327 ук рф диспозиция

Комментарий к статье 327 УК РФ

1. Комментируемая статья в значительной мере воспроизводит содержание ст. 196 УК РСФСР. Общественная опасность деяния состоит в том, что оно нарушает установленный порядок обращения с официальными документами, штампами, бланками, печатями, а также права граждан.
Предметом преступления в ч. 1 комментируемой статьи являются официальные документы, в том числе и удостоверения, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, государственные награды РФ, РСФСР, СССР (см. коммент. к ст. 324), штампы, печати (см. коммент. к ст. 325), бланки (лист бумаги с оттиском штампа или частично напечатанным типографским текстом, подлежащий последующему заполнению). Рассматриваемый состав преступления отсутствует, если подделан, изготовлен, сбыт документ, который не предоставляет никаких прав и не освобождает от обязанностей, а равно документ, исходящий от частного лица, даже если он и заверен нотариусом, должностным лицом.
2. Объективную сторону преступления образуют: подделка официального документа (изготовление фальшивого документа любым способом и в любом объеме); сбыт поддельных официальных документов, государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков (любая форма передачи этих предметов другим лицам); изготовление государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков (создание их целиком со всеми реквизитами либо внесение в подлинные штампы, печати, бланки изменений, искажающих их суть). Преступление считается оконченным с момента выполнения хотя бы одного из действий, образующих объективную сторону.
Подделка рецепта или иного документа, дающего право на получение наркотического средства или психотропного вещества, полностью охватывается диспозицией ст. 233 УК и дополнительной квалификации по комментируемой статье не требует (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 27.05.98 N 9).
3. Субъективная сторона выражается в прямом умысле. Лицо осознает общественную опасность совершаемых им действий в отношении конкретных предметов и желает их осуществить. Подделка официального документа и изготовление поддельных государственных наград, штампов, печатей и бланков осуществляются в целях их использования как самим подделывателем, так и иным лицом.
4. Субъект преступления — частное вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Обычно это лицо, подделавшее документ. Подделку официальных документов должностным лицом при наличии всех необходимых признаков следует квалифицировать по ст. 292 УК.
5. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает ответственность за те же действия, совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (см. коммент. к ст. 63).
6. В ч. 3 комментируемой статьи содержится самостоятельный состав преступления. Его предметом является заведомо подложный документ (а не штампы, печати, бланки) — как официальный, так и личный . Использование означает предъявление подложного документа (показ) либо представление его (на предприятие, должностным лицам) в качестве подлинного. Если вместо своего удостоверения лицо предъявляет документ своего сослуживца, данный состав отсутствует. Использование подложного документа может быть одноразовым, а может быть и длящимся преступлением. Это обстоятельство следует учитывать при исчислении сроков давности уголовного преследования.
———————————
БВС РФ. 1997. N 8. С. 13.

С субъективной стороны преступление совершается с прямым умыслом. Лицо осознает общественную опасность использования заведомо подложного документа, осознает, что использует заведомо подложный документ и это позволит ему приобрести какие-либо права или освободиться от каких-то обязанностей, и желает этого.
Субъектом преступления является лицо, которое не подделывает, а лишь использует заведомо подложный документ. Использование заведомо подложного документа самим подделывателем охватывается ч. 1 комментируемой статьи и дополнительной квалификации по ч. 3 этой статьи не требует.

Квалификация преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ, по признакам субъективной стороны (Лукьянова А.А.)

Дата размещения статьи: 21.06.2015

Конструируя ст. 327 УК РФ, законодатель в каждой из ее частей предусмотрел указание на специальные признаки субъективной стороны. Прежде всего подобным решением внимание акцентируется на том, что рассматриваемое преступление характеризуется исключительно умышленной формой вины.
Говоря о наличии специальной цели при совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ, вводя специальную цель в качестве квалифицирующего признака в ч. 2 ст. 327 УК РФ, закрепляя указание на заведомость действий виновного в ч. 3 ст. 327 УК РФ, законодатель подчеркивает умышленный характер действий виновного. При этом очевидно, что характерные свойства данных признаков субъективной стороны свидетельствуют о необходимости установления исключительно прямого умысла лица, совершившего преступление. Да и собственно содержание объективной стороны подлога документов показывает, что совершение этого преступления с косвенным умыслом или же вовсе по неосторожности невозможно.
Б.И. Пинхасов отмечает, что само по себе внесение ложных сведений в документ, когда лицо не убеждено в достоверности вносимых сведений либо допускает их вследствие ошибки, может иметь место, однако данное деяние не является преступным и не может влечь за собой уголовную ответственность . Так, Президиум Нижегородского областного суда признал в действиях Г. отсутствие состава преступления в связи с тем, что помимо прочего действия Г. по изменению содержания документа (страхового полиса) не обладали умышленным характером ввиду того, что тот не был ознакомлен с необходимой процедурой внесения в страховой полис сведений о допущенных к управлению транспортным средством лицах .
———————————
Пинхасов Б.И. Защита документов по советскому праву. Ташкент, 1976. С. 30.
Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 8 августа 2012 г. // URL: http://sudact.ru/regular/doc/MRSH01bmxDgK (дата обращения: 02.09.2014).

В качестве одного из признаков, отличающего преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 327 УК РФ, от других разновидностей подлога документов, предусмотренных УК РФ, выступает предмет преступления — официальный документ, предоставляющий права или освобождающий от обязанностей. Следовательно, умыслом виновного должно охватываться то обстоятельство, что подделке подлежит исключительно данная разновидность документа.
В советский период развития доктрины о подлоге документов бесспорным признавался подход, заключающийся в возможности издания официального документа только государственными или общественными организациями. Так, В.С. Постников придерживался мнения, что субъект преступления должен полностью осознавать тот факт, что официальный документ исходит именно от данных источников . Однако необходимо отметить, что на современном этапе развития официального документооборота данный подход является чрезмерно узким, и многие ученые придерживаются мнения о необходимости расширения круга субъектов, издающих официальные документы . Более того, в соответствии с новым пониманием официального документа, нашедшим отражение в п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» , отнесение того или иного документа к числу официальных зависит исключительно от непосредственного содержания (т.е. способности документа удостоверять факты, влекущие юридические последствия) документа, а не от характера субъекта, его издающего.
———————————
Постников В.С. Уголовная ответственность за подделку, изготовление, сбыт и использование подложных документов, штампов, печатей, бланков: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1990. С. 136.
См., напр.: Бриллиантов А. Критерии официального документа // Уголовное право. 2010. N 5. С. 4 — 7.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // Российская газета. 2013. N 154.

Как отмечает Б.И. Пинхасов, субъект преступления должен осознавать, во-первых, сам факт того, что подделка документов повлечет изменение его правового статуса (либо правового статуса других лиц), и, во-вторых, умыслом виновного должно охватываться осознание того объема прав, который он или другие лица смогут приобрести с помощью поддельного документа, а также того объема обязанностей, от которого они смогут освободиться . Уголовно-правовой оценке подлежат исключительно те права и обязанности, которые охватывались умыслом виновного, в то время как возможное приобретение права или освобождение от какой-либо обязанности в будущем находятся за рамками состава и не могут учитываться при характеристике общественной опасности содеянного .
———————————
Пинхасов Б.И. Указ. соч. С. 62.
Там же.

Неоднозначным является вопрос о том, подлежит ли уголовной ответственности по ст. 327 УК РФ лицо, подделывающее документ в целях его использования для реализации своего правомерного, по его собственному убеждению, права. Наиболее распространенной является та точка зрения, что использование противоправных средств (т.е. поддельных документов) для реализации пусть и правомерного права является общественно опасным ввиду причинения вреда нормальной деятельности государственного аппарата . То же правило применяется и к ситуации, когда лицо убеждено в принадлежности ему какого-либо права вследствие заблуждения или неправильного истолкования имеющих значение обстоятельств.
———————————
Пинхасов Б. Уголовная ответственность за подделку удостоверений и иных документов // Советская юстиция. 1973. N 9. С. 26.

Умысел виновного может ограничиваться желанием использовать документ для приобретения права или освобождения от обязанности, поэтому осознание субъектом причинения вреда официальному документообороту и, следовательно, порядку управления не входит в содержание волевого элемента прямого умысла .
———————————
Букалерова Л.А. Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота / Под ред. В.С. Комиссарова, Н.И. Пикурова. М., 2006. С. 248 — 249.

Отмечая важность мотива в формировании цели совершения преступления, некоторые ученые настаивают на необходимости обязательного установления (помимо собственно цели) мотива совершения рассматриваемого преступления. Так, В.С. Постников акцентирует внимание на важности исследования тех мотивов, которые легли в основу формирования преступной цели использования поддельного документа. К ним автор относит, в частности, корыстные мотивы; мотивы, связанные с изменением служебного или общественного положения; направленные на совершение иного правонарушения и т.п. .
———————————
Постников В.С. Указ. соч. С. 137 — 138.

Некоторые авторы мотивы, положенные в основу возникновения цели преступления, ошибочно отождествляют непосредственно с целью, которая рассматривается законодателем в качестве конститутивного признака анализируемого нами состава преступления. Так, А.В. Кузнецов отмечает, что в качестве «цели подлога» могут выступать, в частности, желание освободиться от налога, получение или сохранение права на занятие определенной должности . Не отрицая значения мотива в качестве своеобразного фундамента, необходимого для зарождения и последующего формирования цели, отметим, что ввиду отсутствия непосредственного легального закрепления мотива в качестве обязательного признака, его установление является обязательным только исходя из требований уголовно-процессуального закона (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), для квалификации же по ст. 327 УК РФ он безразличен.
———————————
Кузнецов А.В. Ответственность за подлог документов по уголовному праву. М., 1959. С. 56.

Необходимость установления исключительно умышленного характера действий лица, осуществляющего подделку документов, является следствием подхода, в соответствии с которым подлог документов представляет собой преступление, совершаемое посредством обмана. Следовательно, как отмечает А.В. Кузнецов, виновный, совершая обман, пытается (и это полностью охватывается его сознанием) ввести в заблуждение кого-либо относительно определенных, имеющих юридическое значение фактов или событий . Точка зрения о том, что подлог документов представляет собой одну из разновидностей преступного обмана, поддерживается абсолютным большинством ученых, в то или иное время занимавшихся данной проблемой.
———————————
Кузнецов А.В. Указ. соч. С. 11 — 12.

В то же время необходимо согласиться с Ю.В. Щиголевым, подчеркивающим, что нельзя считать свершившимся обманом исключительно внесение изменений в документ либо создание полностью ложного документа. Действительным уголовно наказуемым обманом следует считать не собственно подлог, а непосредственно использование поддельного документа, введение его в обращение . Именно в связи с признанием данного обстоятельства в уголовно-правовой литературе возникло разделение подлога на подлог в узком смысле, включающий в себя исключительно создание нового документа или же внесение изменений в существующий, и подлог в широком смысле, чье понятие охватывает не только собственно подделку, но и последующее использование документа. Г.Н. Борзенков подчеркивал, что «непосредственным способом достижения преступной цели является последующее использование подложного документа» .
———————————
Щиголев Ю. Понятие и основные элементы подлога документов // Правоведение. 1998. N 1. С. 118.
Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М., 1971. С. 163.

Таким образом, цель использования документа является неотъемлемым свойством подлога документов, так как квалификация преступления определяется постановкой цели, а не ее реализацией . Более того, именно наличие специальной цели и предопределяет возможность совершения рассматриваемого преступления исключительно с прямым умыслом, так как виновный не только предвидит общественно опасный характер последствий своих действий, но и желает их наступления .
———————————
Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М., 2001. С. 71.
Кузнецов А.В. Указ. соч. С. 15.

Данного подхода придерживается и судебная практика. Так, Президиум Верховного Суда РФ, признав отсутствие в действиях Д. состава преступления, подчеркнул, что само по себе выполнение в документе подписи от имени другого лица без последующего использования подделанного документа для получения прав или освобождения от обязанностей не может влечь за собой уголовную ответственность .
———————————
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24 сентября 2008 г. N 213-П08. Здесь и далее, если не указаны данные об опубликовании документа в Интернете, ссылка сделана на решения высшего судебного органа, размещенные в СПС «КонсультантПлюс».

Если лицо подделало документ не с целью его использования, а, к примеру, в целях продемонстрировать свое мастерство по видоизменению документа либо ради шутки, то уголовной ответственности данное лицо не подлежит. Еще А.А. Жижиленко отмечал, что «. лишь при наличности цели деятельности может быть речь о подлоге», и данная цель заключается как раз в «намерении употребить подделываемый или переделываемый документ под видом настоящего» . Таким образом, в рассматриваемом нами составе преступления указание на цель позволяет отграничить преступное поведение от непреступного. Московский областной суд в кассационном определении по делу К. обоснованно указал, что наличие цели дальнейшего использования подделываемого официального документа является обязательным признаком преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ .
———————————
Жижиленко А.А. Подлог документов. Историко-догматическое исследование. СПб., 1900. С. 16.
Кассационное определение Московского областного суда от 1 ноября 2012 г. N 22-7851.

При этом необходимо иметь в виду, что последующее использование подделанного документа находится за рамками состава. Для квалификации по ч. 1 ст. 327 УК РФ необходимо установить лишь наличие цели использования документа как конститутивного признака субъективной стороны подлога документов.
Для квалификации не имеет значения, преследовало лицо цель использовать документ самостоятельно или же предполагалось, что документ будет использоваться другим лицом — УК РФ не содержит указания на данное обстоятельство, однако оно было специально закреплено в ст. 196 УК РСФСР 1960 г. Данного подхода придерживается и судебная практика: так, в одном из решений суд квалифицировал по ч. 1 ст. 327 УК РФ действия лица, совершившего подделку листка временной нетрудоспособности в целях его использования другим лицом для освобождения последнего от работы .
———————————
Приговор Бабаюртовского районного суда от 11 сентября 2012 г. URL: http://sudact.ru/regular/doc/C7ipJgJQ98bZ (дата обращения: 04.09.2014).

Следует отметить, что термином «использование» соответствующие действия обозначены в диспозиции ст. 327 УК РФ в нескольких случаях. В ч. ч. 1 и 2 ст. 327 УК РФ он выступает в качестве необходимого признака субъективной стороны, являясь обязательной целью преступления, в части же третьей статьи закреплен самостоятельный состав преступления — использование заведомо подложного документа. В связи с этим А.В. Кузнецов рассматривает собственно подделку как начало осуществления преступного замысла, а его продолжением является именно использование заведомо ложного документа . По мнению большинства авторов, квалификации по данной норме подлежат действия не самого лица, подделавшего документ, а лица, не имеющего отношения к подделке, но использующего подложный документ для получения какого-либо права или освобождения от обязанности.
———————————
Кузнецов А.В. Некоторые спорные вопросы квалификации преступлений, связанных с подлогом документов // Ученые записки ВИЮН. М., 1958. Вып. 7. С. 219.

Вместе с тем действия лица, подделавшего документ с целью его дальнейшего использования и впоследствии его использовавшего, полностью охватываются ч. 1 ст. 327 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ — такова позиция высшего судебного органа .
———————————
См.: Надзорное определение Верховного Суда РФ от 25 мая 2006 г. N 46-Д06-16; Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 13 июня 2007 г. N 655п06; Надзорное определение Верховного Суда РФ от 26 августа 2008 г. N 5-Д08-45.

В соответствии со сложившимся в уголовно-правовой науке подходом использование подложного документа представляет собой его предъявление или предоставление в организации или учреждение, или соответствующему физическому лицу, уполномоченному государством . В то же время в уголовно-правовой литературе можно встретить и достаточно радикальную позицию, в соответствии с которой утверждается, что уголовной ответственности подлежат не только лица, непосредственно вводящие документ в обращение, но и лица, лишь ознакомившиеся с содержанием такого документа и уяснившие для себя факт его подложности . Однако авторы, не разделяющую данную точку зрения, справедливо замечают, что ознакомление с содержанием документа является лишь обнаружением самого факта подлога, которое не может влечь за собой уголовную ответственность .
———————————
Щербаков А.В. Преступления против порядка управления: Научно-практический комментарий к главе 32 УК РФ. М., 2011. С. 132.
См.: Сергеева Т.Л. Борьба с подлогами документов по советскому уголовному праву. М., 1949. С. 113.
Кузнецов А.В. Указ. соч. С. 214 — 215.

В основном судебная практика придерживается устоявшегося в науке понимания использования подложного документа. Так, Верховный Суд РФ в одном из кассационных определений отметил, что использование поддельного документа означает его представление лицом в соответствующее учреждение (должностному или иному лицу) в качестве подлинного с целью получения прав или освобождения от обязанностей .
———————————
Кассационное определение Верховного Суда РФ от 15 ноября 2012 г. N 48-О12-100. Правда, в том же решении Верховный Суд РФ чрезмерно, на наш взгляд, сузил данное понятие, ограничившись лишь указанием на представление документа, в то время как предъявление документа также является его использованием.

Часть 2 ст. 327 УК РФ предусматривает квалифицированный состав рассматриваемого преступления, а именно его совершение с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение. В ранее действовавшем уголовном законе данный квалифицирующий признак состава подделки официального документа отсутствовал, впервые он был включен в ст. 327 УК РФ в 2003 г. Общественно опасный характер этих двух выступающих в качестве квалифицирующего признака альтернативных целей — цели скрыть другое преступление или облегчить его совершение — состоит в том, что являющаяся самостоятельным преступлением подделка документов выступает не в качестве итоговой цели преступной деятельности, а выступает лишь в качестве средства для достижения итоговой цели, реализация которой лежит за пределами состава рассматриваемого преступления .
———————————
Гейн А.К. Цель как криминообразующий признак: Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010. С. 103.

Следует отметить, что в УК 1996 г. цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение предусмотрена в качестве квалифицирующего признака лишь в двух случаях — в п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (квалифицированный состав убийства) и ч. 2 ст. 327 УК РФ. Подобное решение законодателя связано с тем, что подделка и последующее использование подложного документа являются одним из наиболее распространенных преступных деяний при совершении ряда преступлений против собственности, таких как мошенничество, присвоение или растрата. Подделка документа зачастую сопутствует и совершению других преступлений: к их числу П.Ю. Летников относит, в частности, и ряд преступлений в сфере экономической деятельности, таких как незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ), незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ) . Таким образом, путем введения данного квалифицирующего признака в диспозицию ч. 2 ст. 327 УК РФ подчеркивается сложный характер подлога документов, который, выступая в одних случаях в качестве самостоятельного преступления, в других — является способом достижения другой, нередко более общественно опасной преступной цели.
———————————
Летников П.Ю. Уголовная ответственность за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков: Дис. . канд. юрид. наук. Красноярск, 2009. С. 142 — 143.

Вероятно, обстоятельством, способствовавшим закреплению данного признака непосредственно в нормах УК РФ, послужили споры, которые велись в теории относительно того, каким образом необходимо квалифицировать совершение преступлений, связанных с подлогом документов. Большинство авторов настаивало на необходимости квалификации по совокупности преступлений, и лишь отдельные ученые придерживались противоположной позиции. Так, согласно точке зрения Т.Л. Сергеевой, в связи с тем, что в большинстве случаев подделка документов сопутствует более тяжким, чем сам подлог документов, преступлениям, решающую роль при квалификации должен играть тот объект уголовно-правовой охраны, посягательство на который является более общественно опасным, и, соответственно, квалификация по совокупности преступлений не может иметь места .
———————————
Сергеева Т.Л. Указ. соч. С. 123.

Однако данные выводы сложно признать убедительными, что подтверждается их критикой во многих уголовно-правовых работах, посвященных подлогу документов и его соотношению с совершением других преступлений . Четкую позицию по данному вопросу занял и Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 Постановления высшего судебного органа разделяют не от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», указав, что мошенничество, совершенное лицом с использованием подделанного им самим официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется по правилам совокупности преступлений . В данном пункте Верховный Суд РФ отметил, что квалификация по совокупности со ст. 159 УК РФ возможна только в отношении ч. 1 ст. 327 УК РФ, предусматривающей ответственность за подделку документа, в то время как использование виновным подделанного им самим документа Пленум Верховного Суда РФ не рассматривает в качестве самостоятельного преступления, считая использование документа способом хищения чужого имущества. Правда, данный подход высшего судебного органа разделяют не все ученые. Так, по мнению Н.А. Лопашенко, использование подделанного документа не является необходимым элементом объективной стороны мошенничества, вследствие чего дополнительная квалификация по ч. 3 ст. 327 УК РФ является обязательной . Тем не менее суды придерживаются позиции, отраженной в названном документе Пленума Верховного Суда РФ. Так, Московский городской суд подчеркнул, что при осуждении за мошенничество с использованием подложного документа дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ не требуется, поскольку использование подложного документа является способом хищения и охватывается составом мошенничества .
———————————
См., напр.: Тихенко С.И. Борьба с хищениями социалистической собственности, связанными с подлогом документов. Киев, 1959. С. 157.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Российская газета. 2008. N 4.
Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография // СПС «КонсультантПлюс».
Постановление Президиума Московского городского суда от 17 апреля 2009 г. N 44у-121/09.

Пристатейный библиографический список

1. Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество (вопросы квалификации). М., 1971.
2. Бриллиантов А. Критерии официального документа // Уголовное право. 2010. N 5.
3. Букалерова Л.А. Уголовно-правовая охрана официального информационного оборота / Под ред. В.С. Комиссарова, Н.И. Пикурова. М., 2006.
4. Гейн А.К. Цель как криминообразующий признак: Дис. . канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010.
5. Жижиленко А.А. Подлог документов. Историко-догматическое исследование. СПб., 1900.
6. Кузнецов А.В. Некоторые спорные вопросы квалификации преступлений, связанных с подлогом документов // Ученые записки ВИЮН. М., 1958. Вып. 7.
7. Кузнецов А.В. Ответственность за подлог документов по уголовному праву. М., 1959.
8. Летников П.Ю. Уголовная ответственность за подделку, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков: Дис. . канд. юрид. наук. Красноярск, 2009.
9. Лопашенко Н.А. Посягательства на собственность: Монография // СПС «КонсультантПлюс».
10. Пинхасов Б. Уголовная ответственность за подделку удостоверений и иных документов // Советская юстиция. 1973. N 9.
11. Пинхасов Б.И. Защита документов по советскому праву. Ташкент, 1976.
12. Постников В.С. Уголовная ответственность за подделку, изготовление, сбыт и использование подложных документов, штампов, печатей, бланков: Дис. . канд. юрид. наук. М., 1990.
13. Рарог А.И. Субъективная сторона и квалификация преступлений. М., 2001.
14. Сергеева Т.Л. Борьба с подлогами документов по советскому уголовному праву. М., 1949.
15. Тихенко С.И. Борьба с хищениями социалистической собственности, связанными с подлогом документов. Киев, 1959.
16. Щербаков А.В. Преступления против порядка управления: Научно-практический комментарий к главе 32 УК РФ. М., 2011.
17. Щиголев Ю. Понятие и основные элементы подлога документов // Правоведение. 1998. N 1.

АДВОКАТ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ. ПОДДЕЛКА ДОКУМЕНТОВ — ст 327 УК РФ

Простой состав подделки документов является преступлением небольшой тяжести, предусмотренный ст 327 УК РФ и выделен совместно с другими статьями о преступлениях против порядка управления в отдельную главу УК РФ.
Диспозиция ст 327 УК РФ предусматривает подделку удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а также изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков.
Одним из видов доказательства наличия – отсутствия умысла на подделку документов, сбыт поддельных документов являются показания лица, в отношении которого проводится доследственная проверка, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.
Своевременное обращение к независимому адвокату по делам о подделке документов, сбыте поддельных документов позволит оценить обстоятельства произошедшего события, выработать позицию и тактику защиты на стадии доследственной проверки, предварительного следствия, в суде, установить круг предполагаемых свидетелей, очевидцев события, с их согласия сможет опросить их, установить истинную картину произошедшего, ходатайствовать о проведении необходимых экспертиз и т.д., исключить возможность оказывания на подозреваемого морально-психологического давления со стороны правоохранительных органов с целью получения «угодных» им показаний и, таким образом, создать условия, при которых отпадут основания для привлечения лица к уголовной ответственности.
Простым составом ст 327 УК РФ является:
• Подделка удостоверения или иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, в целях его использования либо сбыт такого документа, а также изготовление в тех же целях или сбыт поддельных государственных наград РФ, РСФСР, СССР, штампов, печатей, бланков – ч 1 ст 327 УК РФ , относится к преступлениям небольшой тяжести и размер наказания предусмотрен до 2-х лет лишения свободы.
Квалифицированными составами ст 327 УК РФ являются:
• Подделка документов, сбыт поддельных документов: совершенные с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение – ч 2 ст 327 УК РФ , относится к преступлениям средней тяжести и размер наказания предусмотрен до 4-х лет лишения свободы.
• Использование заведомо подложного документа – ч 3 ст 327 УК РФ , относится к преступлениям небольшой тяжести и размер наказания предусмотрен в виде ареста до 6-ти месяцев.
Уголовный адвокат Кустовский Алексей Евгеньевич предоставит квалифицированную защиту виновному по делам о подделке документов, сбыте поддельных документов на различных стадиях уголовного производства: на стадии доследственной проверки, предварительного следствия, в суде, на стадии обжалования приговора, выработает правильную и грамотную позицию по делу, обеспечит весь комплекс прав и законных интересов подозреваемого, что в дальнейшем может повлиять для подозреваемого как на размер наказания, так и на квалификацию вменяемого преступления, а иногда и на факт привлечения к уголовной ответственности .

Получить юридическую консультацию Вы можете в адвокатском офисе, записавшись предварительно по тел.: +7 (962) 980 — 69 — 45

В рамках оказания защиты виновному по уголовному делу адвокат осуществляет следующий спектр услуг:
• устная и/или письменная консультация
• комплексное изучение обстоятельств и материалов дела
• проведение анализа сложившейся ситуации
• оценка перспективы дела на стадии предварительного следствия и на стадии судебного следствия
• посещение подзащитного в ИВС, СИЗО
• обсуждение и согласование с доверителем позиции по делу
• защита интересов доверителя на стадии предварительного следствия и в суде
• обжалование постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, иных постановлений
• обжалование приговора суда в апелляционной, кассационной, надзорной инстанции
• защита интересов доверителя в суде апелляционной, кассационной, надзорной инстанции
• защита интересов доверителя в Верховном Суде РФ
• защита в суде при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении

Записаться на консультацию по уголовным делам о подделке документов, сбыте поддельных документов можно по телефону: +7 (962) 980 — 69 — 45

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РФ

Гончаров Денис Юрьевич

Следователь следственного отдела при Центральном ОВД г. Набережные Челны.
Родился 27 ноября 1977 г. в Набережных Челнах. В 2000 г. закончил Уральский юридический институт (УрЮИ) МВД России в г. Екатеринбурге. Соискатель на кафедре уголовного права в адъюнктуре УрЮИ МВД России.
Имеет ряд публикаций, в том числе: статья «О банковской и коммерческой тайне» (Законность. 2000. Январь).

Установление в уголовном законодательстве России ответственности за преступные деяния, предметом которых являются официальные документы, выявило ряд проблем, касающихся правильной квалификации содеянного. Несмотря на наличие в Федеральном законе от 29 декабря 1994 г. N 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» определения термина «документ», в судебно — следственной практике допускаются ошибки, возникающие вследствие неверного понимания природы того или иного документа, отнесения его к категории официальных.

Документы — блоки письменных актов, являющихся источниками различных сведений, принято подразделять на неофициальные и официальные. Именно за подделку в целях использования или сбыт последних предусмотрена ответственность в российском уголовном законодательстве. Однако в ст. 327 УК РФ конкретно не указано, какие именно документы необходимо считать официальными. Из диспозиции ч. 1 данной статьи достоверно вытекает, что таковыми нужно признавать любые удостоверения. Что же означает термин «иной официальный документ» по смыслу ст. 327 УК РФ, предстоит выяснить, поскольку, несмотря на наличие аналогичного термина в диспозициях ст. 324 и 325 УК РФ, точного перечня таких документов законодатель не приводит ввиду невозможности это сделать. Определение в каждом конкретном случае статуса документа необходимо для решения вопроса о том, посягает ли подделка того или иного документа на объект, охраняемый нормами, содержащимися в гл. 32 УК РФ, либо на иной объект преступления.

Итак, согласно ст. 5 указанного Закона официальный документ — это произведение печати, публикуемое от имени органов законодательной, исполнительной и судебной власти, носящее законодательный, иной нормативный, директивный или информационный характер. Судебная практика России идет по пути отнесения к официальным тех документов, которые находятся в обороте государственных (муниципальных) органов, учреждений, организаций и предприятий и отвечают определенным требованиям. Единые правила оформления официальных документов утверждены распоряжением руководителя Администрации Президента РФ от 17 декабря 1994 г. N 2385.

Толкование норм, содержащихся в ст. 325 и ч. 1 ст. 327 УК РФ, позволяет сделать вывод о том, что официальный документ будет признан таковым в случае, если его наличие предоставляет обладателю документа права или освобождает от обязанностей. Для наиболее точной квалификации содеянного важнейшей задачей представляется определение характера, вида права, приобретаемого лицом в связи с наличием у него официального документа.

Очевидно, что, изготовив документ, предоставляющий право собственности, лицо при наличии определенных обстоятельств (например, противоправное изъятие из фондов собственника имущества, причинение ущерба и др.) должно нести ответственность за хищение. Как правило, в этом случае деяние квалифицируется по ст. 159 УК РФ (мошенничество) — ведь, несмотря на присутствие подделки документов в том и другом составе, объективная сторона мошенничества охватывает изготовление подложного документа. Однако в каждом конкретном случае следует учитывать все обстоятельства дела.

Гражданка В. по поддельным паспорту и трудовой книжке устроилась на работу на должность продавца в АООТ «Кит»; для реализации получила продукты питания. Часть продуктов и выручки В. похитила, причинив ущерб на общую сумму 10309750 руб. Органами предварительного следствия действия В. квалифицировались как мошенничество. Ленинский районный суд г. Челябинска обоснованно не усмотрел в ее действиях этого состава преступления: В., подделав паспорт и трудовую книжку, имела в качестве конечной цели трудоустройство. Это должно рассматриваться как подделка. Когда она трудоустроилась, то как продавец выполняла возложенные на нее обязанности: получала вверенные ей ценности и продавала их. Затем часть вверенного ей имущества похитила, совершив растрату.

В связи с этим представляется, что кроме вида приобретаемого по документу права необходимо выяснить цель, которую преследуют лица, совершающие подделку документов. Конкуренция целей использования документов диктует необходимость определить грань между корыстной и иными целями. В тех случаях, когда документ подделывается и затем используется с корыстной целью, должна наступать ответственность за хищение, если же цель иная, то лицо должно нести ответственность по ст. 327 УК РФ. В первом случае таким документом может быть, например, кассовый чек (документ, не являющийся официальным), во втором — диплом об образовании.

Из сказанного, однако, нельзя делать однозначный вывод о возможности разделить документы таким образом, чтобы к официальным относились те, использование которых не преследует корыстной цели. Доказательство тому — пенсионные удостоверения, которые могут быть использованы как в тех, так и в других целях: в одном случае с их помощью можно необоснованно получать пенсию, а в другом — пользоваться правом бесплатного проезда в городском общественном транспорте.

Итак, официальный документ может предоставлять различные права и использоваться в различных целях. В зависимости от этих признаков проводится отграничение объектов, на которые посягают те или иные преступные деяния, направленные на изготовление поддельных документов.

Остается, однако, нерешенным вопрос о необходимости квалификации деяний, предусмотренных ст. 327 УК РФ и статьями, устанавливающими ответственность за хищения, по их совокупности. Следует полагать, что в случаях, когда наличие документа само по себе предоставляет право собственности или иное вещное право, лицо, изымающее с его помощью чужое имущество, должно нести ответственность за хищение. В том же случае, когда лицо изготавливает официальный документ, который затем используется только для облегчения доступа к имуществу (так как сам по себе он не может предоставлять имущественные права его обладателю), лицо должно нести ответственность по совокупности преступлений. Например, по совокупности ч. 1 ст. 327 и ст. 159 УК РФ необходимо квалифицировать действия лица, изготовившего поддельное удостоверение сотрудника милиции и затем с его помощью изъявшего чужое имущество якобы в ходе выемки.

Кроме того, по нашему мнению, в случае незаконного приобретения официального документа и дальнейшего его использования имеет место совокупность преступлений, предусмотренных ст. 324 и ч. 1 ст. 327 УК РФ, поскольку очевидно, что ст. 324, устанавливая ответственность за незаконное приобретение или сбыт официальных документов, предусматривает, что, незаконно приобретая документ, выполненный с соблюдением всех необходимых требований, лицо все же приобретает подложный документ. Криминалисты называют такой подлог «интеллектуальным».

В следственном отделе при Центральном ОВД г. Набережные Челны проводилось предварительное следствие по делу С., которая приобрела поддельное пенсионное удостоверение в целях использования его в городском общественном транспорте. В ходе проведения криминалистических экспертиз было установлено, что документ исполнен на бланке, идентичном тем, на которых выполнялись настоящие пенсионные удостоверения. Кроме того, угловой штамп в подделке согласно заключению экспертизы был проставлен уполномоченным на выдачу удостоверений отделом пенсионного обеспечения. То есть документ был выполнен с соблюдением тех требований, которые к нему предъявляются. Несмотря на то, что уголовное преследование в части совершения С. преступления, предусмотренного ст. 324 УК РФ, было прекращено по амнистии, а уголовное дело было направлено в суд по обвинению ее лишь в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, налицо квалификация данных деяний по совокупности преступлений, которая представляется правильной.

Зачастую теми же пенсионными удостоверениями и иными заменяющими их официальными документами в целях дальнейшего использования, как правило, тайно завладевают родственники пенсионеров, которые впоследствии, меняя фотографии на документах, фактически подделывают их. Представляется, что в таких случаях необходимо квалифицировать действия злоумышленников по совокупности ст. 325 и ч. 1 ст. 327 УК РФ.

Именно таким образом следственным отделом при Центральном ОВД г. Набережные Челны были квалифицированы действия К., похитившей у своей матери талон — вкладыш к пенсионному удостоверению, вклеившей в документ свою фотографию и использовавшей его в личных целях.

Следует отметить, что «похищение» в ст. 325 УК РФ — термин собирательный, охватывающий все формы хищения, а не только тайное — кражу.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 29.12.1994 N 77-ФЗ
«ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ЭКЗЕМПЛЯРЕ ДОКУМЕНТОВ»
(принят ГД ФС РФ 23.11.1994)

РАСПОРЯЖЕНИЕ Администрации Президента РФ от 17.12.1994 N 2385