свободы, ареста или лишения свободы, на определенные виды необходимой социальной помощи.

Практика показывает, что лица, освобожденные из исправительных учреждений, предпочитают трудоустраиваться самостоятельно, без помощи государственных органов, и в большинстве случаев им это удается.

Вместе с тем они вправе обращаться за содействием в органы федеральной службы занятости по месту жительства, поскольку статья 13 Закона РФ от 19 апреля 1991 г. «О занятости населения» относит их к числу пользующихся повышенной социально-правовой защитой.

В период вынужденной безработицы гражданин, освобожденный от наказания и зарегистрировавшийся в органе федеральной службы занятости, вправе получать пособие, размер которого зависит от среднего заработка в период отбывания наказания, но не может быть меньше установленного размера минимальной оплаты труда.

Нормы действующего законодательства о жилье не предусматривают каких-либо особых или преимущественных прав на его получение лицами, освобожденными от наказания.

При отсутствии жилья освобожденный вправе обратиться с заявлением о постановке на учет в жилищные органы по месту своего постоянного проживания для получения жилья в обычном порядке.

Возможно получение места в общежитии или иного ведомственного жилья, предоставляемого организацией по месту работы.

Как в период отбывания наказания, так и после освобождения за гражданином сохраняется право собственности на частное домовладение, в том числе индивидуальное или долевое право собственности на приватизированную квартиру.

Он может получать жилье по наследству, по договору купли-продажи, дарения, приобретать земельные участки под застройку и т. п.

В соответствии с ФЗ от 17 апреля 2001 г. № 48 освобожденные имеют основание требовать восстановления утраченного права на жилье в его реальном виде.

Структура правового статуса осужденного

В содержание правового статуса лиц, отбывающих наказания, входят права и юридические обязанности.

Каждый из этих элементов правового статуса самостоятелен, так как характеризуется социальным назначением, сущностью и содержанием.

Правовой статус осужденных представляет собой совокупность личных, политических, социально-экономических и культурных прав и свобод осужденных, а также их специальные права и обязанности.

А.А. Игнатьев подразделяет общие права осужденных на конституционные и гражданские.

Первые подвергаются меньшим ограничениям, чем вторые.

Некоторые авторы в качестве самостоятельного элемента правового статуса осужденных называют законные интересы осужденных — закрепленные в правовых нормах возможности для осужденных к обладанию теми или иными благами, удовлетворение которых связано, как правило, с оценкой их поведения должностными лицами органов, исполняющих наказания, прокуратуры, судом.

Различают три вида законных интересов:

  • возможность применения поощрения (ст. 87 УИК РФ);
  • возможность применения льгот (ст. 139 УИК РФ);
  • возможность получения благ, по своей социально-правовой сущности не являющаяся ни поощрением, ни льготой (ст. 103 УИК РФ).

Юридические обязанности осужденных подразумевают установленную в обязывающих и запрещающих нормах права меру необходимого поведения осужденных во время отбывания наказания, обеспечивающую достижение целей уголовного наказания.

В правовом статусе осужденных особое место занимают специфические права, законные интересы и обязанности, которые закреплены в ст. 11 УИК РФ (например, обязанность осужденных вежливо относиться к персоналу, иным лицам, посещающим учреждения, исполняющие наказания, а также к другим осужденным).

Среди специфических обязанностей осужденных интересна обособленная группа — «моральные обязанности осужденных» (обязанность выполнять правила личной и общей гигиены и др.).

Закрепление в законодательстве правового положения осужденных Закрепление правового положения лиц, отбывающих уголовные наказания, осуществляется двумя путями: с помощью нормативного определения и регламентации элементов правового статуса.

Нормативное определение правового положения осужденных так определено в п. 2 ст. 10 УИК РФ: «При исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации».

В Конституции РФ (ч. 3 ст. 62) и в Законе РФ «0 гражданстве Российской Федерации» разграничено правовое положение личности в зависимости от состояния гражданства на:

  • правовое положение гражданина государства;
  • правовое положение иностранного гражданина;
  • правовое положение лиц без гражданства.

Поэтому в УИК РФ (п. 3 ст. 10) учитывается специфика правового положения осужденных — иностранных граждан и лиц без гражданства: «. осужденные — иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правами и несут обязанности, которые установлены международными договорами Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства, с изъятиями и ограничениями, предусмотренными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации».

Регламентация элементов правового статуса.

В УИК РФ особое значение придается дозволениям и запретам — правовым явлениям, влияющим на содержание и структуру права, всю правовую систему.

Поэтому, в зависимости от сочетания этих важных способов правового регулирования, различают два основных принципа: общедозволительный («дозволено все, что не запрещено») и разрешительный («запрещено все, что не дозволено»).

Законодатели, разрабатывая юридические нормы, затрагивающие правовое положение осужденных, не ограничиваются одним лишь общедозволительным принципом.

Но также невозможно в полной мере предусмотреть и регламентировать все запрещенное для осужденных.

Личные и политические права и свободы осужденных

Политические права и свободы осужденных подвергаются наибольшим ограничениям.

Единственное общественное объединение в РФ, которое могут создавать осужденные, является самодеятельная организация, но она может создаваться не во всех исправительных учреждениях.

Т. е. создавать общественные объединения заключенным нельзя, так же как и участвовать в пикетах и других акциях.

Осужденные, содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, не имеют права участвовать в выборах и референдумах (ч. 3 ст. 32 Конституции РФ).

Право на личную безопасность воспроизведено в ст. 13 УИК РФ.

В этой статье говорится, что при возникновении угрозы личной безопасности осужденного он вправе обратиться (устно или письменно) к любому должностному лицу, к любому сотруднику персонала, который обязан либо по собственной инициативе или по сделанному заявлению принять меры об устранении угрозы личной безопасности.

Обеспечение личной безопасности может осуществляться переводом осужденного в безопасное место на срок не свыше 90 суток.

Перевод осуществляется по постановлению начальника исправительного осуждения или оперативного дежурного по исправительному учреждению.

В качестве безопасного места используют любое помещение, даже штрафные изоляторы, помещения камерного типа.

Если данная мера не приносит результатов, то по истечении указанного срока возможно принятие решения о переводе данного осужденного в другое исправительное учреждение.

Право на гуманное обращение и уважение достоинства присущего личности является важнейшей задачей и охраняет осужденных от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих их достоинство видов обращения.

Поэтому закреплено право на вежливое обращение с осужденными и запрещено применение жестоких взысканий (например, переводить в штрафной изолятор осужденных некоторых категорий).

Право на получение информации относится к конституционному и обязывает администрацию предоставлять информацию о требованиях режима, о наказании за его нарушение и т. д.

Данное право отражено в ст. 12 УИК РФ.

Право каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения также является конституционным и изложено в ст. 12 УИК РФ: «Осужденные — граждане Российской Федерации дают объяснения, ведут переписку, а также обращаются с указанными в части четвертой настоящей статьи предложениями, заявлениями и жалобами на государственном языке Российской Федерации либо по их желанию на государственном языке субъекта Российской Федерации по месту отбывания наказания.

Осужденные — иностранные граждане и лица без гражданства вправе давать объяснения и вести переписку на родном языке или на любом другом языке, которым они владеют, а в необходимых случаях пользоваться услугами переводчика».

Ответы осужденным даются на языке обращения.

Свобода совести и вероисповедания (ст. 14 УИК РФ).

Осужденные вправе исповедовать любую религию, либо не исповедовать никакой религии, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними, при этом не должны нарушаться правила внутреннего распорядка учреждения, исполняющего наказания, а также ущемляться права других лиц.

Для осужденных данное право выражается в различных формах:

1. По просьбе осужденных к ограничению свободы должно быть дано разрешение на посещение мест богослужений, находящихся за пределами исправительных центров.

2. По просьбе осужденным к аресту или лишению свободы, а также к тяжело больным осужденным и осужденным к смертной казни приглашаются священнослужители.

Администрация учреждений, исполняющих наказания, обязана выделять соответствующее помещение для совершения религиозных обрядов.

Право на жалобы и обращения — конституционное право, которое в УИП изложено в ст. 13 УИК РФ.

Согласно этой статье не надо исчерпать все внутригосударственные средства, чтобы обратиться в международные инстанции.

Форма не регламентируется: можно обращаться как устно, так и письменно.

Переписка осужденного с органами, контролирующими уголовно-исполнительную систему, Уполномоченным по правам человека, Европейским судом по правам человека, прокуратурой и судом цензуре не подлежит.

Такая корреспонденция подлежит отправке в суточный срок, а остальная корреспонденция — в течение 3-х суток.

Осужденные могут жаловаться только от своего имени.

Право на частную жизнь содержит три главных аспекта:

1. Право на приватность.

Это право распространяется на процесс этапирования.

Он должен проводиться в условиях «непубличности», без огласки и т. п.

2. Сведения из личного дела также должны защищаться, в т. ч. и от компьютерного взлома.

3. Во время отбывания заключения сохраняются определенные права на частную жизнь.

Это касается посещения другими лицами исправительных учреждений (ст. 24 УИК РФ).

Право осужденных на общение с внешним миром включает: право на переписку, право на свидание с родственниками и иными лицами, право на просмотр телепередач и радио, право на выезд за пределы исправительных учреждений при определенных случаях (например, на похороны близких родственников).

Право на юридическую помощь — конституционное право.

В ст. 12 УИК РФ за осужденными закреплено право на использование услуг адвоката или иных лиц.

Иностранцам и лицам без гражданства предоставляется возможность пользоваться услугами консульских и дипломатических представительств.

Переписка осужденного с защитником не подлежит цензуре за исключением случаев, если администрация располагает информацией, что сведения в этой переписке направлены на планирование или организацию преступления.

Право на труд (ст. 37 Конституции РФ):

  • право на свободный труд не распространяется на многих осужденных;
  • право на свободный выбор профессии ограничивается у осужденных, но в ст. 103 УИК РФ предусмотрено право работать по специальности при наличии возможности;
  • право на безопасный труд подтверждено в ст. 104 УИК РФ;
  • право на вознаграждение оговорено в ст. 105 УИК РФ;
  • осужденным не гарантируется право на трудовые споры и на защиту от безработицы;
  • право на ежегодный оплачиваемый отпуск сохраняется, но в урезанном виде (18 дней для несовершеннолетних и 12 — для остальных категорий).

Право на жилище подразумевает наличие пригодного для проживания помещения, а также это право должно обеспечиваться после отбытия наказания.

Временное отсутствие гражданина — нанимателя жилого помещения, даже в случае из заключения по приговору суда, не может лишить его права на пользование жилым помещением.

Право на социальное обеспечение закреплено в УИК РФ и среди прочих социальных выплат гарантирует получение пенсий и социальных пособий (например, по беременности и родам) в соответствии с законодательством РФ.

Право на охрану здоровья и медицинскую помощь предполагает первичную помощь в амбулаторных условиях и помощь женщинам во время родов (бесплатно), а также и специализированную помощь (за счет собственных средств).

Это право включает и психологическую помощь (изменения в УИК РФ от 8 дек. 2003 г.), но участие в мероприятиях психотерапевтического характера должны проводиться только по согласию осужденного.

Право на образование.

Осужденным гарантируется право на получение основного общего образования.

Лица старше 30 лет и инвалиды 1-й и 2-й группы могут получить его по желанию, остальные — в обязательном порядке.

Заключенные освобождаются от работы в период экзаменов.

Высшее образование можно получать только при заочной форме образования.

Личные права и свободы осужденных

Как и другие граждане, осужденные имеют право на личную безопасность и государственно-правовую защиту от посягательств на их жизнь и здоровье, честь и достоинство, законные права и интересы со стороны кого бы то ни было 25 .

Право осужденных на личную безопасность и некоторые гарантии его соблюдения впервые были закреплены Законом от 12 июня 1992 г., включившим в ИТК РСФСР ст. 8 2 (относительно лиц, лишенных свободы), а вслед за тем были воспроизведены в УИК 1996 г. применительно к осужденным, отбывающим наказания в виде ареста, ограничения свободы или лишения свободы.

Под угрозой личной безопасности осужденного следует понимать угрозу его жизни, здоровью либо угрозы совершения иного преступления против личности осужденного.

В соответствии со ст. 13 действующего УИК при возникновении угрозы личной безопасности осужденного со стороны других осужденных и иных лиц он вправе обратиться по данному вопросу с устным или письменным заявлением к любому должностному лицу учреждения, исполняющего наказания в виде ареста, ограничения свободы или лишения свободы, которое обязано незамедлительно принять меры по обеспечению личной безопасности обратившегося осужденного.

Так, начальник учреждения, исполняющего указанные виды наказаний, по собственной инициативе либо по заявлению осужденного принимает решение о его переводе в безопасное место или иные меры, устраняющие угрозу личной безопасности осужденного.

Вопросы перевода осужденного в безопасное место регламентирует глава XXV Правил внутреннего распорядка ИУ 2005 г.:

В качестве безопасного места могут использоваться различные помещения, в том числе камеры штрафных изоляторов, помещения камерного типа и ЕПКТ. При этом перевод осужденного в данные места по указанным основаниям наказанием не является. Поэтому ограничения, предусмотренные главой XXIII настоящих Правил, в этом случае на данного осужденного не распространяются.

Перевод такого лица в безопасное место производится по постановлению начальника ИУ на срок не свыше 90 суток, в экстренных случаях – оперативным дежурным до прихода начальника ИУ, но не более чем на 24 часа. В выходные и праздничные дни оперативный дежурный может продлить срок содержания в безопасном месте еще на 24 часа.

В случае безуспешности перечисленных выше мер по обеспечению личной безопасности осужденного начальником ИУ принимается решение либо о его переводе в другое исправительное учреждение в установленном порядке, либо о переводе лиц, угрожающих личной безопасности осужденного.

Возможность перевода из одного арестного дома в другой предусмотрена и для обеспечения личной безопасности осужденных к аресту (ч. 3 ст. 68 УИК).

Дата добавления: 2014-12-09 ; просмотров: 1037 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Личные конституционные права и свободы осужденных Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Минязева Т. Ф.

В статье раскрывается сущность и значение ограничения личных прав, свобод и законных интересов осужденных.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Минязева Т.Ф.,

Personal Constitutional Rights and Freedoms of Prisoners

The article touches upon the nature and the importance of personal rights, freedoms and lawful interests of prisoners.

Текст научной работы на тему «Личные конституционные права и свободы осужденных»

ЛИЧНЫЕ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ ОСУЖДЕННЫХ

Кафедра уголовного права и процесса Российский университет дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, б, 117198 Москва, Россия

В статье раскрывается сущность и значение ограничения личных прав, свобод и законных интересов осужденных.

В канун празднования десятилетия Конституции Российской Федерации особую актуальность приобретают проблемы, связанные с реализацией гарантированных государством прав, свобод и законных интересов личности. Осужденные остаются гражданами своего государства и наделены правами и обязанностями, реализация которых имеет свои особенности. Проблемы, связанные с реализацией прав, законных интересов и обязанностей осуждённых ещё долгое время будут оставаться перспективным и долгосрочным направлением уголовно-исполнительной политики России, зависящей от социально-экономического, нравственного уровня развития государства и стабилизации обстановки в стране.

Как известно, права человека являются важнейшим институтом конституционного права, составляющим стержень конституционализма. Конституция России 1993 г. устанавливает основы правового статуса каждого человека государства. Правовой статус личности, отмечает Е. Козлова, основывается на презумпции неотъемлемости прав и свобод человека и гражданина, недопустимости ограничения неотчуждаемых прав и свобод [1].

Под конституционными правами и свободами человека и гражданина понимают «закрепленные в Конституции РФ возможности совершать те или иные действия, избирать вид и меру поведения, пользоваться предоставленными благами для удовлетворения своих интересов и потребностей» [2], а также виды общественно необходимого поведения.

Нормы и принципы международного и национального права признают осужденных к любой мере уголовно-правового характера гражданами своего государства, личностью и, следовательно, на них распространяются общегражданские права и обязанности, установленные Конституцией, с ограничениями, степень которых зависит от вида и меры назначенного им наказания.

Осужденные не могут быть освобождены от исполнения своих гражданских обязанностей, кроме случаев, установленных федеральным законом (ч. 2 ст. 10 УИК РФ).

Большинство ограничений осужденных в правах и особые обязанности, возлагаемые на них, установлены непосредственно в приговоре суда и УИК РФ. Лица, лишенные свободы, в большей степени, по сравнению с осужденными к иным мерам уголов-но-правового характера, ограничены в личных, неотъемлемых правах и свободах.

1 Даже лица, приговорённые к смертной казни, до приведения приговора в исполнение (если будет отменен мораторий на её исполнение) согласно УИК РФ наделены правами (ст. 184, 185).

В теории конституционного права под личными правами и свободами принято понимать возможности человека, ограждающие его от незаконного и нежелательного вмешательства в его личную жизнь и внутренний мир. Они призваны «обеспечить существование, своеобразие и автономию личности» [3]. По большому счету все права, принадлежащие человеку, в равной степени являются личными. Однако в узком смысле под личными правами и свободами человека понимается та их часть, которая непосредственно предназначена для защиты личной жизни и свободы каждого человека.

К личным правам и свободам человека относятся право на: жизнь; охрану достоинства личности; свободу и личную неприкосновенность; неприкосновенность частной жизни; личную и семейную тайну; защиту своей чести и доброго имени; тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; неприкосновенность жилища; свободное определение и указание своей национальной принадлежности; пользование родным языком, свободный выбор языка общения, обучения и творчества; свободное передвижение по территории Российской Федерации; выбор места пребывания и жительства, свободу совести и вероисповедания (ст.ст. 20-28 Конституции РФ).

Личные права и свободы осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, прямо ничем не ограничены. Они лишь косвенно испытывают не всегда корректное к себе отношение.

Личные права и свободы осужденных, реально, а не условно отбывающих наказание в виде лишения свободы, существенно ограничены. Эти ограничения либо прямо предусмотрены в законе или ином нормативном акте (например, в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений), либо связаны с самим фактом необходимости пребывания виновного в условиях изоляции от общества. Они обусловлены необходимостью, предоставления администрации исправительных учреждений правовых рычагов «для эффективного достижения целей наказания, обеспечения порядка и дисциплины в деятельности исправительных учреждений, предупреждения среди осуждённых новых преступлений и иных правонарушений, а также их исправления» [4].

Основным естественным и неотчуждаемым правом любого человека является его право на жизнь. Жизнь лиц, содержащихся в исправительных учреждениях, находится под угрозой в силу часто возникающих конфликтных ситуаций, как в среде осужденных, так и между осужденными и персоналом исправительного учреждения. В целях обеспечения юридической гарантии права граждан на жизнь УИК РФ впервые провозглашает право осужденных на личную безопасность. В соответствии с положениями ч. 2 ст. 13 УИК РФ при возникновении угрозы личной безопасности, осужденный вправе обратиться с заявлением к любому должностному лицу учреждения, исполняющего наказание, с просьбой об обеспечении его личной безопасности, а соответствующее должностное лицо обязано незамедлительно принять меры по обеспечению личной безопасности обратившегося к нему лица. Начальник учреждения, исполняющего наказание, по заявлению осужденного или по собственной инициативе, должен принять решение о переводе осужденного в безопасное место или иные меры, устраняющие угрозу личной безопасности такого осужденного.

В целях охраны жизни и здоровья других осуждённых, представителей администрации, гражданских лиц, контактирующих с осуждёнными, силовые структуры исправительных учреждений имеют право на причинение бунтующим осуждённым физического вреда, дополнительное в последующем ограничение их в свободе передвижения путём перевода на более строгие условия содержания.

Осужденные, независимо от их согласия, не могут быть подвергнуты медицинским и иным опытам, которые ставят под угрозу их жизнь и здоровье (ч. 3 ст. 12 УИК РФ). Данное положение специально оговорено в УИК РФ во избежание проведения различных экспериментов над осужденными с их согласия (получить кото-

рое в условиях изоляции от общества не сложно), направленных на испытание действия, как медицинских препаратов, так и иных разработок в области науки и техники.

Ничто, согласно ч. 1 ст. 21 Конституции РФ не может быть основанием для умаления достоинства личности. В преамбуле Европейских тюремных правил, принятых Советом Министров Европейских стран в феврале 1987 г., подчеркивается, что особое значение в этом документе придается предписаниям об уважении человеческого достоинства заключенных. В период пребывания виновного в исправительном учреждении именно «при человеческих отношениях наказание действительно будет не более как приговором, который провинившийся произносит над самим собой. Никому не придет в голову убеждать его в том, что внешнее насилие, произведенное над ним другими, есть насилие, произведенное им над самим собой. В других людях он, напротив, будет встречать естественных спасителей от того наказания, которое он сам наложил на себя, т.е. отношение будет прямо-таки противоположным» [5].

В УИК РФ прямо оговорено, что «осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, исполняющего наказания. Они не должны подвергаться жестокому или унижающему достоинство обращению. Меры принуждения могут быть применены к осужденным не иначе как на основании закона» (ч. 2 ст. 12). Право осужденных на вежливое обращение предполагает соответствующие обязанности персонала исправительного учреждения. Конфликты между персоналом исправительных учреждений и осуждёнными чаще всего возникают из-за некорректного обращения сотрудников этих учреждений с осуждёнными. Разрешение конфликтов между персоналом исправительных учреждений и осужденными нередко приводит к двустороннему, а чаще к одностороннему (главным образом в отношении осужденных) унижению чести и достоинства личности. Устранению подобных явлений должны способствовать тщательный подбор и расстановка кадров, для чего необходимо повышать профессиональный уровень и престиж работников исправительной системы.

Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений осужденным запрещено наносить себе и другим лицам татуировки, употреблять жаргонные слова и выражения, давать и присваивать клички. Подобные действия, избежать которые в местах лишения свободы практически невозможно, приравниваются к нарушениям требований режима и могут повлечь применение мер взыскания.

Не следует смешивать понятия «унижение чести и достоинства осуждённых» со стороны других осужденных и персонала исправительного учреждения с принятым в среде осуждённых общением, так называемыми «неписаными правилами» обращения среди осуждённых, внешне нередко воспринимаемыми как явное неуважение их чести и достоинства Разница проводится и по личному восприятию осуждённым адресованного к нему поведения и по направленности действий соответствующих лиц.

В июне 2001 г. ст. 24 УИК РФ дополнена новой частью 2 о том, что при «проведении проверки по жалобе посещать учреждения и органы, исполняющие наказание без специального разрешения имеет право уполномоченный по правам человека в Российской Федерации» [6]. Вряд ли данное нововведение будет способствовать разоблачению действий, унижающих честь и достоинство отдельных осуждённых со стороны других осуждённых и некоторых представителей персонала исправительных учреждений. Жалобщикам везде становится только хуже, а положение жалобщиков-осуждённых усугубляется ещё и действием так называемой «тюремной почты», вследствие чего не только в рамках одного исправительного учреждения сложно изменить его положение, но и в рамках всей исправительной системы. Выход из создавшегося положения видится только в проведении внутренних мероприятий по выявлению конфликтов различного рода, повышении престижа сотрудников исправительных учреждений, тщательном подборе кадров и привлечении к работе с осужденными социальных работников.

Охране чести и достоинства осуждённых служат положения ч.ч. 3-5 ст. 24 УИК РФ о том, что в случаях посещения учреждений, исполняющих наказания, по специальному разрешению администрации этих учреждений и органов либо вышестоящих органов представителями средств массовой информации и иными лицами кино-, фото- и видеосъемка осужденных, их интервьюирование могут осуществляться только с их письменного на то согласия.

Исполнение наказания не ущемляет и права осужденных на указание своей национальной принадлежности

С рядом прямых ограничений связано конституционное право осужденных на пользование родным языком, свободу выбора общения, воспитания и творчества (ст. 26 Конституции РФ). С одной стороны, осужденные — граждане Российской Федерации дают объяснения, ведут переписку, а также обращаются с предложениями, заявлениями и жалобами в соответствующие органы, общественные объединения «на государственном языке Российской Федерации либо, по их желанию, на государственном языке субъекта Российской Федерации по месту отбывания наказания. Осужденные — иностранные граждане и лица без гражданства вправе давать объяснения и вести переписку, а также обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами на родном языке или на любом другом языке, которым они владеют, а в необходимых случаях пользоваться услугами переводчика. Ответы осужденным даются на языке обращения. При отсутствии возможности дать ответ на языке обращения он дается на государственном языке Российской Федерации с переводом ответа на язык обращения, обеспечиваемым учреждением или органом, исполняющим наказания» (ч. 5 ст. 12 УИК РФ). С другой — это право реализовывается только с обеспечением перевода ввиду необходимости цензуры, контроля и надзора, обусловленных режимными требованиями.

Прямым, установленным соответствующим нормативным актом ограничениям подвергнуты права осужденных на личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, частную жизнь и неприкосновенность жилища.

В местах лишения свободы осужденные проживают в условиях постоянной охраны и надзора за ними. Сами осужденные, а также помещения, в которых они проживают (в том числе и в случаях проживания со своими семьями на арендованной или собственной жилой площади на территории колонии поселения или за ее пределами), в любое время могут подвергаться обыску, а их вещи — досмотру.

В соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений 2001 г. дважды в день, утром и вечером, а при необходимости — в любое время суток проводятся проверки наличия осужденных. Посылки, передачи и бандероли, получаемые осужденными, подвергаются досмотру, а получаемая и отправляемая ими корреспонденция — цензуре. Письма, выполненные тайнописью, шифром, с применением других условностей или жаргона, а также носящие циничный характер, направленные на причинение вреда охраняемым законом правам государственных органов, общественных объединений и отдельных граждан либо содержащие сведения, составляющие государственную, служебную тайну, адресату не направляются, о чем объявляется последнему. Телефонные разговоры осужденных контролируются персоналом исправительных учреждений. Телефонные разговоры между осужденными, содержащимися в исправительных учреждениях, запрещаются (ч. 5 ст. 82, п. б) ч. 1 ст. 129, ч. 4 ст. 90, ч. 2 ст. 91, ч.ч. 4, 5 ст. 92 и др. УИК РФ).

С марта 2001 г. администрации исправительного учреждения предоставлено право на осуществление цензуры переписки осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим ему юридическую помощь на законных основаниях. Этим правом администрация исправительного учреждения, согласно закону, может воспользоваться при наличии достоверных данных о том, что содержащиеся в пере-

писке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц.

Не секрет, что в местах лишения свободы существует своя частная жизнь, обусловленная внутренними расслоениями в коллективе осужденных. Раздельное содержание в исправительных колониях женщин и мужчин приводит к неизбежности распространения в них гомосексуальных отношений, которые зачастую носят насильственный, унизительный характер. Отсутствие у лиц, содержащихся в исправительных учреждениях возможности ведения нормальной половой жизни — характерное и неизбежное явление отбывания наказания в виде лишения свободы. Оно способствует процветанию в колониях однополой любви, заставляющей осужденных испытывать дополнительные переживания, свойственные этому чувству, приводящие к межличностным конфликтам на почве ревности. Вместе с тем, мужеложство и лесбиянство относятся к злостным нарушениям установленного порядка отбывания наказания (ст. 116 УИК РФ), за что к осужденному могут быть применены строгие меры взыскания. На практике выявляются только насильственные случаи подобного поведения и то, очень редко. Осужденные в силу своего зависимого положения от других осужденных редко жалуются представителям администрации на имевшее место в отношении них насилие. Частная жизнь осужденных — одна из наиболее острых негативных проблем совместного содержания виновных в колониях, одно из неразрешимых противоречий исправительной системы. Идеальный выход из создавшегося положения — содержание осужденных по одному или по двое в одном помещении, как того требуют международные Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Пока не будет произведена кардинальная реконструкция исправительных учреждений, переход к индивидуальному содержанию осужденных следует начинать первоначально в особо кризисных ситуациях, осуществляя переселение проблемных осужденных в имеющиеся помещения исправительных учреждений.

Проблема сексуальных отношений в местах лишения свободы и связанные с ней вопросы психических расстройств осужденных существует во всех странах. Однако в США, Франции, Германии и других странах в случаях проживания осужденных по одному, по два человека в комнате им разрешено иметь при себе различного рода интимные предметы, хоть в какой-то мере содействующие снижению остроты проблемы. Однако подобного уровня размещения осужденных российские исправительные учреждения вряд ли достигнут в ближайшем будущем. Поэтому сегодня должное внимание, в том числе и на законодательном уровне, к вопросу расселения виновных в помещениях исправительного учреждения с учетом их психологической совместимости могло бы в значительной мере сократить межличностные конфликты.

В соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений осужденным запрещено передавать предметы порнографического характера, а что понимать под последними, пока неизвестно, в силу чего, осужденным запрещено иметь при себе любые предметы сексуальной направленности. В российских колониях сегодня попытка одного супруга уберечь свою жену от сексуальных переживаний посредством передачи ей в посылке фаллоимитатора оказалась безуспешной [7].

Администрация исправительных учреждений обязана охранять осужденных от насильственных посягательств на их личную неприкосновенность, привлекая виновных к ответственности. На практике случаи близких отношений между осужденными тщательно скрываются от администрации. В то же время в местах лишения свободы распространены и случаи злоупотребления администрацией колоний своими служебными полномочиями, прямое унижение с их стороны чести и достоинства виновных, их личной неприкосновенности, что усугубляет негативные моменты наказания. Выявлять подобные ситуации и принимать соответствующие меры по их урегулированию призван контроль со стороны органов государственной

власти, органов местного самоуправления, судебный и ведомственный контроль, а также прокурорский надзор и различные общественные организации, действующие на основе положений ст.ст. 19-24 У ПК РФ.

С прямыми ограничениями осужденным гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания.

Термин «совесть» еще со времен Российской Империи традиционно используется для обозначения мировоззренческих начал в человеке, а свобода совести означает его духовное и юридическое право не только на выбор формы веры в Бога, но и на выбор формы отрицания этой веры [8].

Только в начале 90-х годов уголовно-исполнительная система России обратила внимание на необходимость расширения и укрепления взаимодействия органов и учреждений, исполняющих наказания, с религиозными конфессиями и общественными организациями. В апреле и ноябре 1996 г. сотрудники уголовноисполнительной системы принимали непосредственное участие в подготовке мероприятий по обеспечению работы делегаций Международного тюремного сотрудничества, в разработке Устава Всероссийского православного объединения служения в УИС, в проведении IV Международных Рождественских чтений. В этот период был подготовлен и реализован план основных совместных мероприятий ГУИН и Московской Патриархии, издано и направлено пособие «Деятельность религиозных организаций в исправительных учреждениях».

В 1996 г. в исправительно-трудовых колониях функционировало 98 церквей, 542 молельных комнаты, 37 воскресных школ, 12 попечительских советов2. По состоянию на 1 июня 2000 г. при учреждениях исправительной системы России действовало 175 церквей и храмов, 660 молитвенных комнат [9]. К концу 2002 г. в системе Главного Управления исполнения наказания находилось чуть больше 250 церквей и храмов, около 700 молитвенных комнат. Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. предусматривает возможность совершения религиозных обрядов и церемоний в воинских частях, в местах лишения свободы. Практической гарантией реализации этой возможности являются положения ст. 14 УИК РФ, в соответствии с которыми к осужденным, по их просьбе, могут быть приглашены священнослужители.

В настоящее время осужденные, содержащиеся в местах лишения свободы, в полной мере осуществляют свое право на свободу совести, право свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения и действовать в соответствии с ними. УИК РФ подробно регламентирует осуществление осужденными права на свободу совести и вероисповедания. В нем содержится только одно прямое ограничение этого права при его осуществлении не должны нарушаться правила внутреннего распорядка исправительного учреждения, а также ущемляться права других лиц (ч. 2 ст. 14 УИК РФ).

Даже к осужденным, содержащимся в штрафных изоляторах, одиночных камерах исправительных колоний строгого режима, штрафных и дисциплинарных изоляторах (в порядке применения меры взыскания за нарушение требований режима), а также в помещениях камерного типа, могут быть допущены священнослужители при условии обеспечения их личной безопасности.

Действующий Уголовно-исполнительный кодекс содержит специальную норму об обеспечении тяжелобольным осужденным, а также осужденным к смертной казни перед исполнением приговора, по их просьбе, возможности совершения всех необходимых религиозных обрядов с приглашением священнослужителей (ч. 6 ст. 14).

Осужденным разрешается совершение религиозных обрядов, пользование предметами культа и религиозной литературой В этих целях администрация исправительного учреждения выделяет им соответствующее помещение. С 1988 г. осужденным разрешено иметь при себе нательную религиозную атрибутику (кресты,

2 Из материалов отчета о работе ГУИН МВД России за 1996 г.

иконы не представляющие высокой художественной ценности и изготовленные не из драгоценных металлов). В некоторых колониях открывают две духовные комнаты для исповедующих православие и для мусульман, строятся церкви.

Российская исправительная система к настоящему времени претерпела существенные изменения, направленные на содействие осужденным в становлении на путь исправления. Одним из таких изменений является обращение к церкви, стремление приобщения виновных к духовному обновлению, к возрождению религиозных традиций, в которых отражалось бы стремление помочь законоотступникам, склонить их к покаянию, искуплению грехов. В сложившихся в России социально-экономических условиях мы еще долго не увидим в местах лишения свободы большого числа кающихся грешников, однако само по себе добровольное религиозное воздействие на осужденных не может не дать впоследствии положительных результатов.

Допуск священнослужителей в исправительные учреждения и содействие им со стороны персонала этих учреждений способны, не только внести успокоение в «смятенную душу томящегося в изоляции», но и помочь ожидающему освобождения человеку подготовиться к новой жизни в обществе.

Осужденные, содержащиеся в исправительных учреждениях, прямо ограничены в праве на свободу передвижения. Это ограничение карательного свойства. Собственно в степени ограничения свободы передвижения выражается специфика правового положения лиц, приговоренных к этим наказаниям. Свобода передвижения лиц, осужденных к разным видам лишения свободы (аресту, лишению свободы на определенный срок и пожизненному лишению свободы с отбыванием в исправительных колониях с различным видом режима колониях-поселениях, общего, строгого и особого режимов, тюрьмах, воспитательных колониях), различается по степени: минимальной — в колониях-поселениях; средней — в исправительных колониях общего, строгого и особого режимов на общих или облегченных условиях содержания и на общих, облегченных и льготных условиях в воспитательных колониях; и максимальной — в исправительных колониях общего, строго и особого режимов и в воспитательных колониях на строгих условиях содержания, в исправительных колониях особого режима предназначенных для отбывания наказания лицами, осужденными к пожизненному лишению свободы и в тюрьмах.

При минимальной степени изоляции осужденные ограничены в свободе передвижения в пределах колонии, они содержатся без охраны но под надзором, могут с разрешения администрации колонии передвигаться без надзора вне колонии-поселения, но в пределах территории соответствующего административно-территориального образования. Осужденным, не допускающим нарушений требований режима, может быть предоставлено право проживания со своими семьями на арендованной или собственной жилой площади на территории колонии-поселения или за ее пределами. При средней степени изоляции осужденные проживают в общежитиях и передвигаются по территории колонии в строго ограниченных пределах, они находятся под постоянной охраной и надзором. При максимальной степени изоляции осужденные проживают в запираемых помещениях или одиночных камерах и пользуются правом на ежедневные прогулки в специально отведенных для этого местах, продолжительность которых ограничена законом. Несовершеннолетние, отбывающие наказание в строгих условиях, проживают в изолированных помещениях, запираемых в свободное от работы или учебы время.

В период отбывания наказания в зависимости от поведения осужденных степень их изоляции может изменяться как в сторону смягчения, вплоть до условнодосрочного освобождения из исправительного учреждения, так и в сторону ужесточения, вплоть до перевода в исправительную колонию с более строгим режимом содержания.

Таким образом, «естественные» права и свободы, свойственные социальной природе человека и могущие быть утраченными только после смерти, подвергают-

ся существенным ограничениям в случаях пребывания лица в местах лишения свободы по приговору суда. Установление тех или иных ограничений личных конституционных прав осужденных необходимо в целях соблюдения разумного уровня гарантий, исключающих злоупотребление правом.

\. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. Учебник. 3-е изд. — М., 2002. С. 246.

2. Казаченко Ю.Д. Конституционное право Российской Федерации. Вопросы и ответы. Учебное пособие для студентов юридических вузов и факультетов. — М.: Консалтинг-Центр, 1998. С. 54-55.

3. Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. М.Н. Марченко. — М.: Зерцало, 1997. С. 196.

4. Селиверстов В., Шмаров И. Правовое регулирование исполнения наказаний в виде лишения свободы и смертной казни // Российская юстиция. 1997. №5. С. 47.

5. Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 2. С. 197.

6. Российская газета. 2001. 23 июня.

7. Сексуальный голод зеков // Аргументы и факты. 2000. №16. С. 11.

8 .Дозорцев П. Конституционно-правовые основы свободы совести в России // Российская юстиция. 1999. №2. С. 22.

9. Уголовно-исполнительная система Российской Федерации // Российская юстиция. 2000. № 9. С. 61.

PERSONAL CONSTITUTIONAL RIGHTS AND FREEDOMS OF PRISONERS

The Department of Penal Law and Procedure Russian Peoples’ Friendship University Miklukho-Maklaya St., 6, 117198 Moscow, Russia

The article touches upon the nature and the importance of personal rights, freedoms and lawful interests of prisoners.