Крупная сделка договор поставки

Содержание:

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 7 мая 2008 г. N Ф09-2197/08-С4 Суд отказал в признании недействительным договора поставки, поскольку спорный договор обоснованно квалифицирован как совершаемый в процессе обычной хозяйственной деятельности общества для выполнения уставных задач (получение прибыли), в связи с чем не является для хозяйствующего субъекта крупной сделкой, требующей одобрения в установленном законом порядке (извлечение)

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа
от 7 мая 2008 г. N Ф09-2197/08-С4

Определением Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 сентября 2008 г. N 11285/08 отказано в передаче настоящего постановления в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе: председательствующего, судей,

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы открытого акционерного общества «Сибнефтепровод» (далее — общество «Сибнефтепровод»), общества с ограниченной ответственностью «Завод керамических материалов» (далее — общество «Завод керамических материалов») на решение Арбитражного суда Курганской области от 04.10.2007 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2007 по делу N А34-3058/2007 по иску общества «Сибнефтепровод» к обществу «Завод керамических изделий», обществу с ограниченной ответственностью «Торговая компания «Стройкомплект» (далее — общество «ТК «Стройкомплект») о признании сделки недействительной.

В судебном заседании приняли участие представители:

общества «Сибнефтепровод»- Асеев Л.Л. (доверенность N 550-09 от 28.12.2007);

общества «ТК «Стройкомплект» — Новичков В.Ю. (доверенность от 01.08.2007).

Представители общества «Завод керамических материалов», надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явились.

Общество «Сибнефтепровод» обратилось в Арбитражный суд Курганской области с иском к обществу «Завод керамических материалов» и обществу «ТК «Стройкомплект» о признании недействительным договора поставки N 159 от 01.11.2006 с дополнительными соглашениями от 01.12.2006 и 09.01.2007, заключенного между ответчиками, как крупной сделки, совершенной с нарушением требований ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Решением суда от 04.10.2007 в иске отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2007 решение оставлено без изменения.

В жалобах, поданных в Федеральный арбитражный суд Уральского округа, общество «Сибнефтепровод» и общество «Завод керамических материалов» просят решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменить, ссылаясь на несоответствие судебных актов требованиям ст. 168 , 170 , 176 , 266 , 268 , 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. При этом заявители указывают на то, что судами не оценены все доказательства и доводы, приведенные истцом, не исследована обычная хозяйственная деятельность общества «Завод керамических материалов», не проверено соответствие условий спорной сделки (в том числе условий оплаты продукции) условиям иных заключаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности договоров, не учтено, что общество «ТК «Стройкомплект» на основании спорного договора является монопольным получателем продукции общества «Завод керамических материалов». Кроме того, общество «Сибнефтепровод» полагает, что судом первой инстанции в качестве основания для отказа в иске неправомерно сделана ссылка на недействующее Постановление ВАС РФ от 02.04.1997 N 8, судом апелляционной инстанции допущенное нарушение не устранено.

Рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, исследовав материалы дела и проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, суд кассационной инстанции оснований для отмены решения суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции не находит.

Как следует из материалов дела, 01.11.2006 между обществом «Завод керамических материалов» (поставщик) и обществом «ТК «Стройкомплект» (покупатель) подписан договор N 159 на поставку 2500000 штук кирпичей в ассортименте по выбору покупателя в соответствии с приложенной к договору спецификацией. Поставка кирпича производится в период с 01.11.2006 по 31.12.2006, цена продукции определяется сторонами договора в спецификации. Оплата за поставленную продукцию производится на условиях отсрочки платежа без взимания процентов за коммерческий кредит в срок не позднее 60 банковских дней с момента ее получения.

Дополнительным соглашением от 01.12.2006 к названному договору в него внесены изменения и установлено, что поставщик обязуется поставить покупателю в период с 01.12.2006 по 31.12.2007 кирпич в количестве 15000000 штук, из них 7000000 штук — в период с 01.01.2007 до 01.07.2007 с отсрочкой платежа, без взимания процентов за коммерческий кредит, до 01.07.2007. Дополнительным соглашением от 09.01.2007 сторонами изменена установленная спецификацией цена реализуемого кирпича.

Полагая, что данная сделка является для общества «Завод керамических материалов» крупной и совершена с нарушением порядка заключения таких сделок, установленного Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью», общество «Сибнефтепровод», являясь участником общества «Завод керамических материалов», обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более 25% стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки. Крупными сделками не признаются сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.

Определение обычной хозяйственной деятельности общества зависит от специфики сферы его деятельности, предусмотренной учредительными документами.

Согласно п. 2.2 устава общества «Завод керамических материалов» одними из основных видов его деятельности являются производство керамических изделий, производство строительных материалов, торгово-закупочная деятельность. В соответствии со сведениями о юридическом лице — обществе «Завод керамических материалов», содержащимися в Едином государственном реестре юридических лиц, основным видом его деятельности является производство кирпича, черепицы и прочих строительных изделий из обожженной глины.

Исследовав представленные в дело доказательства и оценив их в соответствии со ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды пришли к обоснованному выводу о том, что реализация готовой произведенной продукции — керамического кирпича — является для общества «Завод керамических материалов» обычной хозяйственной деятельностью. В связи с этим, проанализировав условия спорного договора N 159 от 01.11.2006, суды первой и апелляционной инстанции обоснованно квалифицировали его как совершаемый в процессе обычной хозяйственной деятельности общества «Завод керамических материалов» для выполнения уставных задач (получение прибыли).

При таких обстоятельствах вывод судов о том, что договор поставки N 159 от 01.11.2006 не является для общества «Завод керамических материалов» крупной сделкой, требующей одобрения в соответствии со ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», в силу чего правовых оснований для удовлетворения иска не имеется, правомерен, соответствует требованиям закона и материалам дела.

Доводы заявителей о неполном выяснении судом обстоятельств дела, ненадлежащем исследовании представленных доказательств, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, судом кассационной инстанции рассмотрены и отклонены как неосновательные. Все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судами первой и апелляционной инстанций установлены, исследованы и получили надлежащую правовую оценку. Их переоценка судом кассационной инстанции в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не допускается.

Ссылка общества «Сибнефтепровод» на то, что судом первой инстанции в качестве основания для отказа в иске неправомерно сделана ссылка на недействующее Постановление Пленума ВАС РФ от 02.04.1997 N 8 и судом апелляционной инстанции допущенное нарушение не устранено, отклоняется как противоречащая материалам дела. Рассматривая дело в порядке апелляционного производства, суд апелляционной инстанции согласился с доводом заявителя о неправомерно применении судом первой инстанции указанного Постановления , однако указал, что это не привело к принятию неправильного решения, поскольку спорной сделке исходя из всестороннего, полного и непосредственного исследования имеющихся в деле доказательств судом дана надлежащая правовая оценка.

Нарушений при рассмотрении дела судами обеих инстанций норм материального и процессуального права, которые в соответствии со ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются основанием к отмене или изменению судебных актов, не установлено.

На основании изложенного решение суда первой инстанции от 04.10.2007 и постановление суда апелляционной инстанции от 24.12.2007 являются законными и отмене не подлежат, оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

решение Арбитражного суда Курганской области от 04.10.2007 по делу N А34-3058/2007 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.12.2007 по тому же делу отставить без изменения, кассационные жалобы открытого акционерного общества «Сибнефтепровод» и общества с ограниченной ответственностью «Завод керамических материалов» — без удовлетворения.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13 августа 2015 г. N Ф09-5049/15 по делу N А47-4031/2014 (ключевые темы: крупная сделка — оплата товара — срок исковой давности — сделки с заинтересованностью — агентство)

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13 августа 2015 г. N Ф09-5049/15 по делу N А47-4031/2014

13 августа 2015 г.

Дело N А47-4031/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 06 августа 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 13 августа 2015 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Лимонова И.В.,

судей Краснобаевой И.А., Сидоровой А.В.

рассмотрел в судебном заседании кассационные жалобы Федерального агентства научных организаций (далее — Агентство, истец) и федерального государственного унитарного предприятия «Советская Россия» (далее — Предприятие ответчик 1) на постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.09.2014 по делу N А47-4031/2014 Арбитражного суда Оренбургской области.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

Агентства — Кадцына С.Д. (доверенность от 19.01.2015 N 9);

общества с ограниченной ответственностью «Оренбургский аукционный дом» (далее — Общество) — Кашубин Д.Ю. (решение единственного участника Общества от 30.01.2014, приказ Общества от 30.01.2014).

Агентство обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с исковым заявлением к Предприятию, сельскохозяйственному производственному кооперативу сельскохозяйственная артель (колхоз) «Беловская» (далее — Кооператив, ответчик 2) о признании договора купли-продажи от 01.09.2011, заключенного между ответчиками, недействительным.

Определениями суда от 20.09.2013, 27.10.2014 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, привлечены: Российская академия сельскохозяйственных наук (далее — Академия), Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Оренбургской области, Общество, временный управляющий Кооператива Устимова Юлия Булатовна.

Решением суда от 05.02.2015 (судьи Лазебная Г.Н., Чердинцева Г.В., Мирошник А.С.) исковые требования удовлетворены.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.04.2015 (судьи Бабкина С.А., Матвеева С.В., Столяренко Г.М.) решение суда отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе Агентство просит постановление суда апелляционной инстанции отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на нарушение апелляционным судом норм материального и процессуального права, а также несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела.

Истец указывает на следующее: оспариваемый договор купли-продажи от 01.09.2011 является для Предприятия крупной сделкой; на момент совершения сделки полномочия учредителя и собственника имущества Предприятия осуществляла Академия, которая согласия на заключение договора купли-продажи не давала. Росимущество или его территориальные органы также согласия на совершение данной сделки не давали, о ее заключении собственник имущества не уведомлялся, в бухгалтерской отчётности оспариваемая сделка отражена не была. В настоящее время полномочия учредителя и собственника имущества Предприятия осуществляет Агентство, которое данную сделку впоследствии не одобряло, напротив, как только стало известно о спорной сделке, Агентство обратилось в суд с настоящим исковым заявлением. Условия договора купли-продажи позволили второй стороне сделки необоснованно требовать взыскания не только денежных средств в размере 2 082 311 руб. 50 коп., но также начислить на данную сумму явно несоразмерную неустойку в размере 7 496 321 руб. 40 коп. (в два с лишним раза превышающую сумму договора). Таким образом, невыгодность сделки была очевидна уже на момент её совершения, поскольку, фактически подразумевая новацию (замена денежного долга на получение его в натуре (зерном)), между сторонами был заключён договор купли-продажи с возможностью оплаты товара (при отсутствии такой обязанности) и начислением санкций. Впоследствии именно данная сделка привела к необоснованному взысканию с Предприятия, что позволило инициировать процесс банкротства государственного предприятия, тогда как данное предприятие является единственным в Оренбургской области, спецификой деятельности которого является выращивание элитных сортов семян для нужд сельского хозяйства, что напрямую затрагивают интересы Российской Федерации в лице Агентства. Признание сделки недействительной приведёт к отмене необоснованно взысканной суммы задолженности (надуманных денежных средств), и, как следствие, к уменьшению кредиторской задолженности предприятия, восстановлению его платежеспособности и нормальной деятельности, в том числе в сфере сельского хозяйства. Предприятие является производителем элитного зерна, для содержания животных пользуется собственными кормами, по оспариваемому же договору Предприятие являлось покупателем зерна, что явно не относится к его обычной хозяйственной деятельности; другая сторона сделки (Кооператив) знала о совершении сделки с нарушением закона, и вела себя недобросовестно. Оспариваемая сделка не исследовалась на соответствие закону в деле N А47-4322/2013, следовательно, данные акты не имеют преюдициального значения для настоящего спора; признание иска одним из ответчиков не свидетельствует о невыгодном положении контрагента. Кроме того, хотя и установлено, что товар поставлен (договор хранения), суд не принял во внимание, что такая поставка была формальной, заключение договора хранения не свидетельствует о получении товара покупателем, поскольку товар остался на хранении у продавца, который, что подтверждено материалами дела, этот товар повторно реализовал третьим лицам. Истец также полагает, что срок исковой давности не пропущен. Факт создания Агентства после заключения сделки не свидетельствует об отсутствии права на защиту имущественных интересов Российской Федерации, напротив, данное право прямо предусмотрено действующим законодательством и прописано в Положении об Агентстве.

В кассационной жалобе Предприятие просит постановление суда апелляционной инстанции отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на нарушение апелляционным судом норм материального и процессуального права, а также несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела.

Ответчик 1 указывает на следующее: оспариваемый договор купли-продажи от 01.09.2011 является для Предприятия крупной сделкой, однако в материалы дела не было представлено ни одного документального доказательства, подтверждающего факт одобрения сделки (в том числе последующего) собственником имущества; совершение указанной сделки повлекло причинение убытков Предприятию, так как сделка была совершена формально, товар, в соответствии с договором передан не был, а в последствии был перепродан другому контрагенту, а также, Предприятию, за непереданный товар, в соответствии с указанным договором, были начислены пени и штрафы несоразмерные с суммой сделки, в результате чего Предприятие понесло убытки в размере более 9,5 млн. руб.; указанная сделка привела к необоснованному взысканию с ответчика 1 денежных средств, что в последствии позволило инициировать процесс банкротства Предприятия, что напрямую затрагивают интересы как самого Предприятия, так и интересы Российской Федерации в лице Агентства; все обстоятельства данной сделки, в своей совокупности, свидетельствуют о недобросовестном поведении второго участника сделки, направленном на необоснованное получение денежных средств с государственного предприятия. Предприятие является производителем элитного зерна, для содержания животных пользуется собственными кормами, по оспариваемому же договору Предприятие являлось покупателем товарного зерна, что явно не относится к его обычной хозяйственной деятельности. Согласно уставным документам, покупка зерна не является видом деятельности, которым разрешено заниматься Предприятию. Заключение оспариваемого договора явилось исключением и было направлено на погашение имеющего перед ним у второй стороны сделки долга, что прямо следует из акта приёма-передачи к договору. Срок исковой давности не пропущен, доказательств того, что собственник знал ранее о совершении сделки или мог бы о ней узнать, в материалы дела не представлено; Агентство является надлежащим истцом по делу.

Как следует из материалов дела, между Предприятием и Кооперативом заключен договор купли-продажи от 01.09.2011 (далее — договор), по которому ответчик 2 обязался передать ответчику 1 пшеницу мягкую 3 класс в количестве 195,45 тонн по цене 5500 руб. за тонну на сумму 1 075 000 руб. и ячмень 2 класса в количестве 223,847 тонн по цене 4500 руб. за тонну на сумму 1 007 311 руб. 50 коп. (общая сумма сделки 2 082 311 руб. 50 коп.), а Предприятие обязалось принять и оплатить товар.

Согласно п. 2.1 договора срок передачи товара установлен до 10.09.2011.

В силу п. 3.1 договора за нарушение условий договора предусмотрен штраф 0,5 % и пеня 0,5 %.

Сторонами подписан акт приема-передачи от 01.09.2011, согласно которому товар был передан Кооперативом Предприятию в счет расчетов по акту сверки на 13.10.2010.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Оренбургской области от 30.09.2013 по делу N А47-4322/2013 удовлетворено требование конкурсного управляющего Кооператива Лапшиной Т.Н. о взыскании с Предприятия 9 578 632 руб. 90 коп. задолженности по договору, в том числе: 2 082 311 руб. 50 коп. — основного долга, 7 496 321 руб. 40 коп. — неустойки; встречные требования Предприятия о взыскании задолженности в сумме 2 508 925 руб. 07 коп. с Кооператива оставлены без рассмотрения.

Определением суда от 27.05.2014 по делу N А47-4322/2013 произведена замена Кооператива на Общество.

Агентство полагая, что указанная сделка является оспоримой, поскольку заключена с нарушением ст. 23 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ (ред. от 04.11.2014) «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее — Закон N 161-ФЗ), обратилось с иском в арбитражный суд о признании данного договора недействительным.

Суд первой инстанции, придя к выводу о нарушении положений ст. 23 Закона N 161-ФЗ в связи с отсутствием сведений у собственника имущества о совершенной сделке, удовлетворил исковые требования.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции исходил из отсутствия правовых оснований для удовлетворения заявленного требования.

Суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

Согласно ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. 23 Закона N 161-ФЗ (в редакции на момент совершения сделки, без учета редакции Федерального закона от 02.07.2013 N 188-ФЗ) крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения унитарным предприятием прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более десяти процентов уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 тысяч раз превышает установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда.

Для целей настоящей статьи стоимость отчуждаемого унитарным предприятием в результате крупной сделки имущества определяется на основании данных его бухгалтерского учета, а стоимость приобретаемого унитарным предприятием имущества — на основании цены предложения такого имущества.

Решение о совершении крупной сделки принимается с согласия собственника имущества унитарного предприятия.

Сделки унитарного предприятия, заключенные с нарушением абз. 1 п. 2 ст. 295 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также с нарушением положений Закона N 161-ФЗ, в частности п. 2, 4, 5 ст. 18, ст. 22-24 этого Закона, являются оспоримыми, поскольку могут быть признаны недействительными по иску самого предприятия или собственника имущества, а не любого заинтересованного лица ( п. 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Судами сделан верный вывод о том, что сделка на сумму 2 082 311 руб. 50 коп. является крупной для Предприятия, поскольку уставный фонд ответчика 1 составляет 550 000 руб. (п. 22 Устава Предприятия).

Следовательно, данная сделка могла быть оспорена применительно к положениям вышеназванных норм материального права.

Вместе с тем, в качестве одного из оснований для отказа в иске суд апелляционной инстанции указал на истечении срока исковой давности, о применении которой было заявлено стороной по делу.

Данный вывод апелляционного суда является правильным.

Согласно п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.05.2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (далее — постановление Пленума ВАС РФ N 28) иски о признании крупных сделок и сделок с заинтересованностью недействительными и применении последствий их недействительности могут предъявляться в течение срока, установленного п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации для оспоримых сделок.

Срок давности по иску о признании недействительной сделки, совершенной с нарушением порядка ее одобрения, исчисляется с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что такая сделка требовала одобрения в порядке, предусмотренном законом или уставом, хотя бы она и была совершена раньше. Предполагается, что участник должен был узнать о совершении сделки с нарушением порядка одобрения крупной сделки или сделки с заинтересованностью не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором была совершена оспариваемая сделка, если из предоставлявшихся участникам при проведении этого собрания материалов можно было сделать вывод о совершении такой сделки (например, если из бухгалтерского баланса следовало, что изменился состав основных активов по сравнению с предыдущим годом).

Апелляционным судом установлено, что представитель Предприятия в судебном заседании ссылался на отсутствие долга, поскольку оспариваемая сделка была совершена в счет погашения ранее имеющейся задолженности у Кооператива, настаивал на проведении зачета.

Однако, как верно указал апелляционный суд, данный довод не может быть принят во внимание, поскольку обстоятельства оплаты товара были предметом исследования в рамках дела N А47-4322/2013, из которого следует, что оплаты товара не было. При этом ссылку ответчика 1 на проведение зачета суд апелляционной инстанции правомерно принял как своевременное отражение сведений в документах бухгалтерского учета, что должно было позволить истцу (его предшественнику) узнать об оспариваемой сделке не позднее 01.04.2012.

Вместе с тем суд апелляционной инстанции учел тот факт, что Предприятие и Агентство поддерживают единую позицию, что ограничивает вторую сторону сделки в возможности доказать обстоятельства осведомленности истца на более раннюю дату. Кооператив не имеет документов Предприятия, тогда как Предприятие признает иск. Такое признание, как правильно указал апелляционный суд, может свидетельствовать лишь о наличии намерений у Предприятия действовать против интересов контрагента сделки, что ставит контрагента сделки заранее в невыгодное положение.

С учетом изложенного апелляционный суд обоснованно указал на доказанность обстоятельств пропуска истцом срока исковой давности и, соответственно, на отсутствие правовых оснований для удовлетворения заявленного Агентством требования.

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены постановления суда апелляционной инстанции ( ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемый судебный акт подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.04.2015 по делу N А47-4031/2014 Арбитражного суда Оренбургской области оставить без изменения, кассационные жалобы Федерального агентства научных организаций и федерального государственного унитарного предприятия «Советская Россия» — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Сделка может быть мнимой, даже если все документы в порядке

При оценке доказательств по делу о признании сделки мнимой суду следует обращать внимание не только на правильность оформления документов, но и на иные доказательства, подтверждающие или опровергающие реальность спорной сделки (постановление Президиума ВАС РФ №7204/12 от 18.10.2012).

В 2006 г. было создано ООО, в числе учредителей которого выступал индивидуальный предприниматель, чья доля в уставном капитале общества была равна 24,5%.

Между ООО (далее — общество, ответчик, покупатель) и его контр­агентом (далее — продавец, ответчик) был заключен договор поставки строительных материалов. Конкретизировать предмет договора стороны условились в дополнительной документации (заявки, счет на оплату, товарная накладная, доверенность и (или) платежное поручение). Согласно договору оплатить товар общество должно было в течение 30 дней после отгрузки.

Поставка товара покупателю на сумму более 150 млн руб. подтверждалась товарными накладными. Покупатель свои обязательства по оплате товара не выполнил, однако подписал без возражений акт сверки расчетов на указанную сумму.

Спустя полгода определением арбитражного суда в отношении покупателя была введена процедура наблюдения, назначен временный управляющий. А продавец по договору поставки обратился с заявлением о включении образовавшейся задолженности в реестр требований кредиторов, которое было удовлетворено арбитражным судом.

Предприниматель, являющийся одним из участников ООО — покупателя, обратился в арбитражный суд с иском к продавцу и покупателю о признании заключенного договора поставки недействительным как мнимой сделки, а также крупной сделки для покупателя, не прошедшей процедуру одобрения общего собрания участников.

Свою позицию предприниматель обосновал тем, что, заключая между собой договор поставки, ни одно из обществ не имело намерения ее исполнить. И фактически товар в адрес покупателя не поступал, как в адрес продавца не поступали денежные средства. Единственной целью указанного договора было создание искусственной задолженности покупателя перед продавцом. Кроме того, для покупателя данная сделка является крупной, и для ее заключения требовалось получить одобрение общего собрания участников, что сделано не было.

Суд первой инстанции не увидел оснований для удовлетворения иска, пояснив, что доказательств в пользу мнимого характера поставки истец не представил. Товарные накладные, свидетельствующие об отгрузке товара, подписаны руководителями компаний-контрагентов по сделке.

Доводы истца о том, что продавец не имел реальной возможности произвести и поставить обозначенное в накладных количество товара, суд также отклонил, пояснив, что в договоре не сказано о том, что весь товар должен произвести именно продавец. По мнению арбитражного суда, компания вполне могла приобрести часть проданного товара у третьих лиц. Не убедили суд и представленные в дело фотографии и акты осмотра производственных помещений продавца.

Что касается аргумента о том, что совершенная покупателем сделка является для него крупной, то суд его также не принял во внимание, посчитав, что спорный договор был заключен в процессе обычной хозяйственной деятельности общества и одобрения не требовал.

Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали выводы арбитражного суда и оставили принятое им решение в силе, а заявленные предпринимателем жалобы — без удовлетворения.

Президиум ВАС РФ отменил вынесенные по делу судебные акты и передал дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Нижестоящие инстанции при вынесении решения и постановлений руководствовались тем, что представленные в дело товарные накладные были составлены в соответствии с требованиями закона и заявлений о фальсификации доказательств не поступало. Однако в делах о признании сделок мнимыми заявлять о фальсификации доказательств нет смысла — все документы стороны могут оформить без пороков, не имея однако при этом намерения исполнять именно эту сделку. Потому при рассмотрении дела суду надлежало не ограничиваться формальной оценкой накладных, а принять во внимание иные документы первичного учета, а также иные доказательства. Несмотря на это, суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайств истца об истребовании доказательств и экспертизы. Решение по данному делу затрагивает интересы кредиторов в деле о банкротстве покупателя, поэтому судам надлежало провести проверку обоснованности возникшей задолженности.

Конференция ЮрКлуба

Одобрение расторжения крупной сделки

SaleN 02 Июн 2008

По результатам поиска думал сначала присоединиться к этой
http://forum.yurclub. opic=173385&hl=
теме, но всё-таки решил создать новую, вопросы отличаются.

Ситуация: между АО и ИП заключен договор поставки. ИП (покупатель) сразу платит всю сумму, после чего договор начинает худо-бедно исполняться и со стороны АО. Но исполняется уж очень худо и очень бедно. Товар (производственное оборудование) поставляется не весь, а тот, что приходит – не пролезает по качеству. Ругались, ругались, и вроде договорились до следующего: договор расторгли, ИП вернуло товар, АО обязалось вернуть деньги.
И тут АО заявляет иск о недействительности соглашения о расторжении договора. Сумма договора для него в два с лишним раза превышает лимит крупности. Никакого одобрения самого договора и, что самое важное, соглашения о расторжении со стороны акционеров не было. Сам договор, конечно, ни АО, ни его акционеры не оспаривают – они хотят сохранить полученные деньги.

С одной стороны, соглашение о расторжении (которым прекратилось обязательство АО поставить товар, зато возникли новые обязательства по встречному возврату товара и денег) — безусловно, сделка. Но с другой — это всё-таки не есть что-то первичное, в отличие от самого договора купли-продажи; цель и смысл расторжения — возврат к первоначальному статус-кво, что вряд ли может нарушать права акционеров. Отчуждение имущества… здесь же возврат товара его первоначальному собственнику.

Ваше мнение о перспективах иска?
Сообщение отредактировал SaleN: 03 Июнь 2008 — 15:56

SaleN 05 Июн 2008

Странно, что никого совсем не заинтересовал вопрос. Неужели слишком банально?

От себя: думаю в направлении том, что расторжение договора в данном случае (в связи с поставкой не того, что надо) суть исполнение обязательств, возникших из договора. Я не поставку имею в виду, а обязанность, корреспондирующую праву покупателя отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченного. Тогда никакое одобрение не нужно. Вот так пока.

kuropatka 05 Июн 2008

Странно, что никого совсем не заинтересовал вопрос.

Заинтересовал. Думал много, но сказать что-то по теме трудно. Все упирается еще и в вопрос — являются ли сделкой отдельные действия по исполнению договора.

Думаю, что шансы у АО в принципе есть. И ссылаться ИП придется в основном на ст.10 ГК.

А в соглашении, часом, никак некачественность товара не отражена? А то можно, не ломая копья, предъявить его в качестве доказательства по иску о расторжении договора.

Vitalik 05 Июн 2008

расторжение договора в данном случае (в связи с поставкой не того, что надо) суть исполнение обязательств, возникших из договора. Я не поставку имею в виду, а обязанность, корреспондирующую праву покупателя отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченного. Тогда никакое одобрение не нужно.

если у тебя расторжение договора было последствием отказа от исполнения договора в связи с осуществлением принадлежащего покупателю права, то возврат имущества не будет сделкой.
если же расторжение договора производится на основании заключенного соглашения, то сделка.

как понимаю, у тебя последнее, ибо

договорились до следующего: договор расторгли

SaleN 06 Июн 2008

Так всё на том и строится, что товар не отвечает требованиям. Это есть и в преамбуле соглашения, это есть и в акте возврата. если б не было, то АО уже можно было бы медаль вешать, до всякого суда.

Долго размышлял на тему, что вряд ли такой возврат товара и денег есть отчуждение имущества в смысле ст. 78 ФЗ об АО, которое требует одобрения. Мол, здесь возврат в первоначальное статус-кво и все такое. но твердых доводов пока для себя не нашёл.
Сообщение отредактировал SaleN: 06 Июнь 2008 — 08:47

Вопрос по статье 45 ФЗ об ООО

Вопрос-ответ по теме

1. Вопрос по статье 45 ФЗ об ООО: попадает ли под данную статью сделки , по которым два юрлица с одним общим учредителем оказывают друг другу услуги/осуществляют поставки оборудования ( при этом для одной стороны — это основные виды экономической деятельности , другая приобретает услуги/товары , и наоборот)?

2.Вопрос по статье 46 ФЗ об ООО: является ли крупной сделка , по которой наше ООО оказывает услуги другому ООО ( виды услуг являются нашими основными видами экономической деятельности), если сумма сделки превышает 25% от стоимости нашего имущества? Имущество при этом не отчуждается.

1. Нет , требования о сделках с заинтересованностью к сделкам двух ООО , в которых единственным участником является одно и то же лицо , не применяется ( абз.2 пункта 6 статьи 45 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ). 2. Да , такая сделка может являться крупной. О порядке одобрения крупной сделки читайте в рекомендации ниже.

Суды признают договора возмездного оказания услуг при отсутствии отчуждения имущества , крупными сделками ( Постановление ФАС УО от 10.07.2014 № Ф09−4409/2014; Постановление ФАС ПО от 17.05.2007 № А55−13000/06).

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах « Системы Юрист».

« Отдельные сделки в ООО нужно заключать в особом , установленном законом порядке. К таким сделкам относятся , в частности , так называемые « крупные сделки». Если не соблюдать установленный порядок совершения такой сделки , она может быть признана недействительной.

До совершения обществом сделки юристу стоит проверить , не подпадает ли она под критерии « крупной сделки», и при необходимости обеспечить , чтобы был соблюден установленный порядок.

Какие сделки являются крупными

Крупная сделка — это сделка или несколько взаимосвязанных сделок , связанные с приобретением , отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества , стоимость которого составляет 25 процентов и более от стоимости имущества общества ( ст. 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»; далее — Закон об ООО)*.

Нижний предел ( 25%) крупной сделки может быть увеличен уставом общества ( п. 1 ст. 46 Закона об ООО).

В каких случаях суд может признать несколько сделок взаимосвязанными и рассмотреть их в совокупности как одну крупную сделку

Законодательство это не устанавливает.

Пленум ВАС РФ указал несколько конкретных признаков , которые могут свидетельствовать о взаимосвязанности сделок*:

  • единая хозяйственная цель при заключении сделок;
  • общее хозяйственное назначение проданного имущества;
  • консолидация всего отчужденного по сделкам имущества в собственности одного лица;
  • непродолжительный период времени между совершением нескольких сделок.

Такие признаки перечислены в подпункте 4 пункта 8 постановления Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. № 28 «О некоторых вопросах , связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» ( далее — постановление № 28).

Однако еще до того как Пленум ВАС РФ дал эти разъяснения , из судебной практики следовало , что риск признания сделок взаимосвязанными существенно возрастает , если*:

  • сделки однородны и совершены с одними и теми же лицами за короткий промежуток времени;
  • отчуждаемое или приобретаемое по сделкам имущество связано единым технологическим процессом или единым целевым назначением;
  • сделки направлены на достижение единых правовых последствий или единой цели.

Обычно суды признавали сделки взаимосвязанными , если одновременно имели место несколько из перечисленных признаков ( постановление Президиума ВАС РФ от 1 марта 2011 г. № 14871/10, определения ВАС РФ от 13 января 2011 г. № ВАС-17801/10 и от 3 июня 2011 г. № ВАС-9530/10). Скорее всего , на количество имеющихся признаков суды будут обращать внимание и впредь.

Кроме того , теперь при рассмотрении дел , связанных с оспариванием крупных сделок , судам понадобится сопоставлять стоимость имущества , отчужденного по всем взаимосвязанным сделкам , с балансовой стоимостью активов на последнюю отчетную дату. Такой датой будет считаться дата бухгалтерского баланса , предшествующая заключению первой из сделок ( абз. 2 подп. 4 п. 8 постановления № 28).

Стоимость имущества , которое отчуждает общество в результате крупной сделки , нужно определять по данным бухгалтерской отчетности за последний отчетный период ( т. е. на последний календарный день месяца), предшествующий дню принятия решения об одобрении крупной сделки ( подп. 3 п. 8 постановления № 28, ч. 4, 5 ст. 13 , ч. 6 ст. 15 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ « О бухгалтерском учете» ( далее — Закон о бухучете); п. 48 Положения по бухгалтерскому учету «Бухгалтерская отчетность организации» ( ПБУ 4/99), утвержденного приказом Минфина России от 6 июля 1999 г. № 43н).

Стоимость имущества , которое приобретает общество , нужно определять на основании цены предложения , которая обычно указана в договоре ( п. 1, 2 ст. 46 Закона об ООО).

Стоимость имущества самого общества следует считать равной стоимости его активов ( без уменьшения на сумму долгов), определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период ( т. е. на последний календарный день месяца), предшествовавший дню принятия решения об одобрении крупной сделки ( п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 марта 2001 г. № 62; п. 4, 5 ст. 13 Закона о бухучете; п. 48 ПБУ 4/99).

Крупными сделками не являются ( п. 1 ст. 46 Закона об ООО)*:

  • сделки , которые совершаются в процессе обычной хозяйственной деятельности общества;

Внимание! Не всегда удается доказать , что сделка относится к обычной хозяйственной деятельности общества.

Закон не устанавливает , какие именно сделки относятся к обычной хозяйственной деятельности.

Пленум ВАС РФ указал , что под обычной хозяйственной деятельностью нужно понимать любые операции , которые приняты в текущей деятельности общества , независимо от того , совершало ли общество такие сделки ранее ( абз. 3 п. 6 постановления № 28).

В частности , к сделкам , совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности , могут относиться сделки:

  • по приобретению обществом сырья и материалов , необходимых для ведения производственно-хозяйственной деятельности;
  • по реализации готовой продукции;
  • по получению кредитов для оплаты текущих операций.

Например , обычной хозяйственной деятельностью суд может посчитать сделку , направленную на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи ( абз. 4 п. 6 постановления № 28).

Однако нельзя отнести сделку к обычной хозяйственной деятельности лишь на основании факта того , что*:

  • сделка совершена в рамках вида деятельности , который указан в ЕГРЮЛ или уставе ООО как основной для этого общества,
  • и ( или) общество имеет лицензию на право вести данный вид деятельности.

Такие разъяснения приведены в абзаце 5 пункта 6 постановления № 28. Ранее ( до 28 мая 2014 года , т. е. до того как опубликовали постановление № 28) к обычной хозяйственной деятельности суды относили деятельность общества , прописанную в уставе и направленную на систематическое получение прибыли ( постановление ФАС Поволжского округа от 13 сентября 2010 г. по делу № А65−8738/2009).

Также суд , скорее всего , не отнесет к обычной хозяйственной деятельности не свойственные для общества сделки , такие как*:

  • сделки , совершение которых обязательно для общества в соответствии с законом и расчеты по которым производятся по ценам , определенным уполномоченным органом власти.
  • Это положение применимо , в частности , при заключении договора оказания услуг по передаче электрической энергии , поскольку его заключение обязательно для сетевой организации ( ст. 426 ГК РФ).

    При этом следует помнить , что потребители таких услуг не обязаны заключать договор , а следовательно , для них совершение такой сделки должно быть одобрено в установленном порядке ( постановление ФАС Московского округа от 3 февраля 2011 г. № КГ-А41/16658−10 по делу № А41−20271/10).

    Внимание! Договор аренды может являться крупной сделкой не только для арендатора , но и для арендодателя.

    Это подтверждает судебная практика. При оценке договора суд дополнительно будет исследовать , является ли имущество ( в том числе помещения , транспортные средства , оборудование и т. п. ), сданное в аренду , необходимым для осуществления обществом его основной производственной деятельности ( п. 40 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. № 66, постановления ФАС Северо-Западного округа от 18 марта 2011 г. по делу № А56−38981/2010 и ФАС Поволжского округа от 19 июня 2008 г. по делу № А55−8439/2007).

    Для арендатора договор аренды может являться крупной сделкой , поскольку совокупный размер арендных платежей будет превышать 25 процентов от стоимости имущества общества.

    Внимание! Одобрение может потребоваться не только для договора.

    Понятие « сделка» ( ст. 153 ГК РФ) шире , чем понятие « договор» ( ст. 420 ГК РФ).

    В связи с этим крупной сделкой может быть не только договор , но и:

    • мировое соглашение ( подп. 3 п. 10 постановления № 28);
    • прощение долга ( подп. 4 п. 10 постановления № 28);
    • выдача векселя;
    • оплата уставного капитала другого хозяйственного общества;
    • внесение денежных средств в качестве обеспечения исполнения контракта , заключаемого по итогам торгов.

    Также могут быть крупными сделками:

    • предварительный договор;
    • дополнительное соглашение к договору ( абз. 2 подп. 1 п. 7 постановления № 28);
    • договор о совместной деятельности;
    • трудовой договор с работником общества ( подп. 1 п. 10 постановления № 28).

    Нужно ли одобрять сделку купли-продажи долей , заключенную между участниками ООО , если она соответствует установленному размеру крупной сделки

    Если участники ООО заключили договор купли-продажи доли в уставном капитале общества , то само ООО не является стороной такого договора. Отчуждения имущества ООО в таком случае не происходит. В связи с этим такой договор не является крупной сделкой.

    В каком порядке совершаются крупные сделки

    Общество имеет право совершить крупную сделку только после ее одобрения участниками*. Если в обществе создан совет директоров , то на него можно возложить полномочия по одобрению крупных сделок , стоимость отчуждаемого ( приобретаемого) имущества по которым составляет от 25 до 50 процентов от имущества общества ( п. 4 ст. 46 Закона об ООО). Если в обществе один участник и он не является директором , для одобрения сделки достаточно его письменного согласия на совершение сделки.

    Процедура одобрения крупных сделок в ООО определена в статье 46 Закона об ООО. Общие правила одобрения сделок предусмотрены в статье 157.1 Гражданского кодекса Р. Ф. Они применяются , когда отношения не урегулированы Законом об ООО.