Административная ответственность по ч4 ст 141 коап рф

Глава 14. Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности и деятельности саморегулируемых организаций (ст.ст. 14.1 — 14.64)

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 7 июня 2013 г. N 113-ФЗ наименование главы 14 настоящего Кодекса изложено в новой редакции, вступающей в силу по истечении одного года со дня официального опубликования названного Федерального закона

Глава 14. Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности и деятельности саморегулируемых организаций

О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 14 настоящего Кодекса, см. Обзор судебной практики, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 6 декабря 2017 г.

О применении главы 14 настоящего Кодекса см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 октября 2006 г. N 18

Информация об изменениях:

Кодекс дополнен статьей 14.1.4 с 30 декабря 2018 г. — Федеральный закон от 29 декабря 2017 г. N 451-ФЗ

Обзор практики рассмотрения споров об административных правонарушениях

Обзор практики рассмотрения споров об административных
правонарушениях

Утверждено протоколом Президиума Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14 ноября 2003 г. N 11

Федеральным арбитражным судом Уральского округа проведено изучение практики рассмотрения споров об административных правонарушениях.

В соответствии со ст. 26 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» информируем арбитражные суды о выработанных рекомендациях.

По главе 6 . «Административные правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность».

1. Протокол проведения лабораторных исследований и испытаний факторов производственной среды и трудового процесса должен содержать результаты измерений и исследований. Отсутствие такого протокола является основанием для привлечения лица к административной ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к Центру госсанэпиднадзора о признании незаконным и об отмене постановления административного органа о привлечении к административной ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ за неосуществление производственного контроля за соблюдением установленных санитарных правил и норм в процессе производства.

Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления исходя из следующего.

В соответствии со ст. 6.3 КоАП РФ нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения выражается в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемиологических мероприятий.

Согласно ст. ст. 29 , 32 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» к санитарно-противоэпидемическим (профилактическим) мероприятиям относится производственный контроль, который включает в себя, в том числе, проведение индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами лабораторных исследований и испытаний, за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в процессе производства, хранения, транспортировки и реализации продукции, выполнения работ и оказания услуг.

Согласно п. 2.4 Санитарных правил СП 1.1.1058-01 производственный контроль проводится, в том числе на рабочих местах, с целью оценки влияния производства на среду обитания человека и его здоровье. Пунктами 2.6 — 2.8 названных правил предусмотрено, что программа (план) производственного контроля, в которой устанавливается перечень факторов, объектов контроля и периодичность лабораторных исследований, составляется юридическим лицом и согласовывается с главным врачом ЦГСЭН. Ответственность за своевременность организации, полноту и достоверность осуществляемого производственного контроля несут юридические лица.

В материалах дела имеется Программа организации лабораторного контроля факторов производственной среды и трудового процесса, которой предусмотрено исследование таких факторов среды, как вибрация (общая и локальная), электромагнитные электростатические поля на рабочих местах.

Согласно приложению N 6 «Системы аккредитации испытательных лабораторий (центров) государственной санитарно-эпидемиологической службы РФ», утвержденного Главным Государственным врачом РФ и Госстандартом РФ от 23.06.1997 N 13/11, результаты лабораторных исследований и испытаний оформляются протоколом.

Поскольку протоколы лабораторных исследований вышеназванных факторов у акционерного общества отсутствуют, привлечение общества к административной ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ является правомерным.

Обжалуя решение арбитражного суда, акционерное общество сослалось на то, что лабораторные исследования были им проведены, однако были оформлены не протоколом, а актом.

Суд кассационной инстанции отклонил доводы заявителя кассационной жалобы по следующему основанию.

Исследования факторов среды проводятся с целью оценки влияния производства на среду обитания человека и его здоровье, которое можно определить на основании полученных при исследовании среды результатов.

Таким образом, факт проведения исследований может быть доказан только при наличии результатов, в противном случае, цель проведения испытаний, определенная законодателем, не будет достигнута. Документом, подтверждающим проведение испытаний, является надлежащим образом оформленный протокол, содержащий результаты измерений и исследований. Акт, представленный заявителем не может быть принят в качестве доказательств, т.к. результатов исследований не содержит.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

2. К административной ответственности по ст. 6.4 КоАП РФ за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений можно привлечь только то лицо, которое фактически осуществляет данную эксплуатацию.

Жилищно-строительный кооператив обратился в арбитражный суд к Центру государственного санитарно-эпидемиологического надзора с заявлением о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности по ст. 6.4 КоАП РФ за нарушение санитарно-эпидемиологических требований при эксплуатации принадлежащего заявителю общежития.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражный суд первой инстанции исходил из правомерности привлечения кооператива к указанной административной ответственности.

Судом установлено, что проверяемая часть здания на основании договора была передана кооперативом в безвозмездное временное пользование акционерному обществу для дальнейшей эксплуатации с сохранением целевого назначения. Поскольку этим договором закреплена обязанность кооператива обеспечить надлежащие условия для эксплуатации акционерным обществом части переданного здания, именно кооператив является субъектом административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.4 КоАП РФ.

Отменяя данное решение, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что заявитель субъектом вменяемого ему правонарушения не является, поскольку фактически эксплуатации той части здания, в которой были выявлены нарушения, кооператив не осуществлял.

Суд кассационной инстанции признал вывод суда апелляционной инстанции обоснованным, поскольку из содержания договора не следует, что у кооператива имеется обязанность соблюдать санитарные требования в помещении, которое им не эксплуатируется.

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

По главе 7. «Административные правонарушения в области охраны собственности».

3. Использование земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю, при отсутствии препятствий к их получению является основанием для привлечения к административной ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Комитета по земельным ресурсам и землеустройству о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 7.1 КоАП РФ за административное правонарушение, выразившееся в использовании обществом земельного участка под объектами недвижимости без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований арбитражный суд, исходил из следующего.

В соответствии со ст. 7.1 КоАП РФ использование земельного участка без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю влечет наложение административного штрафа.

Согласно ст. ст. 25 , 26 Земельного Кодекса РФ права на земельные участки, предусмотренные главами III и IV настоящего Кодекса, возникают по основаниям, установленным гражданским законодательством, федеральными законами и удостоверяются документами в соответствии с Федеральным Законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

В силу ст. 29 Земельного кодекса РФ предоставление гражданам и юридическим лицам земельных участков из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основании решения исполнительных органов государственной власти или органов местного самоуправления.

В соответствии со ст. 88 Областного закона от 29.12.1995 N 40-ОЗ «О регулировании земельных отношений на территории Свердловской области» приступить к использованию предоставленных (переданных) земельных участков разрешается после установления границ этих участков в натуре (на местности) и выдачи документа, удостоверяющего права на землю, зарегистрированного в порядке, указанном в ст. 87 настоящего закона.

Поскольку заявитель не исполнил своей обязанности по получению документов, удостоверяющих права на землю, никаких непредвиденных препятствий к получению указанных документов у него не имелось, он правомерно привлечен к административной ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод правильным и обоснованным, и оставил решение суда первой инстанции без изменения.

4. Предоставление предприятием железной дороги земельного участка в полосе отвода железной дороги во временное пользование на основании действовавшего нормативного акта федерального органа исполнительной власти в области железнодорожного транспорта, не противоречащего Земельному кодексу РФ, не является административным правонарушением, предусмотренным ст. 7.10 КоАП РФ.

Федеральное государственное унитарное предприятие «ЖД МПС РФ» обратилось в арбитражный суд с заявлением к Комитету по земельным ресурсам и землеустройству о признании незаконным и отмене постановления от 22.04.03 о привлечении к административной ответственности по ст. 7.10 КоАП РФ за самовольную переуступку права пользования земельным участком в полосе отвода железной дороги (указанный участок предоставлен предпринимателю во временное пользование для размещения торгового павильона по договору аренды от 21.03.2003).

Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано исходя из следующего.

Согласно п. 2 ст. 90 Земельного кодекса РФ порядок установления и использования полос отвода и охранных зон железнодорожного транспорта определяется Правительством Российской Федерации.

До принятия Правительством РФ такого порядка решения о предоставлении земельных участков в Свердловской области юридическим лицам в соответствии с Постановлением Правительства Свердловской области от 14.05.02 N 317-ПП принимаются Министерством по управлению государственным имуществом Свердловской области за исключением случаев, когда законодательством РФ и Свердловской области такие полномочия в отношении отдельных категорий земельных участков либо видов их использования предоставлены органам государственной власти РФ или органам местного самоуправления.

Учитывая изложенное, заявитель не имел правовых оснований для предоставления индивидуальному предпринимателю во временное пользование земельного участка, находящегося в полосе отвода железной дороги. В связи, с этим привлечение заявителя к административной ответственности по ст. 7.10 КоАП РФ является правомерным.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод суда первой и апелляционной инстанции ошибочным по следующим основаниям.

Согласно ст. 5 Федерального закона N 153-ФЗ от 25.08.1995 «О федеральном железнодорожном транспорте» порядок использования земель железнодорожного транспорта в пределах полосы отвода определяется федеральным органом исполнительной власти в области железнодорожного транспорта с учетом требований законодательства РФ.

Из материалов дела следует, что ФГУП «ЖД МПС РФ» при предоставлении земельного участка индивидуальному предпринимателю руководствовалось Положением о порядке использования земель федерального железнодорожного транспорта в пределах полосы отвода железных дорог, утвержденным приказом МПС РФ от 15.05.1999 N 26Ц. Названный приказ является нормативным актом федерального органа исполнительной власти в области железнодорожного транспорта и не противоречит земельному законодательству РФ.

Согласно п. 13 раздела III приказа МПС РФ от 15.05.1999 N 26Ц согласование предоставления земельного участка или размещения объекта в полосе отвода, а также договоры о срочном пользовании земельными участками между железными дорогами и временными пользователями оформляются железной дорогой в месячный срок с даты получения документов от заявителя.

Поскольку согласно вышеуказанным нормативным актам железная дорога вправе предоставлять во временное пользование физическим и юридическим лицам земельные участки в полосе отвода железных дорог, она неправомерно была привлечена к административной ответственности по ст. 7.10 КоАП РФ за самовольную переуступку права пользования землей.

Суд кассационной инстанции отменил решение и постановление арбитражного суда и удовлетворил заявленные требования ФГУП «ЖД МПС РФ».

Примечание: Федеральный закон от 25.08.1995 N 153-ФЗ «О федеральном железнодорожном транспорте» утратил силу со дня вступления в силу Федерального закона от 10.01.2003 N 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации». В силу ст. 9 этого закона порядок установления и использования полос отвода определяется Правительством Российской Федерации. Согласно постановлению Правительства РФ от 18.07.1996 N 848 (ред. 08.08.2003) МПС России определяет с учетом требований земельного законодательства Российской Федерации порядок использования земель федерального железнодорожного транспорта в пределах полосы отвода железной дороги.

5. Статья 90 Земельного кодекса РФ предусматривает прямой запрет на передачу в аренду земельных участков в полосах отвода железных дорог для автозаправочных станций. Следовательно, такая передача является самовольной переуступкой права пользования землей.

Инспектором по использованию и охране земель вынесено постановление о привлечении ФГУП «ЖД МПС РФ» к административной ответственности по ст. 7.10 КоАП РФ по факту предоставления во временное пользование под размещение АЗС участка в полосе отвода железной дороги.

Железная дорога обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным этого постановления.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражный суд исходил из следующего.

Согласно п. 2 ст. 90 Земельного кодекса свободные земельные участки на полосах отвода железных дорог в пределах земель железнодорожного транспорта могут передаваться в аренду гражданам и юридическим лицам для сельскохозяйственного использования, оказания услуг пассажирам, складирования грузов, устройства погрузочно-разгрузочных площадок, сооружения прирельсовых складов (за исключением складов горюче-смазочных материалов и автозаправочных станций любых типов, а также складов, предназначенных для хранения опасных веществ и материалов) и иных целей при условии соблюдения требований безопасности движения, установленных федеральными законами.

Поскольку ФГУП «ЖД МПС РФ», предоставив во временное пользование земельный участок в полосе отвода железной дороги под автозаправочную станцию, нарушило ограничения установленные п. 2 ст. 90 Земельного кодекса, оно правомерно привлечено к административной ответственности по ст. 7.10 КоАП РФ за самовольную переуступку права пользования землей.

Суд кассационной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения.

6. Субъектами административного правонарушения, предусмотренного ст. 7.22 КоАП РФ, могут быть и балансодержатели жилых домов и помещений, которые систематически взимают квартплату, поскольку на них лежит обязанность по надлежащему содержанию жилых домов и помещений.

По результатам обследования содержания жилого дома, в ходе которого выявлено поражение гнилью нижнего венца сруба, неравномерная осадка дома, прогибы чердачного перекрытия, поражение гнилью окон, деформированность дверных коробок, трещина кладки печей и протечка кровли дома, жилищная инспекция вынесла постановление о привлечении акционерного общества к административной ответственности по ст. 7.22 КоАП РФ.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным этого постановления.

Решением арбитражного суда в удовлетворении заявления отказано.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение арбитражного суда, исходил из требований Указа Президента РФ N 8 от 10.01.1993 «Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий» и отсутствия обязанности у акционерного общества по содержанию данного дома, так как оно не является его собственником.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод суда апелляционной инстанции необоснованным и вынесенным с нарушением норм гражданского и жилищного законодательства.

Материалами дела установлено фактическое нахождение спорного дома на балансе общества, что подтверждается договором о передаче в собственность квартир в этом доме и систематическим взиманием квартирной платы обществом, следовательно, в силу п. 2 ст. 676 ГК РФ и ст. ст. 140 , 141 , 154 Жилищного Кодекса РФ, специально регулирующего эти правоотношения, на обществе лежала обязанность по надлежащему содержанию жилого дома.

Однако из содержания ст. 7.22 КоАП РФ следует, что в объективную сторону этого состава правонарушения не входит нарушение обязанности по полному восстановлению жилых помещений равно как собственниками, так и балансодержателями.

Учитывая, что суд не исследовал состояние спорного дома и не установил объем обязанностей по его содержанию и ремонту, суд кассационной инстанции отменил судебные акты и передал дело на новое рассмотрение в тот же суд.

По главе 14 КоАП РФ «Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности».

7. Для привлечения к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна), необходимо установить была ли деятельность направлена на систематическое получение прибыли, т.е. являлась ли она предпринимательской.

Управление государственной противопожарной службы обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении предприятия к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ за совершение правонарушения, выразившегося в осуществлении без лицензии работ по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений на территории предприятия.

Арбитражный суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления, исходя из следующего.

Частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна).

Согласно ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ под предпринимательской деятельностью понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Судом установлено, что работы по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений на территории предприятия не были направлены на получение прибыли, т.е. не являлись предпринимательской деятельностью.

В случае фактического осуществления для собственных нужд предприятия таких работ оно могло быть привлечено к административной ответственности по ст. 19.20 КоАП РФ за осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, без специального разрешения (лицензии).

Поскольку в данном случае состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ, в действиях предприятия отсутствует, арбитражный суд кассационной инстанции оставил решение суда без изменения.

8. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, при совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ несут ответственность как должностные лица, поскольку данной статьей не установлено иное.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении предпринимателя к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ за осуществление предпринимательской деятельности в виде перевозки грузов без специального разрешения (лицензии).

Арбитражный суд удовлетворил заявленные требования.

Предприниматель, оспаривая решение, сослался на то, что штраф наложен контролирующим органом на него как на должностное лицо, коим он себя не считает.

Суд кассационной инстанции отклонил доводы предпринимателя исходя из следующего.

Согласно п. 22 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и примечанию к ст. 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

Поскольку судом установлено, что предприниматель осуществлял без лицензии деятельность по перевозке грузов автотранспортом, подлежащую лицензированию, он правомерно привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции оставил решение без изменения, а кассационную жалобу предпринимателя без удовлетворения.

9. Ответственность за оборот алкогольной продукции без соответствующей лицензии, а равно с нарушением условий, предусмотренных лицензией, устанавливается специальной нормой ( ч. 4 ст. 14.17 КоАП РФ).

В ходе проверки соблюдения законодательства о государственном регулировании производства и оборота алкогольной продукции налоговым органом установлен факт нарушения обществом с ограниченной ответственностью условий лицензии на осуществление закупки, хранения и поставки алкогольной продукции.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по п. 3 ст. 14.1 КоАП РФ.

При рассмотрении дела по существу арбитражный суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции, исходя из следующего.

Частью 3 ст. 14.1 КоАП РФ предусмотрена ответственность за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией).

Однако оборот алкогольной продукции без соответствующей лицензии, а равно с нарушением условий, предусмотренных лицензией, влечет ответственность по ч. 4 ст. 14.17 КоАП РФ.

Поскольку общество нарушило условие лицензии на осуществление оборота алкогольной продукции, данные действия подлежали квалификации по ч. 4 ст. 14.17 КоАП РФ, так как указанная норма является специальной по отношению к ст. 14.1 КоАП РФ.

10. Реклама, в которой допущены нарушения требований к ее содержанию, времени, месту и способу распространения, установленных законодательством, является ненадлежащей. Распространение такой рекламы влечет привлечение к административной ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ.

Территориальным управлением Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства (далее ТУ МАП РФ) в ходе проведения выборочной проверки видеозаписи вечерних программ, транслируемых на телеканале (на котором осуществляет вещание телепрограмм и рекламы общество с ограниченной ответственностью), установлено нарушение законодательства о рекламе. Нарушение выразилось в том, что при трансляции в течение часа фильма, его показ прерывался три раза рекламными блоками центральной и региональной рекламы чаще, чем через каждые 15 минут, совмещался с региональной рекламой в виде наложений (в том числе способом «бегущей строки»), которые 4 раза имели повторы.

ТУ МАП РФ вынесло постановление о привлечении общества с ограниченной ответственностью к административной ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ.

Полагая привлечение к административной ответственности незаконным, общество обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, арбитражный суд первой инстанции исходил из наличия в действиях заявителя состава вменяемого административного правонарушения и доказанности вины общества в его совершении.

Согласно ст. 14.3 КоАП РФ нарушение рекламодателем, рекламопроизводителем или рекламораспространителем законодательства о рекламе (ненадлежащая реклама или отказ от контррекламы) — влечет наложение административного штрафа.

Судом первой инстанции установлено, что рекламораспространителем в ходе телетрансляции фильма являлось общество с ограниченной ответственностью.

В силу абз. 6 п. 1 , п. 3 ст. 11 Федерального Закона «О рекламе» от 18.07.95 N 108-ФЗ частота и продолжительность рекламы должна соответствовать установленным указанными нормами ограничениям. Передачи, продолжительность трансляции которых составляет более чем 15 минут, а также радиопостановки и художественные фильмы не могут совмещаться с рекламой чаще, чем через каждые 15 минут. Распространение одной и той же по содержанию рекламы одного и того же товара или рекламы о рекламодателе не должно осуществляться более чем два раза общей продолжительностью не более чем две минуты в течение часа эфирного времени радио- и телепрограммы на одной частоте вещания.

Реклама, в которой допущены нарушения требований к ее содержанию, времени, месту и способу распространения, установленных законодательством Российской Федерации, в силу ст. 2 указанного Федерального Закона является ненадлежащей.

Поскольку обществом предусмотренные законодательством о рекламе ограничения и требования не соблюдены, ТУ МАП РФ правомерно привлекло его к административной ответственности по ст. 14.3 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции оставил решение без изменения.

11. Отсутствие факта оплаты по завышенному тарифу за услуги и дальнейший перерасчет стоимости услуг с потребителем по соответствующему тарифу не имеет правового значения для привлечения лица к административной ответственности по ст. 14.6 КоАП РФ, так как правонарушение, предусмотренное данной статьей , считается совершенным с момента указания цены в договоре.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления Региональной энергетической комиссии о привлечении к административной ответственности по ст. 14.6 КоАП РФ за завышение предельных тарифов на услуги водоснабжения и водоотведения.

Арбитражный суд при рассмотрении дела по существу отказал в удовлетворении заявления, исходя из следующего.

В соответствии с Федеральным Конституционным Законом от 17.12.1997 N 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации», постановлением Правительства РФ от 07.03.95 N 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)», постановлением Правительства Свердловской области от 26.11.02 N 1375-ПП «Об утверждении предельных максимальных тарифов на услуги водоснабжения и водоотведения» цены на услуги водоснабжения и водоотведения являются регулируемыми и устанавливаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Поскольку факт завышения акционерным обществом тарифа на услуги водоснабжения и водоотведения установлен и заявителем не оспаривается, привлечение его к административной ответственности по ст. 14.6 КоАП РФ правомерно.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод суда правильным.

Ссылка акционерного общества на отсутствие оплаты по завышенному тарифу за услуги водоснабжения и водоотведения и дальнейший перерасчет стоимости услуг с потребителем по соответствующему тарифу отклонена судом кассационной инстанции, как не имеющая правового значения для привлечения к административной ответственности по ст. 14.6 КоАП РФ.

Поскольку правонарушение, предусмотренное ст. 14.6 КоАП РФ считается совершенным с момента указания цены услуги в договоре, акционерное общество правомерно было привлечено к административной ответственности.

В связи с отмеченным суд кассационной инстанции оставил решение суда в силе.

12. Цены на услуги по погребению являются регулируемыми и устанавливаются органами исполнительной власти субъектов РФ, поэтому их применение обязательно для всех предприятий и организаций, оказывающих данные услуги. Завышение указанных цен является основанием для привлечения к административной ответственности по ст. 14.6 КоАП РФ.

По результатам проверки общества с ограниченной ответственность, в ходе которой выявлен факт нарушения порядка ценообразования на услуги по погребению (в прейскуранте цены на ритуальные услуги завышены по сравнению с предельными ценами, установленными Правительством Свердловской области), Региональная энергетическая комиссия вынесла постановление о привлечении общества к административной ответственности по ст. 14.6 КоАП РФ.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным этого постановления.

Арбитражный суд при рассмотрении дела по существу, признавая постановление Региональной энергетической комиссии незаконным, пришел к выводу, что общество не является субъектом, в чьи обязанности входит соблюдение установленного государством порядка ценообразования при оказании услуг по погребению.

Суд кассационный инстанции признал данный вывод суда ошибочным.

В соответствии со ст. 424 ГК РФ, Указом Президента РФ от 28.02.95 N 221 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)», постановлением Правительства РФ от 07.03.95 N 239 «О мерах по упорядочению государственного регулирования цен (тарифов)», Федеральным законом от 12.01.1996 N 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» цены на услуги по погребению являются регулируемыми и устанавливаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по согласованию с соответствующими отделениями Пенсионного фонда Российской Федерации.

Их применение в силу указанных нормативных актов обязательно для всех предприятий и организаций на территории РФ.

При таких обстоятельствах, а также учитывая, что факт завышения обществом цен на услуги по погребению по сравнению с предельными ценами, установленными постановлением Правительства Свердловской области от 30.06.96 N 624-ПП материалами дела подтверждается, Региональная энергетическая комиссия правомерно привлекла общество к административной ответственности по ст. 14.6 КоАП РФ.

Судом кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменено как незаконное, основанное на неправильном толковании законодательства.

13. Превышение конкурсным управляющим своих полномочий, предусмотренных ч. 2 ст. 119 Федерального Закона от 08.01.1998 N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» квалифицируется по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ.

Территориальный орган Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ арбитражного управляющего за превышение им полномочий, установленных ч. 2 ст. 119 Федерального Закона от 08.01.1998 N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве).

Арбитражным судом при рассмотрении дела по существу установлено, что после завершения конкурсного производства 08.10.02 в отношении имущества производственного кооператива, конкурсный управляющий заключил договор цессии от 16.10.02. Согласно этому договору конкурсному управляющему было передано право требования к акционерному обществу, принадлежащее производственному кооперативу на основании договора подряда.

Арбитражный суд, удовлетворяя заявленные требования территориального органа Федеральной службы России по финансовому оздоровлению и банкротству, исходил из наличия в действиях конкурсного управляющего состава правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции признал решение суда первой инстанции законным.

Согласно ч. 2 ст. 119 Федерального закона N 6-ФЗ от 08.01.98 «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий в течение десяти дней с момента вынесения определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства должен представить указанное определение в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц. Определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника.

После завершения конкурсного производства полномочия конкурсного управляющего ограничены оформлением государственной регистрации ликвидации должника.

Поскольку конкурсный управляющий превысил свои полномочия, заключив вышеуказанный договор после вынесения арбитражным судом определения о завершении конкурсного производства в отношении производственного кооператива, он правомерно был привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ.

Примечание: Согласно ч. 2 ст. 149 Федерального Закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий в течение пяти дней с даты получения определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства должен представить указанное определение в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц.

14. Для квалификации деяния по ч. 2 ст. 14.4 КоАП РФ необходимо установить, что нарушение санитарных правил произошло при выполнении работ либо оказании услуг непосредственно населению.

В ходе санитарного обследования жилого дома обнаружено затопление технического подполья, где размещены инженерные коммуникации, что является нарушением п. п. 9.1 и 9.2 СанПиН 2.1.2. 1002-00 «санитарно-эпидемиологические требования к жилым зданиям и помещениям».

Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора вынес постановление о привлечении жилищно-ремонтного эксплуатационного предприятия к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.4 КоАП РФ.

Жилищно-ремонтное эксплуатационное предприятие обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным этого постановления.

Удовлетворяя заявление, арбитражный суд исходил из того, что действия предприятия должны квалифицироваться по ст. 6.4 , а не по ч. 2 ст. 14.4 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод правильным.

Для квалификации действий предприятия по ч. 2 ст. 14.4 КоАП РФ необходимо установить, что нарушение санитарных правил произошло при выполнении работ либо оказании населению услуг.

Поскольку жилищно-ремонтное эксплуатационное предприятие непосредственно населению услуги не оказывает, работы не выполняет, а эксплуатирует жилые помещения и здания по договору подряда об исполнении муниципального заказа, привлечение его к ответственности по ч. 2 ст. 14.4 КоАП РФ является неправомерным. Действия предприятия надлежало квалифицировать по ст. 6.4 КоАП РФ, которая предусматривает ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений, общественных помещений, зданий, сооружений.

По главе 15 КоАП РФ «Административные правонарушения в области финансов, налогов и сборов, рынка ценных бумаг».

15. Административное правонарушение, предусмотренное ст. 15.1 КоАП РФ, выразившееся в неоприходовании в кассу денежной наличности, не является длящимся правонарушением, в связи с этим срок для привлечения к ответственности за данное правонарушение исчисляется с момента его совершения, а не с момента его обнаружения.

Налоговый орган вынес постановление от 18.03.2003 о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности по ст. 15.1 КоАП РФ за нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций, выразившееся в неоприходовании (неполном оприходовании) в кассу денежной наличности.

Основанием для вынесения этого постановления послужили результаты проверки, в ходе которой установлено расхождение фискального отчета с данными книги кассира-операциониста за 2000, 2001, 2002 гг.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным и отмене постановления налогового органа.

Арбитражный суд, удовлетворяя заявление, исходил из того, что предприниматель привлечен к ответственности по истечении срока давности, так как неоприходование (неполное оприходование) в кассу денежной наличности не является длящимся правонарушением. Следовательно, срок, в течение которого правонарушитель может быть привлечен к административной ответственности, исчисляется с момента совершения административного правонарушения, а не с момента его обнаружения.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод правильным.

Порядок работы с денежной наличностью и порядок ведения кассовых операций регулируется, в частности, Федеральным Законом РФ от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

В соответствии с п. 4 ст. 9 указанного закона, первичный учетный документ должен быть составлен в момент совершения операции, а если это не представляется возможным, непосредственно после ее окончания.

Согласно п. п. 19 , 22 , 24 Порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации, утвержденного решением Совета директоров Центрального банка РФ от 22.09.1993 N 40, все поступления и выдача наличных денег предприятия учитываются в кассовой книге. Записи в кассовую книгу производятся кассиром сразу после получения или выдачи денег по каждому ордеру или другому заменяющему его документу. О показаниях счетчиков контрольно-кассовой машины и выручки за рабочий день согласно постановлению Госкомстата России от 25. 12.1998 N 132 кассир-операционист ежедневно составляет отчет, который вместе с выручкой сдается по приходному ордеру старшему кассиру или руководителю предприятия.

Таким образом, неоприходование наличных денег считается оконченным правонарушением в тот день, когда нарушен названный порядок учета выручки.

Поскольку привлечение 18.03.2003 предпринимателя к административной ответственности за неоприходование в кассу денежной наличности в 2000, 2001, 2002 гг. произведено по истечении срока давности, суд первой инстанции правомерно признал незаконным и отменил постановление налогового органа о привлечении к административной ответственности.

По главе 16 КоАП РФ «Административные правонарушения в области таможенного дела (нарушение таможенных правил)».

16. Административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ, может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

Постановлением таможенного органа общество было привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ за заявление недостоверных сведений о таможенной стоимости товара в ГТД , повлекшее занижение таможенных платежей по ГТД.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным указанного постановления.

Решением арбитражного суда, оставленным в силе постановлением кассационной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано исходя из следующего.

Судом было установлено, что экспортный товар, предназначавшийся одному иностранному покупателю, был переадресован другому иностранному покупателю. При этом таможенная стоимость товара по новым ГТД не соответствовала таможенной стоимости, указанной в первоначальной ГТД . Указание недостоверных сведений о товаре повлекло неполную уплату таможенных платежей.

Названные действия образуют объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Судом также было установлено, что общество не приняло всех возможных мер для устранения вышеуказанных обстоятельств при наличии возможности своевременно устранить недостатки и внести изменения в ГТД.

Поскольку данное правонарушение предусматривает и такую форму вины как неосторожность, а из имеющихся материалов не следует, что общество действовало с соблюдением той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях исполнения таможенных обязанностей, таможенный орган правомерно привлек общество к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

17. Железная дорога при перевозке транзитных товаров выступает в качестве декларанта наряду с другими лицами, в связи с этим при виновном недекларировании товаров и (или) транспортных средств, подлежащих декларированию, она несет административную ответственность по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Железная дорога обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления таможни о привлечении ее к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ за недекларирование следующих транзитом товаров, подлежащих декларированию.

Решением суда первой инстанции, оставленным в силе постановлением кассационной инстанции, заявление удовлетворено, постановление таможенного органа признано незаконным.

В соответствии ч. 1 ст. 16.2 , ст. 26.1 КоАП РФ в предмет доказывания по настоящему делу входит, в том числе установление лица, которое должно было продекларировать товар в силу закона, и его вина в совершении административного правонарушения.

Статьей 169 ТК РФ предусмотрено, что форма и порядок декларирования, а также перечень сведений, необходимых для таможенных целей, определяются государственным таможенным комитетом РФ.

Согласно п. 16.2 Положения о применении таможенного режима транзита в отношении товаров, перемещаемых через таможенную территорию РФ, утвержденного приказом ГТК РФ от 04.01.2002 N 1, транзитную декларацию составляет, подписывает и подает таможенному органу отправления декларант.

В соответствии с п. 10 ст. 18 ТК РФ декларант-лицо, перемещающее товары, и таможенный брокер (посредник), декларирующие, представляющие и предъявляющие товары от собственного имени. Согласно п. 9 ст. 18 ТК РФ лица, перемещающие товары-лица, являющиеся собственниками товаров, их покупателями, владельцы либо выступающие в ином качестве, достаточном в соответствии с законодательством РФ для совершения с товарами действий, предусмотренных Таможенным кодексом , от собственного имени.

Действующим законодательством (приказы ГТК РФ от 07.12.2002 N 1162, от 23.07.2001 N 2930), предусмотрено, что железная дорога при перевозке транзитных товаров выступает в таком качестве, которое достаточно для совершения с товарами действий, предусмотренных ТК РФ, от собственного имени, следовательно, железная дорога может быть декларантом наряду с другими лицами.

Однако поскольку арбитражным судом было установлено отсутствие вины в действиях железной дороги, она неправомерно была привлечена к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

18. Помещение транспортного средства в ремонтную зону в связи с технической неполадкой не является обстоятельством, влекущим освобождение перевозчика от административной ответственности по ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ за недоставление транспортного средства, находящегося под таможенным контролем, в определенное таможенным органом место, если он в нарушение требований ст. 141 ТК РФ незамедлительно не сообщил об этих обстоятельствах в ближайший таможенный орган.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления таможни о привлечении к административной ответственности по ст. 16.9 КоАП РФ за недоставление в определенное таможенным органом место транспортного средства, находящегося под таможенным контролем.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным в силе постановлением суда кассационной инстанции, в удовлетворении заявления отказано, исходя из следующего.

Часть 1 статьи 16.9 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за недоставление в определенное таможенным органом место находящихся под таможенным контролем товаров и (или) транспортных средств.

В соответствии со ст. ст. 35 , 36 , 139 , ч. 1 ст. 140 ТК РФ перевозчик обязан доставить товары, транспортные средства в место доставки, определенное таможенным органом, и находиться в этом месте после прибытия.

Судом установлено, что транспортное средство общества, находящееся под таможенным контролем, в место таможенного контроля доставлено не было в связи с направлением его перевозчиком в ремонтную зону из-за технических неполадок.

При этом судебные инстанции указали, что помещение транспортного средства в ремонтную зону из-за его технической неполадки не является обстоятельством, влекущим освобождение заявителя от ответственности, так как он незамедлительно не сообщил об этих обстоятельствах в ближайший таможенный орган, чем нарушил правила ст. 141 ТК РФ, надлежащее исполнение которых давало бы основание для освобождения заявителя от административной ответственности за недоставление транспортного средства.

Таким образом, постановление таможенного органа о привлечении общества к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.9 КоАП РФ является законным.

19. Нарушение перевозчиком срока доставки товара, находящегося под таможенным контролем, произошедшее по независящим от него причинам, свидетельствует об отсутствии его вины в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 16.10 КоАП РФ.

Железная дорога-1 обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления таможни о привлечении к административной ответственности по ст. 16.10 КоАП РФ за нарушение срока доставки товара, находящегося под таможенным контролем.

Удовлетворяя заявление, арбитражный суд первой инстанции сделал вывод об отсутствии вины заявителя во вменяемом ему правонарушении.

Для привлечения лица к административной ответственности по ст. 16.10 КоАП РФ в силу ст. ст. 2.1 , 26.1 , 26.2 КоАП РФ таможенный орган должен доказать вину перевозчика в нарушении им срока доставки товара, находящегося под таможенным контролем.

Арбитражным судом было установлено, что нарушение срока доставки товара произошло вследствие того, что по независящим от заявителя причинам работники станции железной дороги — 2 допустили ошибку в оформлении новой железнодорожной накладной, чем был изменен маршрут доставки товара, следовавшего под таможенным контролем (вместо одной станции была указана другая станция железной дороги).

В целях выяснения ситуации железная дорога — 1 неоднократно направляла телеграммы на станцию железной дороги — 2, на которые длительно не давались ответы. После получения ответа железная дорога — 1 составила акт общей формы о задержке вагона и нарушении срока доставки.

Поскольку данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии вины железной дороги — 1 во вменяемом ей правонарушении, предусмотренном ст. 16.10 КоАП РФ, вывод арбитражного суда первой инстанции о незаконности оспариваемого постановления таможенного органа является правильным.

20. Виновность в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 16.17 КоАП РФ отсутствует, если незачисление валютной выручки от экспорта товара произошло вследствие ее неоплаты иностранным покупателем и российским экспортером предпринимались все возможные меры для возврата валютной выручки.

Таможенный орган вынес постановление о привлечении акционерного общества к административной ответственности по ст. 16.17 КоАП РФ за незачисление валютной выручки на счет в уполномоченном банке.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании этого постановления незаконным.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным в силе постановлением суда кассационной инстанции, заявление удовлетворено исходя из следующего.

Согласно ст. 1 п. 9 и ст. 5 Закона РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» иностранная валюта, получаемая предприятием, подлежит обязательному зачислению на их счета в уполномоченных банках. Срок зачисления на валютный счет не может превышать 90 дней с даты фактического вывоза товара с территории РФ.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо ст.1 п.9 указанного Закона имеется в виду пп. 9 п. 1 ст. 1 данного Закона

Указом Президента РФ N 1209 от 18.08.96 «О государственном регулировании внешнеторговых бартерных сделок» порядок такого зачисления отнесен к требованиям таможенного режима. В соответствии со ст. 98 ТК РФ неисполнение требований таможенного режима экспорта о зачислении на счета в уполномоченных банках выручки от экспорта товаров является административным правонарушением, ответственность за которое предусмотрена ст. 16.17 КоАП РФ.

Однако из материалов дела следует, что незачисление валютной выручки от экспорта товара произошло вследствие неоплаты ее иностранным покупателем, а заявитель после неоднократных обращений к инофирме с требованием оплатить товар подал соответствующее заявление в Международный коммерческий суд при ТТП до истечения срока зачисления валютной выручки.

Поскольку акционерное общество предприняло все возможные меры для возврата валютной выручки его вина в совершении правонарушения предусмотренного ст. 16.17 КоАП РФ отсутствует.

21. Незачисление на счета в уполномоченных банках в качестве выручки по внешнеэкономическому контракту налога на добавленную стоимость, уплаченного покупателем по этому контракту в качестве обязательного платежа, не является административным правонарушением, предусмотренным ч. 1 ст. 16.17 КоАП РФ.

Акционерное общество обратилось в Арбитражный суд с заявлением к таможенному органу о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 16.17 КоАП РФ за неисполнение требований таможенного режима экспорта о зачислении на счета в уполномоченных банках валютной выручки от экспорта товаров.

Удовлетворяя заявленные требования, арбитражный суд исходил из отсутствия в действиях акционерного общества признаков указанного правонарушения.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод суда правильным исходя из следующего.

Согласно ч. 1 статьи 16.17 КоАП РФ неисполнение требований таможенного режима экспорта о зачислении на счета в уполномоченных банках валютной выручки от экспорта товаров влечет наложение административного штрафа.

При этом в содержание выручки от продажи (в т.ч. экспорта) товаров в силу смысла этого понятия, определяемого абзацем 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ, пунктом 1.2. совместной Инструкции от 13.10.1999 Банка России N 86-И и ГТК России N 01-23/26541 «О порядке осуществления валютного контроля за поступлением в Российскую Федерацию выручки от экспорта товаров» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 18.11.1999 N 1981), пунктами 2 и 12 Положения по бухгалтерскому учету «Доходы организации» ПБУ 9/99 (утв. приказом Минфина РФ от 6.05.1999 N 32н, с изменениями от 30.12.1999, 30.03.2001) включаются доходы организации в виде увеличения экономических выгод в результате поступления от других юридических и физических лиц активов (денежных средств, иного имущества) и (или) погашения обязательств, приводящие к увеличению капитала этой организации.

В соответствии со ст. 8 НК РФ, ст. 18 и ч. 2 ст. 98 ТК РФ и п. 3 вышеуказанного Положения по бухучету «Доходы организации» ПБУ 9/99 не являются доходом, т.е. не включаются в понятие выручки от экспорта товаров налог на добавленную стоимость и иные аналогичные обязательные платежи.

Таким образом, незачисление на счета в уполномоченных банках в качестве выручки по внешнеэкономическому контракту налога на добавленную стоимость, уплаченного покупателем по этому контракту в качестве обязательного платежа, не является административным правонарушением, предусмотренным статьей 16.17 КоАП РФ.

Поскольку судом установлено, что акционерное общество исполнило требования таможенного режима экспорта о зачислении на счета в уполномоченных банках валютной выручки от экспорта товаров, но не зачислило при этом суммы НДС по внешнеторговому контракту, привлечение заявителя к административной ответственности по п. 1 ст. 16.17 КоАП РФ является неправомерным.

Обзор документа

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ: